Олесь Манюк
Кандидат философских наук, консультант по опережающим исследованиям Jansen Capital Management
InterviewKIEF
7 мин. на чтение

Голландский философ Сибе Шаап о том, что Украина должна учиться влиять на Европу

Поделиться материалом

Профессор философии в Свободном университете Амстердама и Карловом университете Праги

Интервью с Сибе Шаапом специально для Huxleў

На мой взгляд проблема современного мира заключается в том, что современный Запад предал забвению философское мышление, как Вы сами, как философ, оцениваете ситуацию в мире с точки зрения судьбы философии в ней?

Это очень тяжелый и сложный вопрос. Всего лишь пятьдесят лет назад страны старого Запада, их культура и политика определялись такими разными философскими течениями, как феноменология, экзистенциализм и марксизм. И они все давали какую-то перспективу будущего.

И вот пришел постмодернизм, с лозунгами освобождения от метанарративов (т.е. великой метафизики Запада). И на месте будущего образовалась черная дыра. Полное отсутствие перспектив. И на этом фоне возник популизм, вернее его неизбежно породил постмодернизм. И они вместе стали действовать как вирус, заражая здоровые ткани культуры и общества, волна за волной. И это действительно страшно.

В 1995 году Умберто Эко написал статью «Вечный фашизм», в которой высказал мысль о том, что фашизм будущего придет из интернета и окажется совершенно непохожим на свои прошлые формы. Как Вы относитесь к такой мысли?

Старый фашизм (и нацизм как одна из его разновидностей) был идеологичен. Это была или идеология особого социального класса, или идеология крови, этническая. И на этой основе создавались уродливые утопии
будущего. Нынешний фашизм (и левый, и правый) лишен идеологии. Он скорее представляет собой популизм в чистом виде, который ничего не говорит о будущем, и который разыгрывает некое шоу, спектакль, где нет ничего, кроме критики и нигилизма.

У меня впечатление, что современный мир похож на человека, у которого нет иммунной системы. И нет сил, которые бы смогли сдержать эту волну популизма. Как Вы полагаете, есть ли надежда, что в будущем эти силы появятся, или будущее окажется мрачным?

Кризис, в котором мы находимся, связан прежде всего с потерями ценностей. И прежде всего с такими качествами, как правдивость и моральная целостность. Они потеряны и пройдет много времени, прежде, чем произойдет поворот к этим ценностям.

Хороший пример: что произойдет с пациентом, если врача не интересуют моральные обязательства перед ним? Подобное происходит в области политики в мировом сообществе в целом. И безусловно, Украина почувствует это. Поэтому. Мы нуждаемся в новом Просвещении, нуждаемся в этике Спинозы, Канта и Ницше. Особенно я выделил бы Ницше, который предупреждал о последствиях потери ценностей, о появлении «последних людей», лишенных разума и морали.

В конце концов, у нас нет иного выхода, нежели возвращение к этим ценностям. Даже в прошлом, при правлении тиранов и королей, был высший этический авторитет – Бог. Без ценностей – будущее невозможно. И я позитивно настроен – мы все равно идем к тому, что будем искать высшие ценности в себе.

Сейчас многие превозносят Искусственный Интеллект как панацею от разного рода проблем. Как Вы оцениваете такие взгляды?

Я не верю в подобное превозношение ИИ. Да, сейчас мы находимся на волне революционных преобразований в области технологий. Но так бывало не раз, и это никоим образом не отменяет необходимость социального содружества, ценностей и метафизики – ведь любые технологии это всего лишь инструмент, главное – цели, а цели создаются метафизикой и этикой.

Какие философские ориентиры важны для Вас?

Для меня очень важен Ницше. Ведь он, вопреки расхожему представлению, вовсе не нигилист (таковым, на самом деле был Фуко – очень деструктивная, зловещая фигура). Ницше, наоборот, всячески предупреждал об опасности нигилизма и пытался найти противоядие от него. И теперь, в разгар популизма, идеи Ницше очень важны и актуальны.

И все таки, что бы Вы посоветовали Украине?

Не существует какого-то одного рецепта, но я бы хотел дать совет: пожалуйста, никаких революций. Если речь идет о реформах, то это постепенный стабильный процесс по своей природе. Для того, чтобы осуществлять реформы, необходимо понять, куда вы движетесь, необходимо определить главные цели и только потом составлять план движения. При этом, план должен, конечно же, быть гибким, его необходимо адаптировать по отношению к текущим ситуациям.

И необходимо видеть и отвечать на те вызовы, которые вы обнаруживаете в обществе. И в этом контексте крайне важным для Украины является принцип сотрудничества: между гражданским обществом, властью и бизнесом. Это могут быть разного рода ассоциации, на основе которых впоследствии будут складываться институции, т.е. органы, с помощью которых государство осуществляет свои функции.

Тогда-то вы и будете ощущать безопасность за счет того, что обретете идентичность: я член гражданского общества. И тогда вы сможете использовать самые разные виды влияния на власть. Но всегда следует помнить – это медленный постепенный рост. Я хочу сказать, что не следует бояться, и что будущее – всегда открыто.

По отношению к Украине, замечу, что таким ориентиром может стать ваша Ассоциация с ЕС. Следует воспринимать его как особый пример медленного, постепенного развития, которое неизбежно включает в себя кризисы. И только непрерывно двигаясь вперед, шаг за шагом, возможно эти кризисы преодолевать.

Поэтому, Украина, хотя не является полноправным членом ЕС, тем не менее, уже сейчас должна учиться инициативе, учиться влиять на европейские страны и свое будущее. Иными словами, Украине необходимо как можно скорее нарабатывать стратегическую социальную политику, но не обособленности, а в сотрудничестве с Европейским Союзом.


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.