Олесь Манюк
Олесь Манюк
Кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management

Слова, написанные Толстым об императоре Николае I: «Он (Николай І — прим. ред.) сделал много зла полякам. Для объяснения этого зла ему надо было быть уверенным, что все поляки негодяи. И Николай считал их таковыми и ненавидел их в мере того зла, которое он сделал им». Просто замените Николая Первого Путиным — описание окажется клинически точным

В эвереттовском мире, можно сказать, что с какой-то вероятностью событие могло произойти, а могло не произойти. Ветковский мир полностью детерминирован, в нем происходит все, вероятность любого события равна единице, потому что, так или иначе, в какой-то ветви оно обязательно происходит

Уже сейчас нам необходимо переходить от «войны Ареса» к «войне Афины и Аполлона» — сетевой, самоорганизующейся стратегии ведения войны, где необходимы уже не героизм, а интеллект и солидарность, гибкая и подвижная. И тут не отделаться лозунгами «армия, вера, язык». Необходимо осознать, что мы пребываем в нулевой точке не только истории Украины, но и всего миропорядка

Зачастую, говоря о «русском мире», упускают из виду его основу. Но мало назвать россиян орками, а Путина — тоталитарным вождем и военным преступником. Необходимо понять ядро, стержень этого явления…

Нам нужно максимально избегать централизованных, жестких решений «в лоб» — это путь к катастрофе. Нам нужно быть подобными воде, обтекающей препятствия, потому что такова природа скрытых смыслов украинской культуры. И отбросить наконец пагубный комплекс саморазрушения. За Украину надо не умирать, а жить

Пропаганда создает не идеал, к которому надо стремиться. Она извлекает и фокусирует инфантильные страхи и надежды множества людей. И из страхов и надежд создает фантазм, который дарит ощущение безопасности, защиты от непонятного и враждебного мира. Никакая пропаганда не подействует, если ее семена не заложены в самих людях

Если задать вопрос, какие идеалы стоят за режимом, начавшим войну, — ответа у них нет. Вернее, их ответ: уничтожение ради самого уничтожения, ради наслаждения уничтожением. Для них — существование цивилизации, сложного социального порядка и высокой культуры оказывается оскорбительным. Бытие оскорбительно для небытия. Патологическая воля к небытию — вот что ими движет

Для онтологического описания реальности Альфред Уайтхед создал сложную категориальную систему. В ней реальность предстает в виде совокупности находящихся в процессе становления и «чувствующих» событий, каждое из которых находится в континууме времени и самореализуется в сопряжении со Вселенной

Возможности для живой философии я вижу в современном экспериментальном театре. В том, который родился из подвига Антонена Арто с его «театром жестокости». Для меня театр — это экспериментальная метафизика и даже практика, сродни йогической. Я думаю, что театр может стать для современного человека тем, чем были, скажем, для античного грека Элевсинские мистерии — лоном рождения мысли

Дилёз говорил, что желание никогда не исходит изнутри; его нельзя мыслить по аналогии с сущностью субъекта, естественным образом наделенного внутренним богатством и добродетелью и стремящегося выразить себя вовне; желание возникает из отношения к внешнему, из столкновения с ним и преодоления его; следовательно, оно есть не что иное, как способ научения

Ги Дебор был революционером мысли и беспощадным критиком всех известных человечеству социальных движений. Он признавал только одну революцию — в мышлении и личной судьбе. Все привычные коллективистские движения Ги Дебор рассматривал как иллюзии и манипуляции, завораживающие людей, превращающие их в марионеток яркого, но лишенного смысла спектакля

Известный философ, культуролог и семиотик Вадим Руднев — об эпохе постмодернизма, самовоспоминании и о том, какое место занимает философия в современном мире

Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: