Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Science
7 мин. на чтение

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ: 10 тезисов по Украине от Эллы Либановой

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ: 10 тезисов по Украине от Эллы Либановой
Поделиться материалом
Элла Либанова — академик Национальной академии наук Украины, доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист Украины / forumkyiv.org

 

Демография — это сердцебиение общества, но здоровье не дается без усилий.

Демографическая картина мира уже сильно изменилась. Повсеместно наблюдается снижение рождаемости, даже в Африке. Мы видим сокращение населения и в Китае, но проблема в том, что в Европе этот процесс происходит быстрее всего.

Согласно прогнозам ООН, очень скоро наиболее сбалансированная рабочая сила будет в Южной и Юго-Восточной Азии, Африке и на Ближнем Востоке. В результате строгие иммиграционные политики богатых европейских государств потребовали капитального ремонта. Война в Украине ускорила этот процесс.

«Демография — это сырье, — говорит Филип О’Киф, ведущий автор доклада для Всемирного банка, — а взаимодействие сырья и правильной политики приносит дивиденды».

Как будет выглядеть украинское общество, во многом зависит от понимания демографических процессов, происходящих в Украине и за ее пределами, политических решений и изменения поведения граждан. Об этом мы говорили с Эллой Либановой, ученым-демографом, академиком Национальной академии наук Украины, заслуженным экономистом Украины, руководителем Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи.

Тезисы состоявшейся беседы публикуем.

 

#1 ВЛАСТИ И БИЗНЕС ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В ТОМ, ЧТОБЫ НАШИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ТАМ ОСТАЛИСЬ 

 

На сегодня за пределами Украины пребывает 8,5–9 млн наших граждан, из которых 2,5–3 млн — это трудовые мигранты, которые уехали еще до 24 февраля. Из 6 млн «спасающихся от войны» — 4,1 находятся в странах Евросоюза.

Последние опросы свидетельствуют, что по состоянию на сегодня почти 87% чувствуют себя комфортно в странах Европейского союза, обретя там чувство безопасности. 

Данные опросов подтверждает и анализ риторики европейских стран, давших приют нашим соотечественникам. Они заявляют: «Мы хотим гарантировать (читайте «даем») украинцам чувство определенности». И это сигнал для наших соотечественников ассимилироваться в странах ЕС. 

Конечно, многое зависит от продолжительности войны — с каждым днем уехавшие все больше интегрируются в жизнь страны, где они находятся, и каждый день бомбардировок приносит Украине новые разрушения.

 

#2 УКРАИНСКИЕ «БЕГЛЕЦЫ ОТ ВОЙНЫ» КОМПЕНСИРУЮТ НЕХВАТКУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ В СТАРЕЮЩИХ РАЗВИТЫХ СТРАНАХ

 

Безусловно, главным мотивом такой невероятной поддержки украинцев в большинстве стран мира первоначально была эмпатия. Трудно было остаться равнодушным к судьбам мирных людей, страдающих от бомбардировок, отсутствия света и воды, переживающих насилие и жестокие казни, неделями не имеющих возможности выбраться из подвалов в центре Европы в ХХI веке.

Среди покидавших Украину доминировали женщины (42,4%), дети (24,2%), стариков было немного (5,8%). В отличие от беженцев из азиатских и африканских стран, где молодые мужчины составляли едва ли не большинство, мужчин-переселенцев из Украины в возрасте от 18 до 64 лет было 17,7%.

Выяснилось, что украинцы практически не претендуют на статус беженца, предпочитая статус временной защиты, что они стремятся как можно быстрее устроиться на работу, и, наконец, что 70% женщин имеют высшее образование, часто достаточно конкурентное на местных рынках труда.

Преподаватели школ и университетов отмечали высокий уровень подготовки украинских школьников и студентов, демонстрировавших и знания, и способности их усваивать, несмотря на очевидные языковые проблемы.

Конечно, в значительной мере это связано с доминированием в составе прибывших из Украины горожан в основном жителей Киева, Харькова, Одессы, Днепра, население которых более образованно и мобильно, чем жители остальной части страны.

Для большинства европейских стран, в которых естественная убыль населения компенсируется исключительно за счет иммиграции, а рабочая сила стремительно стареет, приток такого количества молодых и активных людей означает решение части насущных проблем не только сегодняшнего дня, но и ближайшего будущего.

Уже к концу 2022 года значительная часть украинцев в Польше смогла найти работу, самостоятельно снять жилье, и хотя они получали некоторую помощь от государства, по свидетельству польских аналитиков, с лихвой компенсировали эти средства своими налогами.

Исходя из этого, можно с уверенностью говорить о заинтересованности большинства развитых стран в интеграции украинцев.

 

#3 УКРАИНА НЕ МОЖЕТ КОНКУРИРОВАТЬ СО СТРАНАМИ ЕС В СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ СООТЕЧЕСТВЕННИКАМ

 

Львиная доля наших соотечественников, бежавших от войны, оформляет статус временной защиты .

Еврокомиссия приняла решение продлить действие механизма временной защиты украинцев до марта 2025 года, что практически приравнивает украинцев к гражданам страны пребывания. А возможности занятости и/или щедрость выплат обусловливают их перемещение в Германию, Нидерланды, Чехию.

В течение 2023 года заметно уменьшилось количество украинцев со статусом временной защиты, например в Польше, где поначалу концентрировалось большинство наших переселенцев. Переезд в более благополучные и одновременно более отдаленные страны, как показывает международный и наш собственный опыт, заметно осложняет перспективы возвращения мигрантов.

Предоставляя переселенцам пакет социальных гарантий, государство привязывает их к своему обществу, а грамотным соотношением социальных выплат и зарплат стимулирует трудовую активность, что крайне важно для стремительно стареющей Европы. 

Мы очевидно не можем конкурировать со странами ЕС в щедрости социальных гарантий, главным образом из-за ограниченных финансовых возможностей. Поэтому на экономические инструменты мотивации возвращения в Украину не стоит рассчитывать.

 

#4 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОТИВАЦИЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ УКРАИНЦЕВ СПРОВОЦИРУЕТ СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ

 

Вопрос о возвращении соотечественников на родину стоит достаточно остро, и государство ищет разнообразные пути его решения. Один из вариантов — экономическая мотивация, льготы на жилье и т. д. Этого делать категорически нельзя: экономически неоправданно и социально несправедливо. 

Одно из самых больших достижений Украины во время войны — невероятное единство нашего общества. Знаменитая фраза «Где два украинца — там три гетмана» сейчас неактуальна — борьба с врагом объединила украинцев, ставших на защиту свободы, и сохранение этого единства чрезвычайно важно не только для Победы, но и для строительства новой, более справедливой и лучшей для жизни страны. 

Конечно, единство не тождественно однородности, и в современном украинском обществе достаточно четко видны четыре группы: 

  • Те, кто защищает страну с оружием в руках.
  • Все оставшиеся там, где жили до войны, несмотря на бомбежки, блэкауты и пр.
  • Выехавшие в эвакуацию в пределах Украины.
  • Эвакуировавшиеся за границу.

Возможно, впоследствии будет иметь значение и продолжительность эвакуации.

Сегодня общество одобрит практически любые льготы нашим защитникам, но всякая попытка предоставления каких-то преференций последней группе грозит социальным недовольством. Этого просто не примут. А единство общества гораздо важнее возвращения даже сотен тысяч мигрантов. 

 

#5 ВАЖНО КОММУНИЦИРОВАТЬ С УЕХАВШИМИ. «УКРАИНА ТЕБЯ ЖДЕТ»

 

Не имея экономических инструментов, мы можем воспользоваться моральными: нужны постоянно связываться с теми, кто еще не вернулся, чтобы они чувствовали, что их тут ждут. Когда Греция во время кризиса стала донором рабочей силы для всей Европы, то в аэропортах повесили борды «Возвращайся! Греция тебя ждет».

О том, что моральные инструменты могут сработать, говорит возвращение через западные границы и границу с Молдовой в первые две недели после начала полномасштабной войны 200 тысяч украинских мужчин. Они вернулись после введения военного положения, понимая, что обратно уехать не смогут. Но чувство «украинскости», стремление защитить родину и помочь своим близким оказалось сильнее сомнений и страхов.

Украинские работодатели, которые и до войны испытывали проблемы дефицита рабочей силы, должны поддерживать контакты со своими бывшими сотрудниками. Да, многие уже работают за рубежом, но по необходимости — преимущественно не на тех рабочих местах, не в том социальном статусе и т. д. Могут помочь контакты одноклассников, одногруппников, соседей.

Есть достаточно много примеров того, как семья решала возвращаться уже сейчас под влиянием детей, которым не нравились зарубежные школы. Кстати, честь и хвала Министерству образования и науки, принявшему решение о том, что школьникам/студентам по их возвращении не нужно «досдавать» те предметы, которые они, возможно, и не учили за границей. Все смогут продолжать обучение в Украине без потери года.

Но в целом сегодня предпосылок для массового возвращения украинцев домой нет. Нужно быть безответственным человеком, чтобы говорить матерям: «Возвращайтесь с детьми сейчас». Где гарантии, что не убьют? Где социальные гарантии для жизни?

Сейчас надо думать о возвращении максимально большого количества украинцев после Победы и о том, чтобы избежать послевоенной волны эмиграции, в частности связанной с выездом мужчин к своим семьям. И искать для этого возможности — создание эффективных рабочих мест с достойной оплатой, восстановление жилья и социальной инфраструктуры в целом, преодоление неприемлемого имущественного расслоения, обеспечение равенства перед законом и надежной защиты прав, в т. ч. прав собственности.  

Вообще, нужно признать неизбежность масштабного миграционного обмена, который одновременно является и результатом, и движущей силой глобализации, обмена знаниями, технологиями, культурой и пр. При циркулярной миграции выгоды получают обе страны — и донор, и реципиент.

Поэтому Украине в тех случаях, когда она будет донором рабочей силы, нужно стремиться к недопущению перехода временной миграции в постоянную, к тому, чтобы украинцы через какой-то период возвращались — с новыми знаниями, с новым опытом, с деньгами, заработанными за границей.

А в тех случаях, когда Украина будет реципиентом рабочей силы, нужно стремиться, во-первых, к тому, чтобы иммиграция была исключительно легальной, а во-вторых, обеспечивала приток рабочей силы, необходимой для нашей экономики. 

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

#6 ОТКРЫТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ИММИГРАЦИИ В НАШУ СТРАНУ — ОГРОМНЫЙ ШАГ ДЛЯ БУДУЩЕГО УКРАИНЫ

 

При любых масштабах возвращения украинских мигрантов естественная убыль населения и его дальнейшее старение неминуемы. Мы переживали депопуляцию и до войны, придется жить в таких условиях и после ее окончания.

Но после Победы мы столкнемся с необходимостью восстановления утраченного экономического потенциала, кардинальной перестройки многих производств, восстановления разрушенной инфраструктуры. Все это вызовет значительный рост спроса на рабочую силу. Конечно, можно делать акцент на современных высокотехнологичных нетрудоемких производствах. Но для этого нужны колоссальные вложения и годы.

Приедут ли в Украину мигранты? Скорее всего, да. Если, конечно, их будут устраивать рабочие места. Но, как правило, работать едут из более бедных стран в более богатые, да и высококвалифицированные работники, пользующиеся спросом в своем государстве, не слишком склонны эмигрировать.

Учитывая, что еще долго Украина будет оставаться бедной страной (к довоенным проблемам добавятся новые, связанные с разрушениями военного периода), рассчитывать на массовый приток, скажем, немцев или поляков не стоит. Но всегда можно найти для иммигрантов ниши на рынке труда, обычно непривлекательные для местного населения.

Конечно, активная иммиграционная политика потребует изменений правового поля, изменений в поведении чиновников, изменений в общественном сознании.

 

#7 СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНАЯ ЗАДАЧА — АБСОРБИРОВАТЬ БУДУЩИХ ИММИГРАНТОВ И ПРИВИТЬ ИМ УКРАИНСКИЕ ЦЕННОСТИ

 

Как известно, эмиграция — это проблема бизнеса, а иммиграция — проблема власти. Украинцы точно ксенофобами не являются, но мы и не особо толерантны. В принципе, толерантность имеет отношение не только к иностранцам, но вообще ко всем тем, кто хоть чем-то отличается. Отличие может быть в национальности, цвете кожи, религии, конфессии, языке, образе жизни. Во имя будущего Украины толерантность должна стать одной из основополагающих ценностей.

Украина подписала социальную хартию, а это означает, что мы обязуемся обеспечить иммигрантам развитие в своей социально-культурной среде. С другой стороны, мы должны абсорбировать иммигрантов и привить им украинские ценности. Это одно из ключевых условий сохранения и развития украинского общества. Поэтому нужно и с иммигрантами работать, и с украинцами.

Если не выучить урок толерантности, то столь важный для экономики иммиграционный поток может вызвать не столько экономический рост, сколько социальную напряженность.

 

#8 ПОСЛЕВОЕННАЯ СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ В РАЗНЫХ ЧАСТЯХ УКРАИНЫ ДОЛЖНА БЫТЬ РАЗНОЙ

 

Когда мы обсуждаем послевоенное устройство, акцент должен быть на том, что формирование системы расселения так или иначе должно учитывать географические, геополитические, демографические, экономические, экологические особенности разных частей страны.

Можно выделить пять кластеров.

Первый — области, приграничные с Россией. Северные районы Харьковщины, Сумщины, Черниговщины будут находиться в более опасном положении и после войны. Едва ли целесообразно оставлять там стратегические производства, например такие, как Харьковский танковый завод.

Но есть масса других индустриальных объектов, требующих высококвалифицированной рабочей силы, традиционно определяющей лицо Харькова. Нужно думать, как стимулировать развитие бизнеса, какого бизнеса, как мотивировать население.

Вариантов немного, но можно изучить опыт развития приграничных территорий других стран, имеющих длительные военные конфликты (Израиль, Индия, Пакистан), опыт развития северных территорий Канады.

Второй кластер — западный. Казалось бы, отличная логистика, близко Евросоюз, в котором мы завтра все окажемся. Но специалисты говорят о том, что экологическая емкость западного региона практически исчерпана. Есть запас на Ивано-Франковщине и на Львовщине. На Волыни, Буковине, Закарпатье уже нельзя размещать новые предприятия и формировать новые бизнес-структуры. Возможно обновление уже существующих, но и с этим тоже не все так просто. 

Третий кластер — юг Украины. Пока неясно, что будет с Одессой и другими портами, в каком состоянии мы их получим после войны. Но уже сейчас мы понимаем: что-то изменится. По-видимому, другим станет аграрный комплекс Херсонщины.

Учитывая имеющиеся традиции, новые возможности и запросы, принципиально иначе будет развиваться промышленность Николаевщины и юга Запорожской области. Наконец, нужно использовать громадный курортный потенциал южных территорий, в первую очередь Крыма и других приморских районов.

Четвертый кластер — центр Украины. Именно сюда, как кажется, естественно, с учетом сельскохозяйственных возможностей и потребностей, стоит переводить стратегические производства с северо-востока. Вообще, экономический потенциал центральных областей, даже Днепропетровской, использовался до войны в очень небольшой степени. Безусловно, это следует исправлять. И козырем смогут стать построенные дороги, обеспечивающие необходимые логистические связи.

Пятый, и очень важный, кластер — это метрополисы, которые и дальше будут играть очень важную роль. Речь идет о Киеве, Харькове, Одессе, Днепре, Львове, Донецке (даст Бог). В Украине, как и в любой бедной стране, всегда было тяготение к метрополисам — более развитые рынки труда и жилья, в частности, арендного, больше возможностей для образования, занятости, реализации своих возможностей и желаний.

Конечно, значение метрополисов сохранится и в послевоенные годы, но важно предотвратить латиноамериканские варианты, при которых до четверти населения концентрируется в столице. Альтернативой может стать развитие агломераций и создание, например, столичного округа.

Уже ясно, что на ликвидацию последствий войны и восстановление экономики Украине понадобятся годы, но разрабатывать стратегические документы и готовить правовое поле нужно уже сейчас, чтобы потом не терять золотое время максимальной международной поддержки. 

 

#9 СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ РАБОТА СОЦИАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОВ ДОЛЖНА ПОЛУЧИТЬ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПОДДЕРЖКУ

 

Сегодня достаточно много говорят о необходимости психологической реабилитации ветеранов войны. Ссылаются прежде всего на опыт США. Конечно, трудно поспорить с запредельностью физических и психологических нагрузок на фронте, с необходимостью максимальной помощи ветеранам в их адаптации к мирной жизни.

И очень хорошо, что разрабатываются соответствующие программы, изыскиваются, хоть и в недостаточном объеме, средства. Есть понимание потребности в долговременном сопровождении ветеранов в их трудоустройстве, регулярном контроле физического и психологического состояния, в использовании их лидерских качеств и опыта быстрого принятия решений при формировании различных органов власти. Но нельзя ограничиваться только этой категорией.

Как, скажите, могут забыть все ужасы мирные люди, пережившие Бучу, Мариуполь, Бахмут, Купянск? Как приспособиться к мирной жизни тем, кто потерял ребенка? Да, мы достаточно быстро восстанавливаем везде, где можно, разрушенные дома, школы и больницы. Малый бизнес пытается работать в абсолютно немыслимых условиях. Сельские жители выращивают урожай и даже продают его на рынках. Но это вовсе не означает, что они вернулись к нормальной жизни. И самое главное, в большинстве своем они даже не осознают своих проблем.

Любой ребенок на территории Украины испытывает на себе все ужасы войны. Глава военной администрации Закарпатья рассказывал, что в начале мая 2022 года, во время первой грозы, услышав раскат грома, все дети-переселенцы мгновенно упали на пол. Это последствия очень сильного стресса, и мы понимаем его причины. 

Дети растут в ненависти к России и ее жителям. Это абсолютно понятно и, пожалуй, неизбежно. Но кто может уверенно сказать, как все отражается на подвижной детской психике, чем обернется в их взрослой жизни?

Конечно, в большинстве школ есть психологи. Но всегда ли достаточна их квалификация? Часто ли обращаются к ним дети? или родители? или учителя? Все ли случаи отклонений мы замечаем и корректируем? Вопросов гораздо больше, чем ответов.

Представляется, что государство должно вплотную заняться разработкой всеобъемлющей программы психологической реабилитации населения Украины. И вопрос не только в подготовке кадров — этим уже начали заниматься в магистратурах многих университетов, что крайне важно. Но дело еще и в институциональном обеспечении.

Возможно, в рамках формирования и распространения среди украинцев стандартов здорового образа жизни, наряду с систематическим контролем состояния здоровья, нужно предусмотреть и психологические тесты, нужно сделать доступной помощь социального психолога не только для жителей крупных городов.

 

#10 ПЕРЕСТАТЬ РАССУЖДАТЬ О РОСТЕ ВВП. ГОВОРИТЬ О КАЧЕСТВЕ ЖИЗНИ

 

Нам необходимо по-другому расставить наши приоритеты. Рост экономики, естественно, очень важен, потому что в экономике создаются рабочие места, экономика обеспечивает необходимые ресурсы, в частности инвестиции, бюджетные доходы и доходы населения. Но это не цель, а только средство достижения иной, гораздо более важной и комплексной цели — построения страны с высоким качеством жизни, в которой хочется жить!

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media  
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: