Huxleў
Автор: Huxleў
Leadership&Management
5 мин. на чтение

Бернар Арно о вечности премиума и несовместимости роскоши и e-commerce

Поделиться материалом

Французский миллиардер Бернар Арно, на днях присоединивший к своему конгломерату LVMH легендарный бренд Tiffany, прогнозирует сохранение спроса на предметы роскоши, но при этом уверен, что продавать их на маркетплейсах бесперспективно.

71-летний француз Бернар Арно возглавляет конгломерат Louis Vuitton Moët Hennessy (LVMH), объединяющий свыше 70 брендов по производству предметов роскоши, включая Christian Dior, Louis Vuitton, Veuve Clicquot, Tag Heuer, а также другие известные алкогольные, парфюмерные, косметические, часовые и ювелирные компании.


Три дня на вершине мира

В середине января 2020 года Бернар Арно стал самым богатым человеком в мире по версии Forbes, доведя свое состояние до $117 млрд и сместив с верхней строчки основателя Amazon Джеффа Безоса. Рейтинг миллиардеров Forbes Real-Time, обновляемый в режиме реального времени, «волк в кашемире» (как нередко называют Арно) возглавил благодаря росту стоимости акций LVMH.

Правда, на вершине мира Бернар Арно пробыл всего три дня, после чего список вновь возглавил Безос. А по ситуации на начало февраля, Арно занимает третью строчку Forbes Real-Time с состоянием $108 млрд, пропустив вперед еще и Билла Гейтса.

Арно против Безоса

Соперничество Бернара Арно и Джеффа Безоса не ограничивается борьбой за место во главе списка богатейших людей планеты. В конце января, подводя итоги 2019 года для LVMH, Арно обрушился с критикой на Amazon: «Будучи посредником, Amazon получает процент за то, чтобы связать продавца и покупателя, но не отличается требовательностью к происхождению товара. В конечном итоге это приводит к тому, что на маркетплейсах продается контрафакт».

В словах Арно есть доля истины, но атака на мирового гиганта интернет-торговли предстает совсем в ином свете, если вспомнить, что ранее Amazon озвучил планы по открытию отдельной площадки для предметов роскоши. Учитывая огромную потребительскую аудиторию Amazon, это может пошатнуть позиции LVMH, который онлайн-формату предпочитает непосредственный контакт с покупателем.

Коллекционер

При этом Бернар Арно уверен, что индустрия роскоши нетленна: «Мне нравится компания Apple и айфоны, но что нам принесет будущее? Возможно, появится нечто более инновационное. Но я точно знаю, что и через 20 лет люди по-прежнему будут пить наше шампанское Dom Perignon».

Поэтому главная цель Арно сегодня — не обогнать Безоса или покритиковать Amazon, а собрать под крылом LVMH как можно больше люкс-брендов с мировым именем. Его свежее приобретение — легендарный ювелирный дом Tiffany, купленный за рекордные в истории LVMH $16,2 млрд. Поглощение началось в конце 2019 года, а 4 февраля 2020-го сделка была одобрена акционерами Tiffany.

По оценке Bloomberg, в результате слияния LVMH увеличит долю на мировом рынке ювелирных изделий до 18% и сможет опередить своего главного конкурента в этой категории — швейцарскую компанию Richemont, которая владеет Cartier.

Вечный премиум

Отрицание бизнес-модели маркетплейсов и коллекционирование брендов в стратеги Бернара Арно по продвижению своих премиальных брендов, соседствуют со ставкой на молодое поколение.

«Секрет успеха Louis Vuitton и Christian Dior объясняется единством противоположностей, — говорит Бернар Арно. — Эти бренды существуют вне времени и при этом современны как никогда. Они словно огонь и вода».

Бернар Арно популяризирует роскошь для широкой аудитории, в том числе — миллениалов. Именно в расчете на молодежь тот же Louis Vuitton трансформировал свои предложения и маркетинговые кампании, а в марте 2018 года пригласил на позицию креативного директора мужского отдела чернокожего дизайнера Вирджила Абло, считающегося одним из символов своего поколения.

Правильность видения Бернара Арно в позиционирования управляемых им брендов подтверждается финансовыми результатами: в 2019 году оборот LVMH вырос до рекордных 53,7 млрд евро против 46,8 млрд в 2018-м, а чистая прибыль составила 7,1 млрд евро.

Китай — без покупок, LVMH — без прибыли

Парадокс, но при всей успешности LVMH нынешний год может оказаться для конгломерата роскоши весьма непростым. Понимает это и сам Арно: «2019 год принес очередной рекорд, а в 2020-м экономическая ситуация будет благоприятствовать индустрии роскоши. Но всегда есть вероятность серьезного кризиса. Время легких денег и нулевых процентных ставок не может длиться вечно».

Возможно, проблемы наступят даже раньше, чем предполагает Арно, а причиной станет вспышка коронавируса в Китае. Эпидемия уже сказывается на мировой экономике: из-за прекращения поставок комплектующих из Поднебесной, приостановлены многие производства по всему миру. Но у LVMH особая ситуация, ведь на этот рынок приходится свыше трети продаж конгломерата. Хуже всего, что происходящее совпало по времени с китайским Новым годом: вместо того, чтобы на праздники путешествовать и покупать подарки, люди вынуждены сидеть дома из-за карантина.

К слову, именно коронавирус стал причиной падения акций LVMH в конце января и последовавшего за этим смещения Бернара Арно с первой позиции Forbes Real-Time сначала на второе, а к началу февраля и на третье место.


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!