Reader’s choice

Reader’s choice

Роман о любви, о любви сложной, болезненной, в которой партнеры обречены друг на друга не по праву свободного выбора, а по форме сложновыпиленных шестеренок душ и судеб, которые могут приходить в движение только во взаимодействии с конкретным человеком, созданным для тебя

Reader’s choice

Не счесть книг, которые созданы о Второй мировой войне и Холокосте. Казалось бы, ну что об этом можно написать нового? И тем не менее Джонатану Литтеллу удается все: и свежесть идеи, и правдоподобность, и животный натурализм всего, что наблюдает и в чем участвует главный герой его романа, — Максимилиан Ауэ, офицер СС

Reader’s choice

Были ли события в вашей жизни, запущенные случайностью, цепочкой совпадений? Где было начало? Какая последовательность событий определила выбор профессии, партнера, места работы? «Творцы совпадений» — попытка увидеть процесс производства случайностей профессиональным программистом

Reader’s choice

Сэр Вальтер Скотт для мальчишек моего поколения был великим писателем, открывающим нам мир доблестных рыцарей, прекрасных дам, благородных разбойников и веселых от хмельного вина монахов. Для своего внука Джона Хью Локхарта он был добрым дедушкой, который рассказывал ему интересные истории из жизни родной им Шотландии

Reader’s choice

Невероятный роман, в котором фантасмагорически переплетаются герои и события вокруг них. Роман, в котором главное не сюжет, а стиль и мастерство писателя. При этом и события, и герои закручиваются в неожиданную цепь взаимосвязей

Reader’s choice

Оба романа я прочитала навылет — как одно произведение. Финал первой книги оставляет больше вопросов, чем дает ответов. А финал второй, закрывая одни, ставит новые вопросы. Это свойственно прозе Дяченко, впрочем, как и самой жизни, — не объясняя, идти дальше

Reader’s choice

Небольшая красивая вещь о том, что самые чувствительные травмы мы наносим тем, кого любим. Иллюстрация классической истории про «причинять добро», пытаясь определить, что нужно дорогим для нас людям

Reader’s choice

«Конармия» Исаака Бабеля — книга из 38 рассказов. На первый взгляд, совершенно разных по стилю… Но Бабель нашел единственно правильное решение — эклектика стилей рассказов, вошедших в книгу, создает именно те ощущения, которые переживал он, когда ее писал. Ощущение хаоса, смятения, веры и безверия

Reader’s choice

Роман «Осень» — первая книга цикла «Времена года», появился на свет достаточно случайно… но потом автор втянулась, увлеклась — и читатели вслед за ней… Во-первых, это, правда, очень красиво. С одной стороны, такая постмодернистская прустовская проза, которая не про события, а про переживания их, про настроения от них. Во-вторых, это действительно филологическая книга: интертекстуальность, языковые игры тут не гости, а хозяева

Reader’s choice

Даже сейчас, в озабоченном всеобщим равенством социуме, все осталось по-прежнему. Склонность к деспотизму не зависит от пола и века. Она зависит от личности и количества страхов. Если разобраться, деспот — очень испуганный человек, который до дрожи боится потерять контроль. А жертва тоже напугана, только она боится взять ответственность на себя. Когда оба перестанут бояться, у них найдутся другие общие темы

Reader’s choice

В этой книге много смерти. Но и много света. Это очень искренняя и глубокая книга человека, который любит жизнь

Reader’s choice

Это книга о легендарных клубах. Истории их триумфов и падений. О великих игроках — идолах бразильской торсиды. Кстати, вы знаете, что «торсида» на португальском — «крутить»? И ушло в народ это слово с легкой руки одного бразильского репортера, который в заметке о матче описал, как девушка одного из игроков нервно крутила перчатки, когда увидела, как ударили по ногам ее героя

Больше материалов по интересующей вас теме
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: