Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель «Бриллиантовой совы» интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?»
Liberal Arts
6 мин. на чтение

АХ, ЛЮБОВЬ: Генрих II, Екатерина Медичи и три ее сына-короля

АХ, ЛЮБОВЬ: Генрих II, Екатерина Медичи и три ее сына-короля
Поделиться материалом
Арт-оформление: Olena Burdeina (FA_Photo) via Photoshop

 

Кто правил Францией почти всю вторую половину XVI века? Неполноценные сыновья Генриха II. Еле держащийся на ногах Франциск II, совершенно неспособный управлять страной. Сменивший его Карл IX, воцарившийся в десять лет и покинувший мир в двадцать четыре, бестолковый, вспыльчивый и возбудимый. И уже на закуску — Генрих III, за свою непригодную для продолжения династии ориентацию прозванный «принцем Содома». 

Кто же стоял за спиной трех незадачливых братцев? В общем, совершенно ясно, кто. Маленькая и слабая женщина едва полутора метров ростом — Екатерина Медичи, королева-мать.

Фамилия Медичи говорит о происхождении от преуспевших флорентийских купцов, даже не дворян — им ли мечтать о троне? Но ее дедом был сам римский папа, а папская внучка уже вполне ровня второму сыну Франциска I, и четырнадцатилетняя Екатерина в 1561 году отбывает к своему ровеснику-жениху. 

Чтобы прижиться на новом месте, Екатерина проявляет свое главное достоинство — чутье на необычное и новое. Принцесса невысока — но разве сапожники Италии не лучшие в Европе? Впервые за тысячу лет невеста появляется перед женихом и новой родней в обуви на каблуках! Екатерина вспоминает античные секреты или, точнее, изобретает высокий каблук заново.

Это только начало привезенных Екатериной новшеств, и одно из них становится национальной гордостью Франции — она радикально меняет французскую кулинарию. Екатерина привезла с собой четыреста поваров из Флоренции, которые и научили диких франков готовить так, чтобы перед Италией было не стыдно. А помимо этого, каждый из 34 дней свадьбы на стол подавали новую разновидность мороженого, блюда, средневековой Европе практически неизвестного.

Надо признать, что карты Екатерине судьба сдала перед браком достаточно скверные. Невысокая, полная, рыжая, с глазами навыкате — не сильно помогут даже высокие каблуки. Самой ей муж понравился, и она его, судя по всему, полюбила от всего сердца. Но вот с ответной любовью не получилось — вскоре молоденький Генрих влюбился в Диану де Пуатье, которая была старше его практически на два десятилетия. Как могла с ней конкурировать умная, но невзрачная Екатерина? Она находит еще одно нестандартное решение — становится близкой подругой могущественной фаворитки.

Свои отношения при французском дворе принцесса выстроила успешно. Муж ценит ее снисходительность к его слабостям и такт, Диана считает ее меньшим злом, свекор восторгается ее умом и тем, что она участвует даже в любимой королевской забаве — охоте.

 

Генрих II и Екатерина Медичи в окружении их семьи, вторая половина XVI века
Генрих II и Екатерина Медичи в окружении их семьи, вторая половина XVI века / wikipedia.org

 

Ради приличий женщины в те времена ездили на лошади, только свесив ноги по одну сторону седла, что было крайне неудобно. А Екатерина ввела во Франции обыкновение скакать, как тогда говорили, на манер амазонок, и, чтобы при верховой езде даже случайно не нарушались приличия, Екатерина делает еще одно сенсационное изобретение — панталоны.

Все вроде бы хорошо, но проходят годы, а наследника нет. До определенного момента наличие у Екатерины сына было не так важно для государства — все равно престол наследует не ее муж Генрих, второй сын Франциска I, а его старший брат Франсуа. Но в августе 1536 года он внезапно умирает. Муж Екатерины неожиданно становится наследным принцем, а она — будущей королевой Франции.

Теперь наследник нужен еще больше. От развода Екатерину спасает лишь неиссякаемая изобретательность — говорят, что помог медик короля Жан Фернель, который вроде бы посоветовал позы в сексе, повышающие вероятность зачатия. И вот на одиннадцатом году брака Екатерина все-таки рожает сына, решив вопрос престолонаследия. 

Это было только начало — за двенадцать лет она родила десятерых, причем семеро выжили (по тем временам неплохой показатель!), да еще и четверых мужского пола — казалось, что династии Валуа не о чем тревожиться. Кто же знал, что трое сыновей Екатерины воссядут на трон, но ни один из них не будет иметь законного сына…

Умирает Франциск I. Екатерина становится королевой, исправно рожает детей и ждет. Правда, один раз она не выдержала — на вопрос Дианы «Чем вы сейчас заняты?» ответила, что изучает историю Франции и оттуда узнала, что всегда французскими королями управляли шлюхи. Однако этот инцидент не стала раздувать ни та ни другая — дело житейское, бывает.

Попутно Екатерина радует двор и знать новыми выдумками — на одном из банкетов она удивляет короля красивой вилочкой с тремя зубцами и ручкой из слоновой кости. Вероятно, успеху вилки помогла мода — как раз появились пышные кружевные воротники, а человеку, который носит такое, вилка удобнее, чем ложка. 

Да и не только за вилку стоит благодарить Екатерину французскому сервису. Это ведь именно она сделала модными стекло из Венеции и посуду из города Фаэнца, которую через некоторое время стали называть фаянсом.

Более того, до нее на стол сразу несли все, чем богаты, — и суп, и мясо, и рыбу, и сласти: что хочешь, то и ешь. А по ее совету блюда начали подавать по очереди, и в конце — десерт, которого раньше во Франции не было. Она копила силы и ждала своего времени.

Оно наступает неожиданно — на рыцарском турнире Генрих II потребовал у капитана своей гвардии Габриэля де Монтгомери, чтобы он с ним сразился. Тот пробовал отказаться, но король настаивал. Копье капитана вонзилось королю в глаз.

Его пытались спасти такие знаменитости, как создатель анатомии Андреас Везалий и гений хирургии Амбруаз Паре, но он умер после десятидневной мучительной агонии.

Его сын Франциск II в 15 лет стал королем, не имея практически ничего, необходимого для этой должности, — ни ума, ни решительности, ни здоровья. Естественно, он кинулся в объятия мамы, умоляя ее управлять за него.

 

Франсуа Клуэ. Портрет Франциска II, короля Франции, 1558
Франсуа Клуэ. Портрет Франциска II, короля Франции, 1558 / wikipedia.org

 

Несмотря на все сложности их отношений, Екатерина горюет о супруге по-настоящему. Она облачается в траур, но вместо белого цвета, традиционно бывшего траурным у королей Франции, ее одежды были черными. Это ее новшество оказывается настолько уместным, что доживает и до нашего времени.

А королева, никогда и не отличавшаяся особой красотой, после смерти любимого мужа хоронит себя как женщину. И это при средневековом французском дворе, по сравнению с которым даже нравы, принятые в среде хиппи, могли показаться викторианскими! Похоже, что она любила его на самом деле…

Не проходит и двух лет, как ее неофициальная власть над страной приобретает вполне официальный характер — болезненный Франциск II не заживается на белом свете. Следующий по возрасту, десятилетний Карл IX, занимает престол, и Екатерина становится регентшей, то есть официальным правителем государства. Назвать времена ее правления спокойными никак нельзя. Войну между католиками и гугенотами пытается предотвратить только придворная партия «политиков».

Кто же руководил этими людьми? Да сама же королева! Будучи истовой католичкой, она все-таки не была убеждена, что с гугенотами никак не получится договориться. Например, с такими, как Генрих Наваррский, человек даровитый, любвеобильный и яркий, еще в раннем детстве успевший сменить веру дважды — сначала из гугенотов в католики, а потом наоборот.

Описывать все перипетии борьбы католиков и гугенотов при Карле IX — задача солидного научного труда. Упомяну разве что о весьма необычном воинстве, которое Екатерина поставила под свои знамена.

В те годы этот коллектив прозвали «летучим эскадроном», и в него входило более двухсот фрейлин королевы — привлекательных, сексуальных и любвеобильных. Их многочисленные любовники слишком много болтали, и ценнейшие сведения доходили до королевы. 

Что Екатерина им не разрешала, так это беременности: кто же тогда работать будет? Для этого она употребила свои таланты на создание для своих цыпочек действенных контрацептивов и даже ввела такое достижение цивилизации, как презерватив.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Она придумала корсет и сама разрабатывала новые виды помады, скорее для себя (у нее были бледные губы), но и для «летучего эскадрона» оставалось. Поговаривали, что для неугодных она умела делать и отравленную помаду, но это ничем не доказано.

Екатерина решила приручить Генриха Наваррского, а для этого избрала проверенное веками средство — выдала за него замуж свою дочь Маргариту. Свадьба состоялась как раз перед Варфоломеевской ночью… Но зачем же королева вообще отошла от политики терпимости и подготовила такой кошмар? Где в этом хоть какая-то логика?

Пожалуй, есть одна причина — авторитет Екатерины начал падать и у сына-короля. Это сообщали и труженицы «летучего эскадрона», и подтверждала воскрешенная ею технология античного владыки Сиракуз Дионисия — хитроумные отверстия, пробитые в стенах замка, чтобы подглядывать и подслушивать.

Лидер гугенотов адмирал Колиньи быстро стал для короля чуть ли не главным советчиком — этого Екатерина стерпеть не могла!  От ужасающих подробностей убийства самого Колиньи и смерти пятизначного числа протестантов, убитых в основном холодным оружием — ножами простонародья — я вас избавлю.

Считал ли Карл IX себя победителем? Явно нет: его положение скорей ухудшилось, имеющийся ранее баланс между крайними католиками и протестантами был нарушен. Генрих Наваррский, хотя и спасся, был вынужден в третий раз в жизни сменить веру, перейдя в католицизм. А вопрос престолонаследия внезапно резко обострился — издерганный и потерявший всякую надежду Карл IX умер от туберкулеза. Последние его слова были «О мать моя…» — он привык обращаться к ней при любых сложностях. 

 

Франсуа Клуэ. Портрет Карла IX, короля Франции, 1572
Франсуа Клуэ. Портрет Карла IX, короля Франции, 1572 / wikipedia.org

 

Генрих III, ее последний сын, избранный к тому времени польским королем, получив весточку от Екатерины, немедленно бежал с польского трона на более привлекательный французский. Любимец матери, он правит, руководствуясь ее советами и с удовольствием сваливая на нее дела посложнее. Она же трудится как каторжная, пытаясь хоть что-то сделать с разваливающейся страной, в которой нет ни денег, ни согласия.

Отдельное спасибо ей от современной музыки — именно поставленный по ее личной инициативе в 1581 году спектакль «Комедийный балет королевы» стал прообразом современного балета. Даже в карточной игре она произвела революцию, первой предложив покрывать обратную сторону карт мелким однообразным узором, на котором было бы очень трудно делать незаметные пометки. А сколько людей остались живы-здоровы благодаря завезенному во Францию именно ей обычаю мыть руки перед едой — просто невозможно сосчитать.

Главный кризисный менеджер королевства, она всегда оказывалась там, где трудно. Но не уследила, как ультракатолик Генрих Гиз показался королю даже опаснее Генриха Наваррского, и он совершил роковую ошибку — не посоветовавшись с матерью, организовал его подлое убийство, не менее мерзкое, чем Варфоломеевская ночь. Теперь его ненавидят практически все.

Понимание полной безнадежности возникшей ситуации выбивает из колеи даже железный организм Екатерины. В 1589 году она умирает от абсцесса легких, а в государстве такой хаос, что ее даже хоронят чуть ли не в общей могиле и ее останки переносят в фамильный склеп только в 1610 году.

Екатерине повезло — она не дожила до полной гибели ее рода. Через полгода монах-фанатик Жак Клеман заколол Генриха III, и тот перед смертью еще успел благословить на царствование законного наследника — Генриха Наваррского (правда, хорошо, что Екатерина не успела это увидеть?). 

По чьему же пути пошел Генрих, чтоб усмирить страсти и объединить страну? Да по намеченному еще Екатериной — отказавшись от попыток уничтожить католиков или протестантов, придумав и осуществив вполне удовлетворительный компромисс между ними, издав знаменитый Нантский эдикт, первый в мире закон о веротерпимости. Так что не будем оценивать ее однозначно… Наверное, лучше всего с этой задачей справился парижский летописец Л’Этуаль, эпитафией которого я и закончу это повествование.

 

Здесь покоится королева — и дьявол, и ангел,
Достойная порицаний и похвал:
Она поддерживала государство — и оно пало;
Она заключила множество соглашений
и устроила немало споров;
Она дала миру трех королей и пять гражданских войн,
Строила замки и разрушала города,
Приняла много хороших законов и плохих эдиктов.
Пожелай ей, прохожий, Ада и Рая

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: