Жанна Крючкова
Жанна Крючкова
Основатель альманаха Huxleў, фонда «Интеллектуальный капитал»

В рамках Киевского международного экономического форума прошла дискуссия «Лидерство в эпоху новой нормальности». Говоря о «новой нормальности», эксперты из разных областей подразумевают, что то, что совсем недавно было ненормальным, становится обычным явлением. Экономика в отличие от законов природы не существует без человека. А значит, речь идет о творческом поиске — как жить и работать в новом контексте

Нельзя быть известным художником из неизвестной страны. Чтобы сделать украинское искусство интересным за рубежом, нужны титанические усилия со стороны государства. Но у нас нет ни гражданского общества, ни государственных программ, ни понимания культурной политики. Имидж Украины в области культуры отсутствует напрочь

Я очень хочу, чтобы Украина вышла из утопии, и делаю для этого все возможное. Но за 29 лет независимости народ не избрал ни одного политика, который задумался бы, как вывести эту территорию из царства теней

Визионеры в разных странах мира по-разному рисуют образ будущего. Но все эти образы объединяет одно — они перенасыщены цифровыми технологиями, как сверхконцентрированный соляной раствор.
О цифровом портале, «Большом строительстве», гидре в виде ГАСКа и тщеславии рассказывает Елена Шуляк — специально для Huxleў

Чтение может наносить значительный когнитивный и психологический урон. «Привычка «глотать» книги может вызвать головные боли. Может способствовать развитию неврозов, неврастении и других болезней нервной системы, а также быть одной из причин различных телесных заболеваний, производных от нарушения нормальной деятельности нервной системы» — Сергей Поварнин

Наступил момент, стала деньги уважать. Договорилась с ними — смогла делать действительно масштабные проекты. Ценность денег для меня — реализация своих идей, чувство свободы в решениях, путешествия, создание персональной библиотеки, ожидание ответа на свою анкету полета на Марс.

После войны мы смотрели трофейные фильмы с Диной Дурбин. Вокруг — холод, драные локти, крысы. И вдруг среди этого убожества — белые платья со шлейфом, велосипед Дины, весна цветет. Душа открылась чему-то светлому и озорному, и я сказала себе: «Оказывается, так может быть». Это была надежда

Нынешний век для меня — это познание. В свои 82 года я являюсь исключением. Многие мои ровесники, даже умные, замыкаются в прошлом, а этого ни в коем случае нельзя себе позволять. Я не могу понять компьютерных программ, которыми ваше поколение пользуется не задумываясь. Я начинала жить, когда не было ни стиральных машин, ни телефонов, ни холодильников

Мне грех жаловаться: я сыграла много ролей. У большинства артистов карьера заканчивается очень рано, а у меня она длинная: я вчера играла и завтра буду играть. Но мне жаль, что я не имею тех качеств и того таланта, который позволил бы делать это лучше. Мой муж, Костя Петрович Степанков, говорил о своей работе в кино: «Есть то, что стыдно смотреть и не очень стыдно смотреть». Большая редкость, когда не остается досады, что не все удалось

Платонов говорил, что «необязательно владеть предметом своей любви, гораздо важнее чувствовать его постоянным жителем своего сердца». Люди, которые живут в моем сердце, умели все переплавлять в добро

Моя бабушка носила кулончик на цепочке и говорила: «У меня здесь крест», доставала, а там – «25 лет Советской власти». Все они: мои бабушки, мама, тетя, отец и многочисленные дядья, – были с одной стороны людьми кондовыми, а с другой — по-своему одаренными и очень юморными. Короче, «с большим приветом»

В тот вечер мы с Алексеем Ботвиновым шутили, что нашим дискуссиям не хватает третьего участника — философа. Осенью того же года состоялся замечательный творческий вечер с участием трех ключевых фигур: философа, пианиста и бизнесмена

Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: