Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal ArtsPhilosophy
7 мин. на чтение

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества
Поделиться материалом
Джорджо Агамбен / Карл Ясперс 

 

Всему живому свойственен страх смерти. Поэтому и человек разумный не в состоянии отказаться от осмысления конца истории. Он не может избежать потребности распознавать, моделировать, каким будет этот конец. Один из таких сценариев предполагает гибель мира в ядерной войне.

Предлагаем вашему вниманию интерпретацию современным итальянским философом Джорджо Агамбеном идей известной книги «Атомная бомба и будущее человечества» Карла Ясперса — ярчайшего представителя экзистенциализма, одного из основных философских направлений XX века.

Книга увидела свет в 1958 году, в самый разгар ядерной гонки между США и СССР. Но именно сейчас, учитывая вновь возросшую вероятность глобального ядерного конфликта, ее идеи представляются исключительно актуальными.

Джорджо Агамбену 80 лет. Однако он на удивление интеллектуально, политически и творчески активен. В 2022 году он выдвигался на пост президента. Уже с молодых лет Джорджо был разносторонне развитым, его интересы были чрезвычайно разнообразны: юриспруденция, философия, переводческая и преподавательская деятельность.

В 90-е его книга «Грядущее сообщество» была популярна не менее, чем «Конец истории и последний человек» Фрэнсиса Фукуямы, и рассматривалась как своеобразная альтернатива фукуямовской концепции.

Не прошел Агамбен и мимо кинематографической классики. Наиболее любопытные читатели нашего альманаха могут увидеть его в фильме великого итальянского режиссера Паоло Пазолини «Евангелие от Матфея». Снявшись в роли Филиппа, апостола, призванного Христом третьим по счету после Андрея и Петра, философ неплохо справился с поставленной режиссером актерской задачей.

 

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества
Джорджо Агамбен в роли апостола Филиппа в фильме Паоло Пазолини «Евангелие от Матфея» / latrivial.org

 

Интересно, что существует определенная перекличка судеб апостола и философа. Филиппа пытался побить камнями возмущенный его проповедью народ. Агамбен также подвергся в родной Италии масштабной травле со стороны прессы, которая во время недавней пандемии лепила из него образ оголтелого ковид-диссидента. На самом деле это не соответствовало действительности.

Агамбен справедливо считал, что философия должна предупреждать общество об опасности.

Он не выступал против вакцинации и не отрицал существование вируса. А лишь указывал на то, что режим «чрезвычайного положения», который спровоцировала эпидемия ковид, изнутри способствует перерождению демократии. Он показал, как это работает, на целом ряде примеров, начиная от истории Древнего Рима и нацисткой Германии и заканчивая новейшей историей США и Британии.

Например, Агамбен подробно анализирует влияние режима «чрезвычайного положения» на американскую демократию после 11 сентября. Как «чрезвычайное положение», искажающее наше сознание, философ рассматривает и ядерную войну.

Вообще, о чем бы Агамбен ни писал, он всегда весьма чуток к любым изменениям мирового контекста, к любым опасностям, которые угрожают свободе и гармоничному развитию человечества.

Думается, что статью о работе Ясперса «Атомная бомба и будущее человечества» он неслучайно назвал «Атомная война и конец человечества», сместив таким образом акценты. Надеемся, что, ознакомившись с переводом его статьи, увидевшей свет 7 октября 2022 года, вы поймете, почему Агамбен поступил именно так.

 

ХХХ

 

В 1958 году Карл Ясперс опубликовал книгу под названием «Атомная бомба и будущее человечества», в которой он намеревался подвергнуть радикальному сомнению — как говорится в подзаголовке — политическое сознание нашего времени.

 

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества
Обложка книги Карла Ясперса «Атомная бомба и будущее человечества» / amazon.com

 

«Атомная бомба, — говорит он в предисловии, — создала в истории человечества совершенно новую ситуацию, поставив его перед неизбежной альтернативой: либо все человечество будет физически уничтожено, либо человек должен изменить свое морально-политическое сознание».

Если в прошлом, например в раннехристианских общинах, люди создавали «нереальные представления» о конце света, то сегодня, впервые в своей истории, человечество имеет «реальную возможность» уничтожить себя и все живое на Земле.

Даже если люди полностью ее не осознают, у них не только появляется шанс для перестройки политического сознания, но и осуществления «поворотного момента во всей истории человечества».

Спустя почти 70 лет «реальная возможность» самоуничтожения человечества, которая в свое время потрясла сознание философа и мгновенно привлекла внимание читателей (книга широко обсуждалась), судя по всему, стала для всех очевидным фактом. Газеты и политики вспоминают о нем ежедневно — так, как будто это абсолютно нормально.

В дискурсе чрезвычайного положения исключение, как известно, становится правилом. Поэтому событие, которое для Ясперса было неслыханным, представляется теперь как совершенно банальное происшествие, а его вероятность или неизбежность должны оценивать эксперты.

Ведь бомба перестала быть решающей «возможностью» для истории человечества и имеет к нам непосредственное отношение как «случайность» в целом ряду других, которые определяют военную ситуацию. Поэтому было бы хорошо пересмотреть вопрос с самого начала: возможно, он не был поставлен в надлежащих терминах.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Тринадцать лет спустя (после публикации книги Ясперса — прим. ред.) в статье под многозначительным названием «Апокалипсис разочаровывает» Морис Бланшо (французский писатель, автор философской прозы, повлиявшей на теорию и практику структурализма и «нового романа», — прим. ред.) возвращается к рассмотрению вопроса о конце человечества. Он делает это, подвергая тезисы Ясперса осторожной, но весьма действенной критике.

Если темой книги была необходимость эпохальных изменений, то вызывает удивление, что «со стороны Ясперса, в книге, которая должна была стать осознанием, новым началом и объяснением этого изменения, ничего не изменилось — ни в языке, ни в мысли, ни в политических формулах, которые сохраняются и даже концентрируются вокруг предрассудков всей его жизни. Пусть даже одни из них весьма благородны и другие весьма ограниченны…

Почему совершенно новая мысль не обновила свой язык? Почему она дает лишь ограниченные и пристрастные суждения о политическом порядке или актуальные и возбуждающие о духовном порядке, но тождественные тем, которые напрасно повторялись в течение 2000 лет?» Это возражение, безусловно, уместно.

Потому что книга Ясперса представляет собой не просто толстую научную монографию, которая обещает рассмотреть проблему во всех ее аспектах. В ней автор намерен противопоставить тотальному разрушению клише «всеобщего мира без атомного оружия и новую жизнь, в которой экономика питалась бы ядерной энергией».

Не менее чрезвычайным является и тот факт, что смертельно опасная атомная бомба находится на вооружении тоталитарного большевизма, с существованием которого также нельзя примириться.

 

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества
Макет атомной бомбы «Малыш», которая была сброшена на Хиросиму 6 августа 1945 года / wikipedia.org

 

По мнению Бланшо, такая апокалиптическая перспектива неизбежно разочаровывает, потому что она представляет собой в руках человечества силу, которая таковой не является.

В действительности это «сила, которая не находится в нашей власти. Она указывает лишь на возможность, которой мы не владеем. На такую вероятность (скажем, на вероятностную невероятность), которая могла бы выражать нашу силу только в том случае, если бы мы без опаски господствовали над ней. А пока мы так же неспособны господствовать над ней, как и хотеть ее. Причина понятна: мы не хозяева самим себе. Потому что человечество, которое может быть полностью уничтожено, еще не существует как целое»

С одной стороны, существует власть, которой невозможно управлять. С другой — человеческое сообщество как предполагаемый субъект этой власти, «которое можно утвердить неким образом только после его исчезновения, через пустоту, которую невозможно постичь, а следовательно, нельзя и уничтожить, потому что оно не существует».

Если бесспорно, что уничтожение человечества не является такой возможностью, которой человечество может сознательно распоряжаться, оно остается вверенным случаю, во многом случайным решениям и оценкам того или иного главы государства. Таким образом, аргумент Ясперса разрушается до самого основания.

Потому что люди, не обладающие способностью уничтожить себя, не могут даже осознать эту возможность, чтобы этически и политически трансформировать свое сознание. Ясперс здесь, кажется, повторяет ту же ошибку, которую совершил Гуссерль в докладе 1935 года «Философия и кризис европейского человечества». Хотя он и назвал причиной кризиса «девиации рационализма», но тем не менее возложил на некий европейский «разум» задачу направлять человечество в его бесконечном движении к зрелости.

Здесь уже четко сформулирована альтернатива между «исчезновением Европы, которая становится все более чуждой себе и своему рациональному призванию», и «возрождением Европы» благодаря «героизму разума». Но там, где нужен «героизм», больше нет места для «рационального призвания» (о нем уточняется, что оно отличает европейское человечество от «дикого папуаса», по крайней мере настолько, насколько последний отличается от зверя).

У здравого рассудка не хватает мужества принять то, что конец европейского человечества или человечества в целом, обреченного питать бесплодные и суетные стремления, в конечном счете опровергаются так, как это предвидел Бланшо. А именно «непосредственным фактом, о котором нечего сказать, кроме того, что он представляет собой отсутствие смысла, нечто, что не заслуживает ни возвышенного отношения, ни отчаяния, ни, возможно, даже внимания».

Ни одно историческое событие — ни атомная война (или, по Гуссерлю, Первая мировая война), ни истребление евреев, ни, тем более, пандемия — не может быть гипостазировано в эпохальное событие, если оно не превратится в непонятный и пустой idolum historiae, о котором нельзя ничего подумать или с которым невозможно иметь дело. 

Поэтому необходимо безоговорочно отбросить аргумент Ясперса, не учитывающий неспособность западного разума продумать проблему цели, которую он сам создал, но которой он никак не может овладеть. Столкнувшись с реальностью собственного конца, он пытается выиграть время, превращая эту реальность в возможность, отсылающую к реализации в будущем, к атомной войне, которую разум еще может предотвратить.

Возможно, было бы более логичным предположить, что человечество, создавшее бомбу, уже духовно мертво, и тогда нужно начинать думать именно об осознании реальности, а не о возможности этой смерти. Если мысль не может разумно поставить проблему конца мира, то это потому, что мысль всегда находится в конце, в каждом мгновении она есть переживание реальности, а не возможности конца. 

Война, которой мы боимся, уже продолжается и никогда не закончится, точно так же, как бомба, сброшенная однажды на Хиросиму и Нагасаки, никогда не перестанет быть сброшенной.

 

«АПОСТОЛ ФИЛИПП»: об атомной войне и конце человечества
Ядерный гриб над Хиросимой (слева) и Нагасаки (справа) / wikipedia.org

 

Только благодаря осознанию угроз конец человечества, атомная война и климатические катастрофы перестанут быть призраками, пугающими и парализующими разум, неспособный их понять. Они предстанут перед нами тем, чем они есть: политическими явлениями, которые всегда актуальны в своей случайности и в их абсурдности. Именно по этой причине мы не должны больше бояться их как безальтернативной фатальности.

Мы можем бороться с ними каждый раз в зависимости от конкретных обстоятельств, в которых они возникают, задействуя все имеющиеся в нашем распоряжении силы, чтобы противостоять им или избежать их. Это то, чему мы научились за два прошедших года, перед лицом тех, кто, находясь у власти, доказывает свою неспособность управлять чрезвычайным положением, которое они сами же и породили. Мы намерены извлечь из этого максимальный урок.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: