Ирина Говоруха
Писательница, блогер и журналист
Liberal Arts
6 мин. на чтение

АРАБЕСКИ СЧАСТЬЯ

АРАБЕСКИ СЧАСТЬЯ
Поделиться материалом
Yana Sviatkina. Swimmers, 2020 / Instagram

 

Покажите человека, который бы не хотел быть счастливым и носить в душе состояние консонанса, благозвучности, духовного и эмоционального благополучия. Ощущение, что летишь на крыльях, дышишь полной грудью и с легкостью достигаешь целей. Лелеешь в сердце искреннюю и взаимную любовь. Свободно путешествуешь, покупаешь качественную удобную одежду, живешь в теплом и уютном доме с родными людьми.

Для полного и безоговорочного счастья всегда чего-то не хватает. Кому-то — одного или двух пазлов, другому — десятка важных составляющих. Кроме того, хочется чувствовать удовольствие, которое бы длилось неделями, месяцами, годами, но, к сожалению, подобного почти не бывает, потому что вмешиваются болезни, проблемы, недоразумения с близкими и далекими людьми.

Мешает усталость, рутина, стихийные бедствия, а сейчас еще и самое страшное — война. Вот почему напрашивается мысль, что счастье — это непродолжительный процесс. Оно вряд ли будет длиться полгода, как полярный день на Северном полюсе, или с десятилетие вроде сериала «Санта-Барбара».

Чаще всего накрывает фрагментами, яркими вспышками, мгновениями. Ведь никто не вспомнит целый год безграничного уюта и эйфории, а вот как ближе к Рождеству всей семьей катались на санках — запечатлелось навеки-веков. Как потом мокрые и краснощекие топали в коридоре и отогревались напитком из шиповника. Хрустели печеньем, присыпанным сахарной пудрой. Смотрели «Катрусин кинозал».

Вспоминаю свое первое ощущение счастья, которое случилось в три года. В тот день бабушка подарила желанную раскраску и целую кучу цветных карандашей. Перед сном положила книжку под подушку и несколько раз за ночь проверяла, на месте ли она. До сих пор слышу, как на утро заходилось гимном радио, скрипел деревянный пол и заливался кукареканьем разбойничий петух.

Как шкварчали на сковородке дрожжевые блины и танцевала в стакане чайная ложка. Баба Дуся пила чай исключительно из граненого стакана. На следующий день мы отправились в зоопарк, поэтому до сих пор счастье ассоциируется с рисованием, жирафами и слонами.

Со временем подобных мгновений случалось немало. Каждый год первого сентября мама пекла яблочный пирог с корицей, а в начале лета — клубничный. На очередной день рождения получила белый халат (мечтала быть врачом), и родители разрешили устроить на балконе амбулаторию. Влюбилась в сына местного священника, а он ответил взаимностью и пригласил на свидание. Потеряла кольцо, а через пять лет нашла.

Моя тетя часто вспоминает момент рождения долгожданного сына. У нее почему-то прекратились схватки, и, чтобы наладить процесс, медсестра пришла с чудодейственным уколом. Через несколько минут наведалась, а роженица хоть бы хны. С интересом читает книжку еще и насмехается: «Ваша инъекция — полный бред. Ноль эффекта». Через пятнадцать минут тетя уже не находила себе места, и теперь над ней по-доброму смеялись: «Рая, чего ты суетишься? Лучше ляг и почитай книжку».

За окном густо снежило. Воздух казался мутным, будто все пространство засыпало свекольным жмыхом, сугробы уже сравнялись с подоконником, мороз жахнул до минус двадцати, а роженица умоляла об одном: «Отпустите хоть на минутку, я нырну в снежный сугроб, немного остыну и сразу вернусь». Когда малыш закричал, до сих пор утверждает, что лучшей музыки не слышала сколько жила, хотя имела честь слушать в филармонии концерты Вивальди и Шопена.

Другое теткино воспоминание счастья: возвращение мужа с рыбалки. Он с гордостью открывал калитку и поднимал вверх сетку, полную серебристых карасей. Рыба так и танцевала, лихо хлопая хвостами, а на лице Леонида сияли огромный триумф и удовольствие. Как же весело было в доме. Улов шкварчал на сковородке, картошечка пускала пузыри, а они сидели вместе и с интересом слушали рыбацкие байки. Казалось бы, обычный завтрак обычной украинской семьи, но — нет. Он для нее до сих пор особенный, хотя Леонида уже десять лет как нет.

Моя коллега вспомнила неповторимое утро в Одессе. В разгар лета вместе с мамой прибыли утренним поездом в Южную Пальмиру. Солнце уже встало, но город еще не проснулся. Шныряли только носильщики и станционные рабочие. Даже женщин, которые бродили с табличками «сдаю комнату у моря» еще тоже не было.

 

Yana Sviatkina. Grass, 2020
Yana Sviatkina. Grass, 2020 / Instagram

 

Они тогда отправились на трамвае на пляж. Купили горячего кофе и плитку шоколада, достали из чемоданов полотенца и устроились на берегу. Это было незабываемо. Утреннее выглаженное море, солнце перезрелым персиком, на губах привкус соли и черного шоколада, а впереди — долгий и беззаботный отпуск.

Тот Новый год подруга запечатлела в памяти на всю жизнь. Пока бабушка ее старательно развлекала, мама достала «из тайника» мягкие тапочки с кроликом. Тапочки только появились в продаже, и ни у кого из подруг таких не было. Когда стала мерить, нога забуксовала, потому что внутри пряталось шоколадное яйцо с сюрпризом, которое раньше видела только в рекламе. С тех пор начала беспрекословно верить в чудеса.

Получается, мгновения счастья у всех разные и по форме, и по содержанию. Я попыталась опросить свой ближайший круг, и вот что из этого получилось:

«Часто вспоминаю момент, когда в детстве были плановые отключения света. Мы всей семьей забирались под одеяло и играли в «слова». Ели черный хлеб с тонкими пластинками генеральского сала и запивали это дело сладким чаем. С тех пор прошло больше тридцати лет, а я до сих пор ощущаю незабываемый вкус».

«Родителям от работы предлагали арбузы по сниженным ценам. Их привозили с Херсонщины, и ягоды просто лопались от сладкого сока. Грузовик заезжал прямо во двор, мы ловко выстраивались в цепь и передавали друг другу гигантские полосатые головы. Папа — маме, мама — мне, я — младшему брату. Он их закатывал под кровати и столы. После обеда разрезали самый большой, и «сироп» тек до локтей. Мне с братом всегда доставалась серединка: ‟арбузная душа”».

«Как-то мне подарили путевку в Евпаторию, и я отправилась в Крым на долгих два месяца. Все это время безудержно скучала по родителям! Каждый день писала им короткие бессодержательные письма, типа: «У меня все хорошо. Сегодня на завтрак давали блины, один в один — бумажные салфетки. Поэтому не ели, утирались». Или «У меня все Ок. В нашем отряде карантин. Все заболели дизентерией». Когда наконец меня встретили на вокзале, кричала: «А-а-а-а» с полчаса, и еще несколько недель ходила за родителями хвостиком. Именно тогда осознала, что жить дома — это самое большое счастье».

«Я волонтер с 2014 года. Каждую субботу посещаю дом престарелых и читаю старикам книги. Время от времени приглашаю одну из бабушек в оперный театр, но почти не смотрю на сцену. Любуюсь, с каким восторгом бабушка слушает Верди или Гулака-Артемовского, и чувствую большой подъем, поскольку смогла подарить другому человеку удовольствие и радость».

«Для моего отца момент наслаждения – это прогулка по ноябрьскому лесу. Температура должна приблизиться к нулю, с неба — острый иней, листья тряпочками: тяжелые и мокрые. Именно в такой день он надевает дождевик, резиновые сапоги и идет в ельник. Признается, что получает большое удовольствие, потому что наступает подходящее время для размышлений и разнообразной философии. А еще вспоминает, как однажды осенью вдруг все заянтарило, и он с мамой отправился в лес. Что ни шаг, то пухлая лиственная подушка. Уселись на нее, как на перину, и долго созерцали синь. Попрощались с осенью, а на утро выпал снег».

 

Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

«У моего дедушки маячила большая родинка на ухе. Я на нее нажимала, как на кнопку, а он выкрикивал разные звуки, типа дверного или телефонного звонка. Крякал уткой, ухал совой, тявкал, как маленький щенок. Каждый раз было неожиданно и очень весело. Дедушка единственный умел меня развеселить».

«В нашем селе жила одна женщина, по специальности акушерка. Днем работала в больнице, а по вечерам у себя дома делала нелегальные аборты. Это были сложные времена, послевоенные, подобная процедура каралась законом, а вот уровень жизни оставлял желать лучшего. Многодетные мамы понимали, что не осилят вырастить еще одного малыша, вот и обращались за помощью.

Она не отказывала, брала за услуги пять рублей. Время летело. Акушерка вышла на пенсию, искренне поверила в Бога и решила искупить свой грех (принялась отдавать всем своим бывшим пациентам по пять рублей). Женщины смущались, отказывались, а она настояла: ‟Возьмите, пожалуйста, этим вы сделаете меня невероятно счастливой”».

«Обожала проводить зимние каникулы у бабушки. Лепить из пластилина принцесс (дедушка всегда приносил из продмага несколько пачек), слушать «Гуси-лебеди», есть пирожки с гречневой кашей и ливером. Греться у печки. Лепить снеговика и мостить ему на голову эмалированное ведро. Однажды на Новый год мне подарили белые коньки. Все каникулы каталась на пруду и представляла себя известной фигуристкой, типа Оксаной Баюл».

«Я стала мамой в сорок лет и наконец поняла свою маму. Ее усталость, раздражительность, занятость. До этого мне казалось, что она просто нервная женщина, но когда мой ребенок перепутал день с ночью и стал устраивать в полночь «веселые старты», все стало на свои места. Помню одно теплое апрельское утро. Я катила коляску, беспрестанно зевала и беседовала с мамой по телефону. Именно во время того разговора искренне поблагодарила ее за все. За то, что лечила простуды, вязала шарфы и перчатки, шила новогодние костюмы, придумывала экзотические завтраки, слушала мои гаммы, помогала писать сочинения и делала еще кучу важных вещей. Мы тогда обе плакали, и это было настоящим счастьем».

«В десятом классе впервые увидела горы. Почувствовала восторг такой силы, что из носа пошла кровь».

«О велосипеде мечтала несколько лет. Наконец его купили, и началось… Путешествовала везде: в соседние села, к пруду, в дубраву. Ездила под рамой, потому что сидя на седле до педалей не доставала, но за день преодолевала десятки километров. Велосипед есть и до сих пор. На нем ездят мои дети, когда гостят у бабушки на каникулах.

С подружкой в свое время придумали такое. У нее велосипед был производства Минского мотоциклетно-велосипедного завода (ММВЗ), а у меня — Харьковского велосипедного завода (ХВЗ). Эти аббревиатуры мы расшифровали по-своему: ее ММВЗ означала — ‟Маленьких Мордатеньких Возить Запрещено”, а моя ХВЗ — ‟Худеньких Возить Запрещено”».

«Момент невероятного счастья ощутила вчера вечером. Мы с сыном из Мариуполя, но последние полтора года живем в Германии. У нас ничего не осталось, квартиру разрушили, дом сравняли с землей. Там, где раньше возвышались Черемушки, теперь пустырь. Все время на чужбине у сына закладывает уши. Видно, последствия стресса.

Что мы только ни делали: и примочки, и капли, и народные средства, но дискомфорт будто после ныряния с устойчивой платформы. Это его раздражает, мешает жить, а ждать МРТ нужно аж до января. Вчера не выдержала и отправила его в больницу. Он поехал (от нашего села до ближайшего города два часа на автобусе), а когда хотел вернуться, узнал, что автобусов больше не будет, а на улице дождь со снегом, стужа, темнота. Всюду горы, лес, да еще и в придачу разряжается телефон. Я в слезы. Что делать? Он совсем один за сто пятьдесят километров от дома.

Упала на колени и начала молиться. Через сорок минут — стук в дверь. На пороге — мой счастливый ребенок с красным носом. Как оказалось, решил идти домой пешком. По дороге увидел велосипед (немцы частенько выставляют подержанные вещи возле своих домов, вдруг кому понадобится), вот он и сел на него, хотя в веломашине не работали тормоза. Под шапку засунул свой карманный фонарик, потому что фонарей по пути было мало. Дома отогрелся, выпил с литр чая и сделал вывод, что его спасла лента с молитвой «Живой в помощи Всевышнего». Эта молитва с ним еще с Мариуполя».

«Моя мама попала в плен в мае 2022 года. К тому времени находилась в самом аду на «Азовстали» и изредка писала SMS. Мне — трогательные: «Я тебя люблю» и «Обязательно выживу, ведь мечтаю стать бабушкой». Подруге — правдивые. Как-то рассказала о прилете. Пять человек, которые были рядом, — двухсотые, а она — ничего, будто ангел прикрыл крылом. Жаловалась, что отчаянно хочется хлеба, помыть голову и помыться самой. Позже заметила: заканчивается питьевая вода и еда, а у ребят опухли колени и не сгибаются.

В тот день в дверь квартиры постучал военный и сообщил, что за хорошее поведение маме разрешили позвонить родным (она находилась в лагере в Еленовке). Боже, каким же счастьем было услышать ее голос. Сначала хором плакали, потом рассказала, что работает на огороде и в саду. Бывает, перепадает какой-никакой овощ или фрукт.

У сокамерниц прекратились месячные и пожелтели лица. Мыло — одно на всех, но у нее есть настоящее сокровище — довоенный бальзам для волос. В конце всхлипнула: «Больше всего на свете хочу обнять тебя, а еще отпраздновать победу, нарядиться в платье, туфли-лодочки и пройтись по набережной».

«Мама вернулась через пять месяцев, после одного из первых обменов военнопленными. Этот миг счастья не передать никакими словами».

«У моего четырехлетнего сына задержка речи. Мальчик умный, сообразительный, но до сих пор ни слова не сказал. Недавно подходит ко мне, хлопает по колену и четко произносит предложения: «Мама, я хочу апельсин». Нашему счастью не было предела. Мы с мужем плакали, обнимались, целовали его в щечки, а потом впопыхах оделись и побежали в супермаркет, чтобы Артемка смог сам выбрать свой лучший в мире апельсин».

 

Yana Sviatkina. Dancers By The Sea, 2020
Yana Sviatkina. Dancers By The Sea, 2020 / Instagram

 

Итак, человеческое счастье разноплановое и разноперое. Для одного — впервые прочитать «Поющие в терновнике», для другого — встретить восход солнца в горах. Кто-то счастлив, что смог вырастить в лунном грунте кресс-салат, а кто-то рад, что посеял в обычный чернозем гвоздику Шабо.

Как по мне, истинное счастье проявляется в самых простых вещах, например, полюбоваться радугой или северным сиянием, впервые попробовать манго или плоды жаботикабы. Устроить субботний завтрак в пижамах. Получить звонок от одноклассника, с которым не общалась более сорока лет. Узнать о беременности или наоборот об отсутствии беременности. Побывать на большом стадионе и поболеть за любимую футбольную команду.

Услышать новость, что человек, которого считали пропавшим без вести, на самом деле жив. Сделать первый шаг после долгого лежания в гипсе. Разбить сад или построить баню. Закончить важный проект. Посетить святые места (места силы). Сыграть на фортепиано Патетическую сонату. Преодолеть вплавь Босфор. Вышить рушнык. Обнаружить в шкафу бабушкино свадебное платье. Защитить диссертацию. Отрастить волосы после химиотерапии. Найти пятилепестковый цветок сирени и загадать желание. Полакомиться, как в детстве, топленым молоком.

Открыть окно и вдохнуть раннюю осень, пропитанную горечью хризантем. Снять солдатские берцы и переобуться в кроссовки. Услышать впервые: «мама». Поскольку у каждого счастье свое и неповторимое. С другим привкусом, формулой, содержанием.

Вспоминаю, как угостила детей из неблагополучной семьи пасхальными пирожками. Они в тот момент играли в песке, строили крепости и тоннели. Получив сдобу, принялись с жадностью есть. Пирожки выпадали из рук, дети их даже не отряхивали и было слышно, как хрустит на зубах песок. Для меня те несколько минут ассоциируются с полнейшим отчаянием, а для них — со своеобразной благодатью.

У каждого счастье свое и отличается по размеру, звучанию и цветовой гамме. Объемом и структурой. И все же не следует ждать целостную картину долговременного чувства. Лучше «плести» ее из коротеньких фрагментов, отрывков, арабесок. Из воспоминаний, мечтаний, настоящего. Вот и получим неповторимое, но очень теплое жизненное панно.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: