Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Philosophy
5 мин. на чтение

«Диктатура не равна демократии, раб не равен свободному человеку», — Петер Слотердайк, немецкий философ

«Диктатура не равна демократии, раб не равен свободному человеку», — Петер Слотердайк, немецкий философ
Поделиться материалом
Источник фото: nzz.ch

 

Петер Слотердайк (1947) — современный немецкий философ, специалист в области философии эстетики и символизма. Автор известных работ «Критика цинического разума» и «Сферы».

 

Чудовищная война в Украине оказала радикальное воздействие не только на социальную и экономическую повестку современной цивилизации. Ее влияние распространилось и на фундаментальные отношения человека с миром, с реальностью, т. е. на то, что еще с античных времен принято было именовать онтологией — учением о бытии.

Слово «космос» для греков предполагало обитаемость. Быть в мире — значит обитать в пригодном для этого месте. Обитаемость мира — первое предубеждение человека относительно окружающей его среды.

 

Сегодня мы понимаем, что идея мира, напоминающего защитную оболочку, рушится. Мир больше не подчиняется интересам человека. Наоборот, он становится для него нездоровым

 

Кроме того, изображения, предоставленные недавно телескопом «Джеймс Уэбб», впечатляют: нас окружают миллионы галактик неожиданной красоты, и единственное, что мы знаем о них: они необитаемы. Это нечто далекое и безответное.

То, на что мы смотрим, но что не смотрит на нас. Изображения с телескопа «Джеймс Уэбб» показали, что пока люди смотрят на Бога, он не интересуется ими. Этот образ оставляет очень важный эмоциональный след. То, что мы называем Богом, на самом деле есть эта абсолютная внеположенность, не обращенная к нам. 

Бог не смотрит на Землю или людей. Он везде, кроме того места, где обитаем мы. Война как раз и продемонстрировала такую «богооставленность», т. е. отсутствие перспективы развития, перспективы скачка в абсолютно иное (в онтологическом смысле) качество. Проще говоря — нам некуда идти.

 

Самым скверным следствием войны становится переход жизни в экономный и мобилизационный режим

 

Так, урезаются ресурсы для культуры, фундаментальной науки — переправляются на оборонный комплекс и социальную помощь.

Наблюдается движение в сторону увеличения налогообложения — это неоправданное средство. Скорее мы должны поощрять активность, изобретательность и прежде всего предотвращать утечку мозгов, а не увеличивать налоги. Это только отдельные примеры мобилизационного способа существования.

После вторжения в Украину мы научились узнавать и ценить Восточную Европу.

Нынешняя Западная Европа — это клуб посредственностей, в этом ее величие, ироничное величие. Я принадлежу к поколению, которое жило под влиянием железного занавеса. Для нас вся Восточная Европа не существовала. ГДР была ненавистной конструкцией. Нам не хватало любопытства к востоку.

Сегодня, после вторжения в Украину, мы научились ценить реалии Восточной Европы, понимать, что нас объединяет.

 

Мы больше не считаем украинцев русскими

 

И они сами перестают понимать себя в терминах России, кроме части населения на востоке.

Остальная часть страны выбрала новое направление. Это великий исторический урок: мы являемся свидетелями рождения нации. Такое очень редко можно испытать. Если бы Путин хотел создать Украину, он не смог бы придумать ничего лучше. Со своей стороны, Россия стала изгоем, полностью лишенным «мягкой силы».

И все это знаки возрождения Европы. Потому что, несмотря на напряженность, есть актуальность сотрудничества. Что-то шло в этом направлении с 2003 года, когда Франция решила выйти из альянса во время войны в Ираке. Появился росток европейского духа с оттенком антиамериканизма.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Когда Макрон говорил о «смерти мозга НАТО», это, несомненно, было немного преждевременно, но мы, безусловно, живем в момент пересмотра наших отношений с Соединенными Штатами: нам придется проводить политику безопасности, которая будет иметь более европейский акцент.

Более того, мы должны готовиться к постпутинской эпохе. Поле для переговоров станет более открытым, когда Путин лишится власти. Европа больше не сможет терпеть неоимпериалистические претензии, исходящие от востока.

Мы начинаем понимать, что Французская революция потерпела неудачу. Долгое время мы верили в торжество свободы, но на самом деле это медленная и болезненная эволюция, отмеченная рецидивами. Не решен вопрос о монархическом управлении современными политическими системами.

За авторитаризмом и явлением диктатуры всегда скрывается старое имя короля. Большинство политологов рассказывают нам сказки о том, что мы живем в постмонархическом мире, но это неправда: если вы посмотрите на все страны в ООН, две трети из них — авторитарные государства.

 

А Европа была создана не для того, чтобы воодушевить или мобилизовать массы, а для того, чтобы установить мир, чтобы гарантировать свободное существование наибольшего числа людей

 

Что такое Европа? Огромное образование, состоящее из 450 миллионов человек, является результатом провала многих национальных и имперских проектов. Европа противоположна стремлению к господству. В этом смысле она является плодом своеобразного чуда: двадцать семь стран решили объединиться с единственной целью — обеспечение свободного и мирного сосуществования, — стараясь максимально сотрудничать.

Большая проблема заключается в следующем: в наших демократиях связь между изобилием и свободой разрывается — она становится все более и более хрупкой. Диктатура более совместима с идеей избавления населения от бедности. Для нас демократия символизирует обещание изобилия и улучшения условий жизни.

Без этой перспективы невозможна демократия или, по крайней мере, демократия должна быть способна поддерживать достигнутый уровень. Но будет сложно. И потому диктатуры исподволь начинают спекулировать на кризисе Европы, используя при этом средства, созданные Европой, — в этом горький парадокс. Сегодня производство вторглось в царство правды. Если вы найдете кого-то, кто финансирует вашу ложь, любое дело быстро пойдет в гору.

Это мир постправды, мир, в котором отсутствуют истины. Например, соцсети — это такое Евангелие без откровений, где все якобы имеет право на существование. Но это обман — разрушение основ истины не имеет права на жизнь.

 

Диктатура не равна демократии, раб не равен свободному человеку

 

Peter Sloterdijk. La guerre en Ukraine a changé notre réalité / L’Echo, 03 septembre 2022

Перевод: Олесь Манюк (кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management)

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: