Алексей Ботвинов
Пианист, основатель Odessa Classics
Culture
3 мин. на чтение

АЛЕКСЕЙ БОТВИНОВ: Рондо ярости по поводу утерянного гроша. (Часть II)

АЛЕКСЕЙ БОТВИНОВ: Рондо ярости по поводу утерянного гроша. (Часть I)
Поделиться материалом
Каждый композитор пишет музыку в первую очередь для своих современников, хотя, безусловно, мечтает своим творчеством остаться в вечности

Интересно, мог ли Бетховен предвидеть, что один из самых смелых и амбициозных политических проектов, когда-либо осуществленных на планете — Объединенная Европа —  выберет своим официальным гимном финал его Девятой симфонии?

Что одним из самых популярных рингтонов в мире станет его простенькая незамысловатая мелодия «К Элизе», пьесы, написанной им явно «не всерьез».

Что его «Лунная соната» будет настолько известной, что многие пианисты ее не играют на концертах именно из-за ее сверхпопулярности и невозможности найти в интерпретации что-то свое, новое, так как эта музыка запоминается практически с одного прослушивания.

Бетховен уже давно стал «global player», его музыка перешла границы континентов, общественных и религиозных устоев, стала одним из важнейших достижений планетарной культуры

Как это часто бывает, и его творчество, к сожалению, использовали, и довольно интенсивно, тоталитарные режимы. Известно, что Бетховен был любимым авторов у нацистов, а после известной цитаты Ленина — у КПСС.

Хотя, по всей видимости, Ленин, со слов Горького, говоря об «изумительной, нечеловеческой музыке», имел в виду вовсе не «Аппассионату», а первую часть «Патетической сонаты» — советская пропаганда сделала Бетховена «своим», «политкорректным» композитором, интерпретируя непревзойденную мощь и энергию его музыки как революционный порыв масс.

А вот история о глухоте — увы, не клише, а горькая правда. Хотя, вглядываясь в глубину столетий и сетуя на несправедливость судьбы, так чудовищно наказавшей одного из величайших гениев, многие заслоняются осознанием, что сила духа Бетховена — история подлинного Супермена от музыки, и она сама по себе — великая история библейского размаха.

Невозможно представить, что переживал музыкант, прекрасно понимающий размер своей гениальности, который уже в 27 лет стал терять слух, в 47 лет полностью оглох и последние 9 лет своей жизни провел в полной тишине, непрерывно продолжая сочинять один шедевр за другим.

Девять лет! Подвиг. Вот настоящее описание его жизни. Не сдаться — большую часть своего существования продолжать сочинять, быть при этом новатором и невероятно плодовитым автором (240 сочинений, большинство из них — средние и крупные формы).

Непонятно, как можно сочинять в голове, не слыша реальных звуков своей музыки. Невероятно, как можно при этом продолжать совершенствоваться и менять мировой музыкальный ландшафт практически радикальным образом — проторяя новые неизведанные пути, по которым пройдут ВСЕ композиторы будущего.

И уж совсем невозможно осознать — какой титанической силой духа надо обладать, чтобы выдержать все это. 

Продолжение следует…

Часть I

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: