Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Leadership&Management
5 мин. на чтение

«Единственное место, где преуспеяние предшествует труду, — это словарь». Правила жизни легендарного парикмахера Видала Сассуна

«Единственное место, где преуспеяние предшествует труду, — это словарь». Правила жизни легендарного парикмахера Видала Сассуна
Поделиться материалом
Фото: Видал Сассун. Кадр из документального фильма «Видал Сассун. Фильм». На мосту Миллениум в Лондоне / nytimes.com

 

Мог ли маленький мальчик, сын киевской эмигрантки, когда-нибудь подумать, что в очередь к нему, как к мастеру парикмахерского дела, будут записываться самые яркие звезды кино и эстрады 70–80-х и даже 90-х годов? Нет. Он и учиться-то поначалу не очень хотел.

Но взявшись за парикмахерское дело, британский стилист, предприниматель и общественный деятель Видал Сассун так полюбил его, что совершил несколько революций, сделал своим призванием и заставил весь мир считать его достойным ремеслом.

Он заслуженно и навсегда вписал свое имя в золотой список выдающихся гениев красоты.

 

ГАЛАНТНЫЙ ЖЕСТ

 

Они оказались на улице послевоенного лондонского Ист-Энда под вечер. В свете фонарей Видал наблюдал, как волнуется мама, остановившись под вывеской «Парикмахерская Адольфа Коэна». Она собралась с мыслями и робко постучалась в дверь. К их великому удивлению, дверь распахнулась, и сын с матерью, переступив порог, сразу же попали совсем в другой мир, где остро пахло одеколоном и мыльной пеной. 

«Не будете ли вы так любезны взять вот этого мальчика себе в ученики?» — робко спросила Бетти Сассун. В руке она сжимала вырезку из газеты, в которой сообщалось, что известный в восточной части Лондона парикмахер Адольф Коэн набирает учеников себе в подмастерья.

Коэн ответил, что охотно возьмет нового ученика, и сразу же озвучил цену двухлетнего обучения. Это стоит 100 гиней, всего лишь! Но сумма для несчастной Бетти, которая одна растила сыновей после бегства их отца, оказалась неподъемной. «У меня не найдется даже ста пуговиц, чтобы заплатить вам!» — в сердцах выкрикнула она.

Видал ни капли не расстроился. Он не видел себя в парикмахерском фартуке и с ножницами в руках. Это было скорее желание мамы, которая считала, что умение стричь будет кормить его до конца дней. Значит, он займется чем-нибудь поинтереснее.

«И мы отправились к двери. Я был счастлив, — делился в своей автобиографической книге Видал Сассун. — Сняв шляпу, я галантным жестом, подсмотренным мною в каком-то фильме, открыл перед мамой дверь, и мы вышли.

И тут у нас за спиной раздались шаги. Догоняя нас, Коэн сказал мне: «Я вижу, у вас, молодой человек, прекрасные манеры. Выходите в понедельник без всякой платы». Мамино лицо просияло, а с моего, наоборот, сразу же сошла улыбка. Я проклинал и себя, и тот фильм с дурацким галантным жестом».

 

ПРЕСТИЖ ПРОФЕССИИ

 

В понедельник юный 20-летний ученик уже был на своем новом рабочем месте. Принеси, подай, пересчитай сдачу, — совсем не так он представлял себе учебу в парикмахерской. Он размешивал краски, мыл головы, пол и зеркала, а вечером убегал на встречи подпольной организации еврейских ветеранов и принимал участие в антифашистском движении.

По зову крови он уехал в Израиль, где пробовал начать жизнь с чистого листа. Однако письмо от мамы возвратило его в ненавистный Лондон. Как устроиться на работу, если ты ничего не умеешь? Видал Сассун снова пошел в парикмахерскую. Он самоуверенно подался в самый фешенебельный район Лондона и выбрал себе в наставники Раймона Бессона, лучшего парикмахера в городе. И — о чудо! — наконец полюбил это ремесло.

«Он научил меня подстригать волосы: для этого нужны только небольшая пара ножниц и точные движения запястья. Я никогда бы не достиг того, чем владею теперь, если бы не встретил его», — трепетно делился о своем наставнике Видал Сассун. Теперь у него появились собственные клиенты, записи на недели вперед и даже поклонницы. Парикмахер работал, не жалея сил. «Единственное место, где преуспеяние предшествует труду, — это словарь», — говорил он.

И вот уже по Лондону быстро распространялись слухи, как искусно орудует ножницами этот молодой мастер. А сам Видал Сассун был немного расстроен. «Парикмахерские в целом не удостоились похвалы, которых они заслуживают, — рассуждал он. — Многие люди не считают парикмахерское дело достойным ремеслом». Он хотел поскорее изменить ситуацию. И у него получилось.

 

ГРАФИНЯ НА ЛЕСТНИЦЕ

 

Видал хорошо помнил, каково приходилось его матери — дети, работа, бесконечная уборка, стирка и готовка. Он задумался о том, как хоть немного облегчить жизнь своим клиенткам. Говорят, именно эта мысль помогла ему придумать ультрамодные прически — боб, каре, пикси, сессон и другие. Они были революционными и совсем не требовали укладки. А также он внедрил персональный ручной фен — в противовес парикмахерскому фену-бочке.

«Работающая женщина могла сэкономить несколько шиллингов в неделю, потому что только раз в пять недель она приходила на коррекцию прически, — говорил Сассун. — Она могла промыть волосы под душем, расчесать и просто дать им высохнуть. Это изменило жизнь многих молодых девушек, у которых не всегда хватало времени или денег на укладку».

Свой собственный салон «Раймон» Видал Сассун открыл в 1954 году в Лондоне. Он отказался от сложных причесок, завивок, заливания волос лаком и бриолином. Главным правилом Сассуна была простая укладка, пятиточечная стрижка, индивидуальная для каждой клиентки, а также использование природных свойств каждого типа волос — способность кудрявиться, плотность и прочее. 

Видал Сассун все упростил, и уже в 60-х его назвали гением парикмахерского дела. Он стал любимым парикмахером голливудских див Авы Гарднер и Элизабет Тейлор. Легендарная прическа Клеопатры в фильме — дело рук Видала.

«Мой замысел заключался в том, чтобы стрижкой придать волосам форму. Я работал с волосами, как скульптор со своим материалом, я хотел использовать волосы как ткань и отрезать все лишнее. Для меня прическа — это непременно геометрия, углы. Это и неровные срезы, если они выгодно подчеркивают овал лица и форму головы. Я хотел привнести в парикмахерское искусство геометрическую форму с цветом, чего раньше никогда не было», — скажет о тех годах мастер.

Он был внимателен к каждому своему клиенту — когда стриг простых девушек-продавщиц, графини чинно ожидали на лестнице. Концепция мастерства Видала Сассуна укладывалась в одну емкую формулу: «Мой и иди».

Видал Сассун, как и мечтал, перевернул представление о парикмахерском искусстве. В конце своей жизни он мог с уверенностью сказать: «Парикмахеры — это прекрасная порода. Вы работаете один на один с другим человеком, и ваша цель состоит в том, чтобы он почувствовал себя гораздо лучше и чтобы его глаза блестели, когда он смотрел на свое отражение. По окончании работы вы ощущаете необычайное удовлетворение».

Парикмахерское дело Видала Сассуна процветает — под его брендом в мире открываются новые салоны красоты. Самая престижная академия парикмахерского искусства в Лондоне носит его имя.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: