Елена Окунева
Life&Art
5 мин. на чтение

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства
Поделиться материалом
Фото: Даниэль Деме / EPA

 

Джефф Кунс — фигура неординарная: с одной стороны, его обвиняют в отсутствии вкуса, с другой — покупают за миллионы, говорят, что он бесится с жиру и из брокера стал художником, но на самом деле он стал брокером для того, чтобы позволить себе быть художником, его обвиняют в неискренности, но любят за искренность работ. И любить Кунса или не любить — решить предстоит каждому самостоятельно, но пройти мимо него просто невозможно, ведь он — один из самых дорогих и узнаваемых художников современности.

Джефф Кунс родился в 1955 году в американском штате Пенсильвания, его семья относилась именно к тому знаменитому среднему классу, который покупал телевизоры и «карамельные» машины. Отец был дизайнером интерьеров, поэтому мальчик с детства имел представление о вкусовых предпочтениях американцев любого уровня достатка и различных социальных слоев.

И, по сути, именно вкус и консьюмеризм своей страны Кунс будет то ли высмеивать, то ли воспевать в собственном творчестве на протяжении всей жизни. Джефф с детства мечтает стать художником, а посему активно интересуется искусством. Определяющими для Кунса стали три художника — три кита, на которых будет опираться творчество Джеффа Кунса: Марсель Дюшан, Сальвадор Дали и Энди Уорхол.

Марсель Дюшан считается отцом контемпорари арта, он сделал революцию в мире искусства, выставив в галерее объект массового производства и породив понятие реди-мейда. Дюшан — очень влиятельная фигура в истории искусства, и Джефф Кунс — один из многих, на кого идеи француза произвели неизгладимое впечатление.

Вдохновленный Дюшаном Кунс в 1981 году выставляет новенькие пылесосы в витрины галерей. Размещая пылесос на постаменте для скульптуры, художник приравнивает утилитарные вещи к художественным произведениям, вероятно, высмеивая арт-рынок, где к предметам искусства относятся как к товару, и рынок как таковой, в который превратился весь наш мир.

 

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства
New Shelton Wet/Dry Doubledecker, 1981 / New Hoover Convertible, 1980

 

С Сальвадором Дали Кунсу удалось познакомиться лично. Когда ему было 19, он выследил, в какой гостинице Нью-Йорка останавливается Дали, которому на тот момент было уже почти 70. Джефф написал туда письмо и, как ни странно, получил положительный ответ, приехал в отель, встретил Сальвадора в фойе, напросился посетить вместе выставку испанца и даже умудрился сделать его фотопортрет. Кунс называет своей любимой работой Дали «Телефон-омар». Вероятно, своего надувного лобстера «Акробат» в 2003-м он создавал с мыслью о кумире.

 

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства
Джефф Кунс со своей работой «Акробат», 2003

 

Однако можно проследить и более глубинное влияние Дали на Кунса. Серию надувных объектов, которая сделала его самым успешным и богатым из ныне живущих художников, рассматривают в контексте сюрреализма, возможно, потому, что они выглядят очень реалистично, будто обычные надувные резиновые животные для бассейна, однако, конечно, ими не являются.

Считается, что привычку наделять привычные объекты необычными качествами и смыслами Кунс унаследовал от своего «учителя», по совместительству — главного сюрреалиста планеты. Другим важным аспектом работ из этой серии, да и всего творчества Кунса, являются его детские воспоминания, как это часто бывает у художников. Он вспоминает, как, будучи подростком, ходил от двери к двери, продавая конфеты и оберточную бумагу.

Джефф никогда не знал, кто откроет дверь и будут ли ему рады, но он должен был быть веселым, улыбающимся и жизнерадостным, невзирая на то, какое там у него на самом деле было настроение.

Это важный урок, который Кунс будет помнить и воплощать всю жизнь, — он станет витриной для самого себя. По сути, его идеальные жизнерадостные игрушки — отражение этой его реальности — снаружи лучший из возможных вариантов каждой из них, пусть и с пустотой внутри.

 

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства
Кролик, обезьяна и лебедь, 2004–2013

 

Роль коммивояжера настолько глубоко повлияла на художника, что он не расстается с ней до сих пор. Он рос в обществе, где продажи и покупки формировали быт, мировоззрение, образ жизни и саму жизнь. Кунс и сам говорит, что коммерция — это новая религия. Поэтому он решил возглавить эту паству и олицетворил коммерцию в мире искусства собственной персоной. Еще в юности, чтобы заработать денег на свое творчество, он стал брокером на Уолл-стрит.

Используя свой коммуникационный талант, Кунс быстро достигает успеха, продавая товары. Но из образа успешного бизнесмена не выходит, неизменно появляясь на публике в классическом костюме, белой рубашке и галстуке.

Вообще, тему коммерции и консьюмеризма Джефф Кунс унаследовал у третьего своего героя — Энди Уорхола. Они оба отражают прежде всего американское общество потребления ярким, блестящим искусством, которое иногда напоминает рекламу.

Дэмиен Херст, который дружит с Кунсом и является одним из его крупнейших коллекционеров, красноречиво говорит, что в работах Кунса «есть все дерьмо Америки и, одновременно, все хорошее, что в ней есть».

 

ДЖЕФФ КУНС: три кита искусства
«Халк» («Джунгли»), 2005

 

Еще одно сходство между Уорхолом и Кунсом — это художественные фабрики. Уорхол был первым, кто делегировал физическое воплощение своих идей другим мастерам, хотя сейчас этим никого не удивишь. В мастерской Джеффа Кунса работает более сотни художников, которые четко следуют детальным инструкциям автора.

В частности из-за этого, а также из-за наличия постоянных состоятельных коллекционеров, которых будто бы обслуживает Джефф Кунс, и из-за его коммерческого успеха его нередко упрекают в меркантильности и обвиняют в том, что он скорее пиарщик или коммерсант, чем художник. Но как раз в этом Кунс невероятно органичен, ведь он не скрывает своей заинтересованности в популярной культуре и в ее коммерческой составляющей.

Известный критик Уильям Фивер сказал: «Обвинять Кунса в хайпе — это как упрекать рыбу в том, что она мокрая». До конца непонятно, он этой массовой, потребительской поп-культурой увлекается и искренне хвалит в своем искусстве, или это такой сарказм и своеобразная насмешка, но это дает нам, зрителям, свободу относиться к нему так, как нам подскажут ощущения.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: