Елена Окунева
Life&Art
3 мин. на чтение

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
Поделиться материалом

Мы часто слышим о том, что в нашей стране отсутствует понятие преемственности — каждое следующее поколение изо всех сил старается уничтожить, стереть память о предшественниках, или хотя бы представить их в наихудшем свете, свалить на них ответственность за теперешние неудачи.

Кажется логичным, что так быть не должно, но как именно этого достичь — вопрос хороший. В каком-то смысле нам повезло, что мы находимся в непосредственной близости от многих стран, где с проблемами памяти и наследия разбираются давно и серьезно и при желании можно усвоить их уроки, или, как минимум, не наступать на их грабли.

Отличный пример культурной преемственности, да и не только, подает Ян Фабр — известнейший бельгийский художник.

Начать стоит с того, что сам он — потомок влиятельного ученого-энтомолога Жан-Анри Фабра, который в свое время первым стал изучать поведение живых насекомых и прославился своими непревзойденными трудами о жуках [1].

Ян же с юных лет вдохновлялся историей предка и не только посвящал ему некоторые из своих работ, но и сам изучал насекомых, перенося собственные наблюдения на человека и вырабатывая изящные метафоры, на которых строил свое искусство.

К примеру, он обратил внимание, что жук скарабей — существо совершенно неразумное, зато обладает крепким панцирем, который защищает его тело.

Так в творчестве Фабра появился образ рыцаря, доспехи которого служат, собственно, тем самым защитным панцирем, однако, в отличие от жука, человек способен сохранить разум под броней, что делает его некой лучшей версией себя.

В таком усовершенствованном образе художник нередко предстает перед публикой в своих фильмах и различных представлениях, есть у него и «рыцарский» перфоманс, который он осуществил совместно с королевой жанра — Мариной Абрамович.

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
Virgin / Warrior, 2004. Фото: Атиллио Маранзано

Другой момент, передавшийся художнику по наследству в рамках все той же биологии, — это интерес к телу как таковому, не только жуков, но и человека. Всю жизнь Ян Фабр неустанно исследует внутренние механизмы тела, а также его возможности.

Поначалу он ставил эксперименты над самим собой, закрываясь в комнате, лишая себя еды и сна, подвергаясь избиениям, рисуя собственной кровью — все во имя искусства.

Порой художника били зрители, возмущенные его перформансами, тогда он назвал свое тело полем боя, а синяки, оставшиеся после побоев — синими медалями, которые он носил с гордостью за свою храбрость и несгибаемость [2].

Позже возможности тела Ян Фабр исследует вместе с перформерами, которых он подбирает для собственного театра Troubleyn. Его труппа, как водится у лучших, пошатнула устои и существенно расширила понятие «театр».

Например, один из самых известных его спектаклей «Гора Олимп» посвящен древнегреческим мифам и длится 24 часа подряд, изнуряя и актеров, и зрителей, доводя их тела до той границы, за которой меняется ментальное восприятие.

Важным персонажем и «Горы Олимп», и других произведений Фабра, является Вакх — популярное в искусстве божество вина и радости.

Это не случайно, ведь Ян Фабр находится под сильным впечатлением и влиянием своих давних предшественников по цеху — фламандских художников: Босха, Брейгеля, Ван Эйка, Вермеера, Рубенса; и именно Вакх в исполнении Рубенса занял особое место на Олимпе Фабра — обрюзгший, дряблый, совершенно непривлекательный образ был новым на то время, и восхищает откровенностью и сейчас.

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
П. П. Рубенс: Вакх, 1638-1640
ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
Ян Фабр: Гора Олимп, фото: Wonge Bergmann & Troubleyn

Фламандской живописи Фабр обязан и интересом к телу в общем, и конкретными вдохновляющими полотнами в частности, и даже пиететом к синему цвету, имеющему символическое значение для тех самых старых мастеров.

Синими у Фабра стали работы, выполненные шариковыми ручками фирмы Bic. Вначале молодой художник рисовал ими потому, что это были самые дешевые и самые распространенные ручки, они были повсюду — в кафе, банках, разных фойе — их просто можно было легко украсть. У Фабра не было денег на дорогие холсты и  краски, а не творить он просто не мог.

Позже он влюбился в этот синий цвет и расписывал ручками все: бумагу, мебель, одежду, собственное тело, расписал даже целый замок.

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
Замок Тиволи, 1990

Дань именитым предшественникам Фабр отдает не только символически через отсылки и цветовые решения, это зритель мог бы и пропустить. Бельгиец часто работает с контекстом, в котором уже присутствуют главные художники прошлых эпох.

Например, у него были персональные выставки в Лувре и Эрмитаже, куда Фабр вписывал свои специально созданные работы таким образом, чтобы не изменять существующую экспозицию великих музеев, и даже больше — чтобы новые работы вступали в диалог с картинами и скульптурами, уже находящимися в тех же залах.

То есть зритель не мог купить отдельный билет на выставку Фабра, его работы были тщательно внедрены в общее полотно музеев.

Таким же подходом художник руководствуется и при создании своих публичных произведений искусства.

К примеру, «Человек, несущий крест» — скульптура, установленная в Соборе Антверпенской Богоматери — не просто трибьют любимому Рубенсу, чей триптих «Снятие с креста» висит в том же соборе, но и дополнительный ракурс к прочтению работы старого мастера [3].

ДОСТОЙНЫЙ НАСЛЕДНИК: бельгийский художник Ян Фабр
«Человек, несущий крест», 2015. Фото: Атиллио Маранзано

Всё это делает Яна Фабра не просто безусловно талантливым художником современности, но и достойным наследником своих предков и такой важной и влиятельной живописной традиции, складывавшейся столетиями и нежно охраняемой как художниками, так и гражданами Фландрии.

Ян Фабр — живое подтверждение правильности решения искусство беречь, а не уничтожать, ведь посмотреть на его работы в маленькую Бельгию едут со всего мира. Хороший урок, стоящий того, чтоб его заучить. 


[1] Работы Жан-Анри Фабра на проекте Гутенберг

[2] Ночные дневники. Избранное — Ян Фабр; пер. с нидерл. И. Лейк, — Москва: Эксмо, 2018

[3] The Man who Bears the Cross: Inside the Creative Mind of Jan Fabre — Evi Kallini, 2015

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: