Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Leadership&Management
5 мин. на чтение

«Черное будущее» мирового бизнеса и его светлые перспективы

«Черное будущее» мирового бизнеса и его светлые перспективы
Поделиться материалом
Иллюстрация: Игорь Гнатив, «Украденное детство» из серии «Вокруг света», 2017–2018 (вм)
 

 

«Чтобы перестать жаловаться на жизнь, вы должны хоть раз побывать в Африке», — эти слова, сказанные Леонардо Ди Каприо, как нельзя лучше характеризуют расхожее отношение к Африканскому континенту.

Даже генсек ООН Антониу Гутерриш вынужден был констатировать, что мир привык смотреть на Африку сквозь призму проблем. Вместе с тем, он призвал посмотреть на нее, как на «континент надежды, перспектив и грандиозного потенциала». Давайте разберемся насколько оправдан такой оптимизм?

 

АФРИКАНСКИЙ СОЮЗ И ПРОБЛЕМА УСТОЙЧИВОСТИ

 

Сегодня Африканский союз состоит из 55-ти государств континента, которые входят в 8 различных региональных экономических объединений.

Африканские лидеры считают вопрос интеграции исключительно важным для развития национальных экономик и бизнеса, продвижения товаров, рабочей силы, капитала и услуг. Интеграционные идеи одно время были настолько сильны, что обсуждался даже вопрос о единой общеафриканской валюте.

В 2019 году из 30-ти самых быстрорастущих экономик мира, 16 были именно африканскими. Конечно, коронакризис существенно откорректировал планы африканцев перейти от фрагментированных экономик к крупному экономическому блоку. 

Эксперты ООН считают, что пандемия нанесет развивающимся странам, где проживает 2/3 населения планеты, намного больший урон, чем финансовый кризис 2008-2009 годов. Глава МВФ Кристалина Георгиева заявила, что с начала кризиса, связанного с пандемией, инвесторы вывели с развивающихся рынков рекордные $83 млрд.

Понятно, что развивающиеся африканские экономики не исключение, и также испытывают определенные проблемы с устойчивым развитием. Вместе с тем, The Economist пишет, что пандемия коронавируса даст возможность слабым экономикам развиваться быстрее, чем сильным.

Аналитики Всемирного банка считают, что кризис может стать источником структурных реформ, которые сократят разрыв между ними. В случае с Африкой это обосновывается тем, что доходы от инвестиций выше там, где капитал присутствует в меньшем объеме.

Неудивительно, что на наших глазах разворачивается настоящая схватка мирового бизнеса и инвесторов за африканский континент. Страновые риски здесь, безусловно, выше среднеевропейских, но при этом и с высокой доходностью инвестиций в африканские проекты мало что сегодня может сравниться.

 

КОЛОНИАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

 

В нестабильности африканского континента принято винить колониальное наследие. Во многом это справедливо. Однако и здесь реальная картина представляется не такой черно-белой. На «дикую» Черную Африку европейские колонизаторы, занятые дележом богатейших азиатских колоний, системно обратили внимание лишь в конце XIX века.

И то, после того как додумались широко использовать хинин — единственное эффективное средство от малярии, болезни, сильно ограничивавшей белую экспансию в Африке.

Экономисты Дарон Асемоглу и Саймон Джонсон (Массачусетский технологический институт), а также Джеймс Робинсон (Университет Калифорнии) провели анализ экономики 64-х бывших колоний и пришли к выводу, что их развитие до сих пор определяется стратегией, выбранной некогда метрополией.

Когда климат и эпидемиологические условия представлялись европейцам благоприятными, они создавали стабильные политические институты. В противном случае, регион рассматривался лишь как сырьевой придаток.

И тогда институтами пренебрегали, делая ставку на репрессивную систему управления, традиции которой живы в африканских странах до сих пор. Не будем забывать, что когда европейцы пришли на «черный континент» там почти нигде не было традиций государственности в современном понимании.

 

БЫЛ ЛИ В КОЛОНИЗАЦИИ ПОЗИТИВ?

 

Трудно сказать однозначно. Например, Джеймс Фейрер и Брюс Сейкердот (Дартмутский колледж), исследовав экономики 80-ти островных колоний, выяснили, что в среднем каждые 100 лет европейской колонизации добавляют постколониальным экономикам 40% к ВВП.

Но вероятнее всего не столько ее продолжительность, сколько методы, которыми она осуществлялась, оказали решающее влияние на развитие Африки. Более того, ряд исследований говорят о том, что между колонизацией и нынешним состоянием постколониальных экономик и институтов нет прямой зависимости.

Специалисты Всемирного банка проанализировали развитие экономик некоторых государств, начиная с 1800 года и установили, что реальное влияние колониализма ближе к «нейтральному». 

Лишний раз это было подтверждено Никола Геннайоли (Стокгольмский университет) и Ильей Райнером (Университета Джорджа Мэйсона): там, где до прихода европейцев были какие-то политические институты, государственное строительство шло успешней.

Грубо говоря, колонизация мало что могла добавить и убавить к исходным свойствам колонизируемых народов и территорий. Неудивительно, что, когда после Второй мировой войны начался распад мировой колониальной системы, судьбы постколониальных стран сложились абсолютно по-разному.

 

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРАВИЛ

 

После 1885 года ведущие европейские страны включились в «гонку за Африку». В результате независимых африканских государств практически не осталось. С некоторой натяжкой, исключением может считаться Либерия — колония «free men of color», основанная в 1822 году чернокожими переселенцами из США при поддержке Американского колонизационного обществ и в 1847 году объявившая себя независимым государством.

Успешно противостоял колонизаторам и Мадагаскар, контроль над которым французам удалось сохранить лишь на 63 года. Но к моменту колонизации, мадагаскарское Королевство Имерина уже было весьма развитым государством.

И элита страны смогла модернизировать ее по «европейскому образцу», которому могли позавидовать даже некоторые европейцы. С 1876 года на Мадагаскаре была создана прогрессивная система школ, в которых дети от 8 до 16 лет получали обязательное и бесплатное образование. С 1866 года начинается издательство газет на малагасийском языке.

Страна переживает промышленный бум. Разворачивается масштабное каменное строительство, преобразована по английскому образцу армия, для которой в Великобритании было закуплено современное вооружение.

Мало похожа на отсталую дикую страну и Эфиопия — древнейшее христианское государство на планете с 2000-летней историей. Отбившись от притязаний итальянцев и британцев, Эфиопия не была колонией ни одного дня.

Сегодня это самая быстрорастущая экономика континента и одна из самых развивающихся в мире. Не случайно штаб-квартира Африканского союза находится именно в ее столице — Аддис-Абеба.

 

ТРАГЕДИЯ РУАНДЫ

 

Безусловно, главным условием экономического роста Африки является политическая стабильность на африканском континенте, прекращение войн, гражданских и расовых конфликтов. Всем памятен 1994 год в Руанде, когда в результате геноцида в стране с населением 7 млн за 100 дней был уничтожен почти 1 млн человек.

«Повседневная интенсивность» их гибели в 5 раз превышала темпы Холокоста. В мае прошлого года во Франции после 20-летних поисков арестовали одного из самых разыскиваемых преступников в мире — 85-летнего бизнесмена из Руанды Фелисьена Кабугу.

Кабугу был главным спонсором боевиков-хуту. Именно он финансировал «Свободное радио и телевидение Тысячи Холмов» — главный медиарупор геноцида, направленного против народности тутси. Сейчас, начиная с 2000 года, страной руководит Поль Кагаме, которого критикуют за фактическую реставрацию власти скотоводов-тутси над земледельцами-хуту.

Такая модель господства и подчинения является традиционной для многих африканских стран. В Руанде колонизаторы нарушили этот баланс, когда в 1950-х годах перестали поддерживать слишком уж независимых и гордых тутси, сделав ставку на хуту и попытавшись поменять «эксплуататоров и эксплуатируемых» местами.

В последние десятилетия конфликт утратил остроту. Руанда сегодня считается самым некоррумпированным и быстро развивающимся государством в Восточной Африке. Теперь здесь даже выпускают свои смартфоны. Битва за небо над Руандой развернулась между португальцами и катарцами.

Катар, который не находит общего языка с соседями по Персидскому заливу, все чаще ищет союзников на стороне. Потеснив португальскую Mota-Engil, Qatar Airways собирается приобрести 60% акций нового международного аэропорта, расположенного к востоку от столицы Кигали за $1,3 млрд.

Планируется, что к 2032 году пропускная способность главных воздушных ворот Центральной Африки составит  до 14-ти миллионов пассажиров в год.

 

«ГОНКА ЗА АФРИКУ» 2:0

 

Колониальные времена остались позади, но Африка по-прежнему слишком важна для ключевых геополитических игроков, чтобы ее просто так оставили в покое. В 2020 году на континенте начались сразу две больших войны.

Вновь вспыхнул вооруженный конфликт между Марокко и Сахарской Арабской Демократической Республикой, которую не признают марокканцы. Но, пожалуй, более значимым является масштабный военный кризис в 109-миллионной Эфиопии — одном из важнейших государств Африки.

Еще недавно будущее этой страны казалось исключительно радужным. Инвесторы из ЕС, Китая, Всемирного банка наперебой предлагали дешевые кредиты и участие в масштабных проектах. В стране со сверхдешевой рабочей силой был создан льготный налоговый режим для системных инвесторов, открывающих новые предприятия. 

В результате западные страны, когда-то переводившие производство в Китай и Шри-Ланку, развернули здесь выпуск таких мировых брендов как Guess, Levi’s, H&M и прочих брендов. С 2014 года при поддержке Китая были открыты четыре гигантских государственных промышленных парка.

По оценкам экспертов сейчас более 80% инфраструктурных проектов Эфиопии выполняются китайскими компаниями. В 2017 году завершилось строительство железной дороги Аддис-Абеба — Джибути длиной 752 км, в которую China Railway Group Ltd и China Railway Construction Corp Ltd инвестировали 4 млрд долларов.

Эфиопия — самая густонаселенная страна в мире без выхода к морю, и Джибути стала для Эфиопии заменой отделившейся в 1993 году Эритреи, в результате чего доступ к морскому побережью был утрачен.

Именно за разрешение военного конфликта с эритрейцами, недавно получил Нобелевскую премию мира эфиопский премьер Абий Ахмед, а сейчас развязал войну с мятежной провинцией Тыграя.

Ряд экспертов считает, что этнический конфликт в Эфиорпии возник «не сам по себе».

Его реальные корни затрагивают и глобальное противостояние США с Китаем, и Россию, и интересы Египта, который протестует против возведения эфиопской ГЭС на реке Нил.

 

ДЖИБУТИ — СТРАНА, ВООРУЖЕННАЯ ДО ЗУБОВ!

 

На территории маленького Джибути, государства-партнера Эфиопии, не случайно так много военных баз. Здесь расположена крупнейшая американская военная база в Африке — Кэмп-Лемонье (контингент около 4 тысяч человек), база Франции (около 3 тысяч).

В январе 2017 года соглашение с Джибути о размещении своей базы подписала Саудовская Аравия. С 2016 года начал строить базу и наращивать военное присутствие Китай. С 2012 года переговоры о строительстве военной базы ведут россияне.

В стране контингент японских военнослужащих, и с Японией ведется строительство объектов военного назначения. Хотя официально Япония, также как и Китай, не называют эти объекты военной базой. В Джибути с 2008 года также дислоцируется катарский миротворческий контингент, в зоне бывшего конфликта Эфиопии и Эритреи.

Здесь размещен оперативный штаб операций по борьбе с сомалийскими пиратами, в которой участвуют США, Великобритания, Франция, Германия и Испания.

То есть, регион под завязку нашпигован военной техникой и военнослужащими различных стран. Это лишний раз говорит о том, какое значение государства в мире придают «гонке за Африку».

 

ВТОРОЙ КИТАЙ?

 

Природные ресурсы и дешевая рабочая сила слишком важны для мировой экономики, которая балансирует на грани глобальной рецессии. Не случайно Африку в последнее время часто сравнивают с Китаем конца 80-х — начала 90-х г.г. прошлого века.

Тогда будущий экономический гигант для большинства бизнесменов мира тоже был terra incognita и репутация Китая — огромной страны с нищим населением и массой проблем — была под стать репутации «черного континента». На этом аналогии с Поднебесной не заканчиваются.

Как известно, Китай, по сути, является на мировом рынке монополистом редкоземельных металлов и не прочь использовать это преимущество в геополитическом противостоянии с конкурентами. Но Африка также обладает уникальными природными ресурсами, которые не до конца еще разведаны и распределены.

Редкоземельные металлы используются во всех современных технологиях — от смартфона до бомбардировщика, от медицинского оборудования до электромобиля. При этом, себестоимость их добычи может быть ниже китайской — в среднем по континенту зарплаты составляют менее 50-ти центов в час.

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ДИВИДЕНТ

 

Еще одно преимущество Африки — так называемый «демографический дивиденд». Для сравнения: сегодня в Китае проживает примерно 1,5 млрд, а в Африке — 1,3 млрд человек.

Однако к концу 21 века, население Африки вырастет до 4,4 млрд, что составит  40% мирового населения (сейчас — 15%). Кроме того, это будет самое молодое население на планете.

К 2050 году доля пожилых людей в африканских странах составит всего 9%, в то время как в Европе — 28%, Северной Америке — 23%, в Азии и Латинской Америке — 18%. Сейчас медианный возраст африканского населения составляет немногим более 20-ти лет.

Молодежь в среднем лучше образована, чем их родители и стремится к более высокому уровню потребления. Растет и средний класс (по разным оценкам примерно 250-300 млн человек). 

Стремительно завоевывают африканские рынки, сердца и умы современные цифровые технологии. Сегодня воспользоваться платежным терминалом в Кении также легко, как и в Украине.

 

АФРИКАНСКАЯ МЕЧТА РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН

 

Все эти тренды будут активно влиять на рынок труда, а также на спрос на новые товары и услуги. Неудивительно, что помимо бизнеса США и ЕС, а также экспансии Китая, на местные рынки активно заходят другие развивающиеся страны — арабские, малайзийские, российские, бразильские, индийские, турецкие компании…

Конечно, за Китаем этим странам не угнаться: китайцы — основные инвесторы в Африке, миллионы китайских граждан трудятся здесь в различных отраслях, а 60 тысяч африканских студентов ежегодно заканчивают китайские ВУЗы…

Однако очевидно, что развивающимся странам традиционно легче работать с развивающимися рынками, чем с «цивилизованными», где все места под солнцем уже заняты. Характерный пример — минимальный размер квот на поставки украинской продукции в страны ЕС.

Поэтому самое время украинским компаниям задаться вопросом: начинать бизнес с африканцами прямо сейчас или подождать, когда их экономики сравняются с развитыми, а конкуренты подрастут и окрепнут?

Ведь в бизнесе очень важно быть первым, поймать момент когда зарождается спрос на продукт, а полноценное предложение на рынке еще не сформировалось.

 

ДУМАТЬ ПО-АФРИКАНСКИ

 

В любом случае, украинскому бизнесу, который хочет преуспеть в Африке, придется кардинально менять представление о ней, изучать менталитет и особенности ведения бизнеса. А возможно, и поучиться у африканцев кое-чему. Например, у Египта — как делать смартфоны и пробиваться с ними на европейский рынок.

Или у ЮАР — использованию современных технологий добычи полезных ископаемых. Или у Руанды, которую называют «африканским Сингапуром», внедрению новых технологий и развитию инфраструктуры. Или у Эфиопии — как развивать свою экономику в условиях противоречий между США и Китаем.

Сегодня африканские страны нуждаются в продукции сельского хозяйства, сельхозтехнике, агротехнологиях, химических удобрениях, фармацевтической продукции, цифровых и космических технологиях, всех видах транспортных средств и др.

 

ГОСПОДДЕРЖКА АФРИКАНСКОГО ВЕКТОРА

 

Самое время, чтобы частный украинский капитал, который хочет работать в Африке, в условиях острого дефицита рынков сбыта, получил поддержку на государственном уровне. И здесь можно брать пример даже с соседней Польши, где еще в 2013 году премьер Дональд Туск запустил государственную программу «Вперед, Африка!»

В заключение отметим, что наиболее перспективными для украинского бизнеса эксперты считают Египет, Эфиопию, ЮАР, Сенегал и Кению, с которыми уже существует некоторая история успешных бизнес-отношений.

 

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: