Константин Родик
Константин Родик
Аналитик литературно-книжного рынка

Ровно сто лет назад — 3 июня 1924 года — туберкулез, осложненный предыдущей «испанкой», забрал Франца Кафку. Тогда мало кто воспринял это как литературную трагедию. Писатель имел лишь четыре тоненьких сборника рассказов, известных очень узкому кругу ценителей; в основном литераторам, которых позже назовут модернистами

Наследие Сьюзен Зонтан — это больше дельные вопросы, чем конкретные ответы. В конце 1980-х искать ответы принялся британский исследователь Джон Тегг. Тридцать лет концентрации воплотились в книге «Бремя репрезентации: эссе о множественности фотографии и истории»

Если внимательно читать Оруэлла, непременно настигнет вопрос: кем он был на самом деле? Романистом, политическим публицистом, литературным критиком, визионером?

Спросите своих знакомых: кто такой Стивен Кинг? Конечно, король ужасов. Так вам скажут даже знакомые-литературоведы, потому что их правильные книги практически единодушны. А что сам король — доволен стрижкой зелени на газоне «так называемой литературы»?

«Фотография — это тот медиум, о котором почти всем есть что сказать». Да, это больше, чем всеобщее «понимание» футбола и политики, о чем уверенно судят преимущественно по трансляциям, — о фотографии сейчас имеет собственное мнение буквально каждый, поскольку у всех есть смартфоны, оснащенные камерами, гораздо более мощными, чем «Лейка», которая более ста лет назад произвела революцию массового сознания

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: