Мартин Гал
Украинский писатель
Liberal Arts
5 мин. на чтение

АФОРИЗМ КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР: вечный смысл философских изречений

АФОРИЗМ КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР: вечный смысл философских изречений
Поделиться материалом
Юля Шибиркина. Карты дней, серия «Истина на ощупь», 2021 / Facebook, «Сіль-соль»

 

Эти короткие изречения, исполненные общепринятого и простого, но в то же время глубокого и вечного смысла, пользуются популярностью почти у всех людей, даже у тех, кто не любит читать толстые романы и многостраничные рассказы.

Эти мини-тексты способны выразить несколькими словами так много, что их хочется не просто записать и запомнить, но и выучить наизусть.

Речь сегодня пойдет об особом литературном жанре, популярном в нашу быструю и одноразовую эпоху, — об афоризме.

 

Я уложил все системы в одну фразу, и всю жизнь — в один афоризм

 

Оскар Уайльд

 

Писать об афоризме в форме афоризма — верх цинизма.

Афоризм требует точности и ясности, молниеносности и универсальности.

Он всецело воплощает энергию парадокса.

Писать афоризмами — как делать выстрелы в десятку один за другим, без права на ошибку, без надежды на промах.

Афоризм — безапелляционный речевой жест, голос мудрости из глубины веков, подарок растерянному путнику.

Делайте, говорите, провозглашайте!

История афоризма — это история виртуозности слов.

 

Афоризмы кристаллизуют несоответствия

 

Алан Перлис

 

И тот, кому пришлось закружить в танце музу афоризма, тот становится похож на афериста.

Известность приходит к каждому афоризму, иначе он не афоризм, а урна слов.

Многих соблазняет легкость такой задачи.

Писать афоризмами — удел немногих, но многие об этом не знают.

Они думают, что могут из пяти слов соорудить мост.

Выходит только вымученная гримаса на другом берегу реки.

Странная и бесполезная, как надпись на чужом надгробии.

Афоризм не бывает вялым или хилым, не бывает больным или слабым.

Афоризм — здоров как бык, он всегда в приподнятом настроении, уверен в себе и полон жизни.

Афоризм либо жив, либо он — не афоризм.

Как мы обожаем его, когда полюбим, как повторяем, когда удивились.

Иногда распространяем его, как вирус, и он не теряет силы в процессе размножения, наоборот — обретает новые смысловые черты.

Афоризмы — как мифы и легенды — носят в себе сгустки мыслительных галактик и черные дыры утраченных значений.

Чудо афоризма в красоте межбуквенных синаптических сообщений.

 

Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Афоризмы — как нейроны словарей — вытаскивают слова из различных томов и принуждают стать в одну шеренгу, и — о чудо! — теперь что-то новое рождается, новое до невероятной силы.

Слова — как кролики — то страшат меня, то пугаются собственной тени.

Я не отступлю от намеченного, не споткнусь о ваш скептицизм.

Первые слова человека — это афоризмы.

Гиппократ написал на обложке первой книги слово «Афоризм».

Его медицинская энциклопедия исчезла, а название осталось.

Кто только не упражнялся в игре на афоризме.

Словесное поле провело мировой чемпионат.

Ученые, философы, писатели и публицисты избрали свой стиль.

Им стал Его Величество Афоризм.

Он позволил сказать точно о треугольнике, безапелляционно о морали, фантастически об истине.

Авторы трактатов и поэм, диссертаций и назидательных речей упражнялись веками в искусстве афоризма.

Кое-что у них получалось, а кое-что и нет.

Ибо афоризм — не подданный слов, а их законный король.

Его армия огромна, но вызывает он на ринг отнюдь не всех.

Такова избирательность его гениальности, свойство феномена.

 

И пить торопится, и закусить спешит

 

Сигизмунд Кржижановский

 

Кржижановскому приходится туго, ибо после Паскаля и Ларошфуко, Ницше и Оскара Уайльда бросить вызов афоризму нелегко.

Если не планируешь всех удивить, не берись за афоризм.

Лучше опозорься в прозе.

Или сделай собственную бездарность малозаметной в драматургии.

Писать афоризмами — это фри соло.

Оступился однажды и сорвался вниз.

Афоризм призывает избранных, отвергает назойливых.

Чувство меры — главное в нем.

Оптимальность гармонии: ни много ни мало.

Кто обладает энергией точности, тот получает право на попытку.

Афоризм — тяжелая атлетика: если не взять вес с первого раза, то вряд ли получится со второго.

Кобра, кусающая себя за хвост, еще не знает, что обречена.

У слов есть водительские права, как на головах лошадей мартингалы.

Но чтобы понять простое, надо оседлать сложное.

Все аксиомы — это теоремы, провозглашенные с уверенностью молодой жены.

Использовать стрелу в качестве мишени — соблазн в роли поводыря слепого.

Мини-текст и макси-смысл — вот что такое афоризм.

И не надо горланить песни и торопить светофор.

Афоризм крепок и вечен, как египетская пирамида.

Он имеет плотность нейтронных звезд.

А кто-то считает его недостаточно глубоким.

Афоризму завидуют все: от рассказа до семейной саги.

Ему под силу пробежать марафон за несколько секунд.

Дать больше, имея меньше.

 

Афоризм — это роман, из которого вычеркнуто все лишнее

 

Михаил Генин

 

Мы можем его любить, а можем ненавидеть.

Афоризм равнодушен к читателю, как вершина к альпинисту.

Не соглашайтесь, противоречьте, бросайте на пол!

Конкурс литературной красоты упразднен, ибо победитель давно определен.

Афоризм — текст без фундамента, мысль без предисловий.

Сомневаться — не его прерогатива.

Афоризм принуждает и подавляет, воодушевляет и приподнимает.

Его бессмертие на кончике пера.

Как вечный ветер, дующий на паруса.

Книга Екклезиаста и Апокалипсис созданы стилем афоризма.

Афоризм — язык научных формул и философских максим.

Форма бытия пословиц и поговорок.

Афоризм — это поэзия философии и философия поэзии.

Афоризм — искусство древнее, искусство классическое.

Нынешнее племя авторов злоупотребляет любезностью афоризма.

Бросает его на амбразуру читательского недовольства.

Афоризм — это эшафот для мысли и палач для слов.

Бывает, что одно слово, окажется не в то время и не в том месте, и гильотина опускается, как занавес, на смысл.

Не жалейте просроченный афоризм, его адрес — мусорное ведро.

У афоризма срок годности — вечность.

Не сокрушайтесь и не жалуйтесь.

Кто пишет афоризмами — у тех одна группа крови, одно дыхание внутри.

 

Великие авторы афоризмов читаются так, будто все они хорошо знали друг друга

 

Элиас Канетти

 

А ведь они действительно знакомы, ибо дело мысли в том и состоит, чтобы повторять себя в каждом сознании человека.

И то, о чем сегодня говорил я, знали и вы, я только оформил известное и продуманное вами.

 

Будущее литературы — в афоризме. Его нельзя экранизировать

 

Габриэль Лауб

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: