Евгений Быстрицкий
Украинский учёный-философ, доктор философских наук. Заведующий отделом философии культуры, этики и эстетики Института философии НАН Украины.
Philosophy
3 мин. на чтение

«Отсутствие идентичности нации создает нехватку честности в обществе», — Евгений Быстрицкий, доктор философских наук (Часть II)

«Отсутствие идентичности нации создает нехватку честности в обществе», — Евгений Быстрицкий, доктор философских наук (Часть II)
Поделиться материалом
Фото: «DESIRE», Александр Клименко

 

Читать часть I

 

КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ В УКРАИНЕ

 

В чем основная проблема Украины как государства и наша проблема как нации? Начиная с 1991 года и раньше, наша нация возникла на основе энергии украинской национальной идентичности и движения за перестройку, которое было национально ориентировано.

Мы сегодня остро переживаем кризис идентичности. Это линия, которая проходит между двумя основными гражданскими самоидентификациями, которые постоянно сталкиваются.

Одна из них — проукраинская. Она имеет память — о своем национальном происхождении, о своей национальной принадлежности к Украине, к ее истории, к сообществу, которое когда-то было, которое есть и должно быть.

«І мертвим, і живим, і ненародженим». Это то, что называется «чуття єдиної родини», только не советской, а украинской.

А другая часть — эта та, которая сохранилась после Советского Союза. Она ориентируется на память советского образа жизни и на русский язык, на постсоветские нормы поведения — особенно политического.

Некоторые ориентируются и просто на Россию. Иначе говоря, это борьба двух идентичностей, которая постоянно трансформируется в политические баталии, политическое несогласие.

Наша нация еще не может найти в себе достаточной прочности общенационального единства, внутренней солидарности

Гражданская солидарность или чувство политической самоидентификации — это важное измерение идентичности. Для нас — это фактически европейское понимание своей гражданско-политической идентичности: соблюдение универсальных прав человека, либерально-демократических свобод, равенства перед законом и так далее.

Но оно имеет свое основание — это некоторое первичное понимание своей сплоченности, своего единства, своей принадлежности к какой-то целостности сообщества.

Тут, думаю, уместно вспомнить прекрасную концепцию «вечного возвращения того же самого» Фридриха Ницше: даже если мы не можем сформулировать для себя цель нашего исторического движения, мы каждый раз в ходе жизни говорим «да» этому процессу, хотя и не знаем его конечной цели, а значит, и смысла.

Почему так? Думаю, потому, что мы всегда, как правило, неосознанно, обращаемся к коллективному смыслу существования, к своей культурной самоидентификации.

 

К БЫТИЙНЫМ ИСТОКАМ

 

Общество способно к прогрессу, если оно имеет достаточно прочную культурную идентичность. Назовите это вместе с Хайдеггером «судьбой народа».

Целостное общество в самых сложных перипетиях судьбы может положиться на свою идентичность, которая, однако, всегда апеллирует и возвращается к своим бытийным истокам.

Здесь есть одна деликатная вещь, которую очень любит подчеркивать в разных своих работах Чарльз Тейлор. Он постоянно говорит о некоторой коммунитарной морали патриотизма.

Отсутствие сплоченной идентичности нации как раз и создает нехватку честности в обществе и честности в нас самих, в гражданах. И поэтому общество сильно коррумпировано.

Оно коррумпировано совсем не потому, что люди по природе своей эгоистичные и жадные и не потому, что плохо работает право и правоохранительная система.

Причина в том, что им не хватает какого-то очень важного основания для самооценки себя и своей жизни, не хватает ее смысла, и, значит, верной оценки моральности и не моральности своих поступков.

Поэтому я обычно говорю, что цинизм — это когда нет такого последнего основания для самооценки своих действий, когда ты постоянно проваливаешься.

Вот как у нас говорят — было дно, а снизу опять постучали. В основании нашей коллективной жизни лежит не целостная идентичность нации, а конфликт. Это очень важно для понимания ситуации в Украине.

 

О СМЕНЕ МОРАЛЬНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ

 

Происходит смена моральных ориентаций. Она указывает на нашу экзистенциальную связь со временем, на темпоральность нашего бытия. Мы начинаем понимать, что наше бытие, его смысл, имеет временное измерение. 

Мы себя обнаруживаем в том мире, в котором мы принадлежим к какому-то коллективному сообществу, с его ценностями, с его смыслами, и мы не можем от него абстрагироваться.

Мы всегда существуем в общем мире и одновременно — в мире своем

То есть этот кризис идентичности по определению относится к смыслообразующему уровню нашей индивидуальной жизни.

 

СОСТОЯНИЕ «БЫТИЯ В МИРЕ»

 

Мы должны признать, что человек трансцендирует мир, при помощи чего мы относимся к миру исключительно объективно. В научном познании мы смогли занять позицию субъекта над объектами или пространственную позицию над миром, позицию в пространстве.

Своеобразный Паноптикон, где мы можем обозревать все вещи и управлять ими. Но эта позиция в человеческом мире ведет к бесчеловечно жестоким экспериментам, стирающим различия — как в случае Ленина и Сталина. Поэтому следует обратиться к альтернативной позиции: когда мы не выходим за пределы мира, а живем в нем по хайдеггеровски, пребываем в состоянии «бытия в мире».

Но важны обе позиции. Дело в том, что нужно найти, где соединяется то, что условно можно назвать познавательным или когнитивным опытом человека и его морально-екзистенциальным опытом. Так где же они объединяются, эти две сущности — вещное освоение мира и его человеческое понимание?

Условно говоря, научно-технологическое понимание картины мира и мое бытие в мире как экзистенциальное переживание его. Быть в мире и во многих мирах — это очень важный вопрос современной философии.

 

ПОИСКИ НОВОГО ОПЫТА

 

Поиски исходного опыта нашего времени и его последствий для нас — в этом, думаю, главная роль и значение философии

Я уверен, что это возможно только в основе дисциплины мышления, мысли, которая следует старым и новым классикам философии и одновременно аргументированно выходит за пределы их «классического» мира. А это возможно только на основе собственной идентичности.

Как только мы заговорили об экзистенциальном равенстве людей разных культур, а также о том, как человеку совмещать свою активную научно-технологическую деятельность с его биологической и общественной природой, со своей жизнью, существованием, мы как раз наталкиваемся на исключительно философские проблемы.

Это онтологические проблемы — проблемы нашего существования, экзистенции, выхода за пределы своего мира и вечное возвращение в него, если угодно.

Задача философии и состоит в том, чтобы их прояснять для самопонимания людей.

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: