Татьяна Лукинюк
Татьяна Лукинюк
Генеральный директор Red Bull, профессор Киевской школы экономики, основательница Kyiv Bookworms Club

Качественная, удивляющая история, в которой много боли, но и взросления мужчины и истории любви, окончание которой возможно только с переходом в небытие. «Дети мои» — так называла императрица Екатерина Вторая, немка по месту рождения, своих соотечественников, приглашая их переселиться за собой в Россию

Отличная книга для понимания дилемм мусульманства, многообразия граней отношений и любви к искусств, из которых выросли противоречия современной Турции

Я не врач, но я бы прописывала эту книгу, как лекарство от стресса, депрессии и выгорания, гарантирующее повышенный уровень оптимизма в организме после прочтения

Не самое простое чтение. Точно не на скорость и не всегда для удовольствия. Кундера взял на себя много непростых ролей в этой книге: рассказчика, психолога, социолога, философа, политолога

Всю глубину боли, страха и потерь – всего того, что вместилось в долгую жизнь Соньки — делает терпимой, поразительной и даже легкой невероятная поэтичность, на которой автор построил эту историю. К мелодике повествования добавляется преломление мрачного рассказа через яркую рампу театральной сцены – и тонкая книжка оказывается настоящим произведением искусства

В изложении Николая Куна мифы читались как динамичные и поучительные сюжеты с явной или скрытой моралью. У Мадлен Миллер получилось взглянуть на мифы с другой стороны

Big Data дают нам ключ от шкафа со страшными секретами, правдой о тайных страхах и желаниях наших родных, друзей и клиентов. И большой вопрос – как мы с этим справимся

В каждом десятилетии есть знаковая книга об отношениях. В 70-х такой была новелла «Love Story» Эрика Сигала — с бесконечной человеческой трогательностью и падением классовости и внешних обстоятельств перед силой любви. Эта же знаковость отличает и «Нормальных людей» Салли Руни, которая смело может претендовать на то, чтобы представлять грани и аспекты отношений между людьми в 2010-х.
С одной большой разницей: у Сигала основной фокус был на преодолении внешних обстоятельств, в то время как Руни переводит акцент на наши внутренние преграды и табу

Юкио Мисима создал японское «Преступление и наказание», объединив его с японской «Шинелью». Только концовка другая. Мисима рассказал нам о маленьком человечке и о том, как он может превратиться в чудовище, разворачивая свою собственную ничтожность в тайное превосходство над другими

Книга «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» написана Фредриком Бакманом — молодым шведским блогером с подозрительно нормальной биографией.
Я могу провести параллели со Славой Сэ, только у Бакмана больше смысла, сюжета, глубины и чуть меньше формы. Зато столько же теплого глубокого юмора.

«Я христианин, но в последние минуты жизни мне искренне хочется верить, что нам всем суждено жить снова и снова; и что в какой-то из этих будущих жизней, на дальнем краю рассвета, мне может быть даровано счастье встретить тебя еще раз и сказать, как сильно я тебя люблю».
Для того, чтобы понять, насколько неожиданно то, кто и кому говорит эти слова — откройте «Дар дождя». Она стоит того, чтобы вы ужаснулись. И восхитились. И вдохновились.

Книга «Остаток дня» получила Букера. Исигуро получил Нобеля.
Тот редкий случай, когда это не вызывает вопросов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: