Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Philosophy
5 мин. на чтение

«Имеют ли право те, кто предоставляет Украине оружие и помощь, требовать от нее изменения политики?» — британский мыслитель Джулиан Баджини

«Имеют ли право те, кто предоставляет Украине оружие и помощь, требовать от нее изменения политики?» — британский мыслитель Джулиан Баджини
Поделиться материалом
Источник фото: trouw.nl

 

Доктор Джулиан Баджини — один из авторитетных современных британских мыслителей. Высказываясь на самые горячие темы, он, естественно, не мог пройти мимо войны в Украине. Предлагаем вашему вниманию размышления философа, которые содержатся в одной из его последних статей.

Но, о чем бы ни писал Баджини, он позиционирует себя как «врага двусмысленности». Поэтому свое осознание происходящего в Украине и мире он начинает с требования к Западу быть честным и открыто признать свои истинные мотивы в мирных переговорах.

Итак, дадим слово самому философу:

 

Поскольку война в Украине затягивается, вполне вероятно, что ряд союзников Владимира Зеленского будет оказывать все большее давление на Запад, требуя от него заключения мира.

И неизбежно возникнут дебаты насколько это мудро.  

При любых попытках давления останется один моральный вопрос: имеют ли право те, кто предоставляет Украине оружие и помощь, требовать от нее изменения политики?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим более общие моральные проблемы, связанные с подобной помощью.

Интуиция на этот счет подсказывает нам разные варианты, которые в основном зависят от контекста. Например, большинство людей не станут спасать тонущего в море человека исключительно по причине того, что он готов будет каждую неделю косить их лужайку бесплатно.

При этом поддержка человека во время реабилитации от алкогольной зависимости при условии, что впоследствии он воздержится от вредных влияний, выглядит вполне разумной.

Если условием оказания иностранной помощи является требование распределять ее справедливо, без дискриминации по половой, сексуальной или этнической принадлежности, то это тоже не расценивается как принуждение.

Эти столь различные суждения опираются на более или менее последовательный набор принципов.

Прежде всего, экстренная помощь не должна быть платной.

Элементарная человеческая порядочность требует, чтобы мы не торговались, когда необходима срочная помощь в вопросах жизни или смерти. Когда кто-то в отчаянии, не стоит выдвигать ему условия, пользуясь весьма ассиметричным соотношением сил.

Если я тону, то потенциальный спаситель может потребовать от меня чего угодно, и мне на это придется согласиться.

В менее кризисной ситуации определенная степень требовательности оправдана: должны быть гарантии, что помощь будет использована по назначению. Это особенно важно, когда ценности помощника и конечного бенефициара или посредника, такого как благотворительная организация, не совпадают.

Люди должны быть готовы принять эти условия в знак признательности спонсорам за то, что они потратили свое время и ресурсы.

Когда предлагают помощь, то не ожидают, что она будет возвращена. Однако мы обязаны использовать помощь по назначению, так, как хотели благотворители.

Когда я спонсирую вашу поездку, то делаю это не для того, чтобы вы наслаждались праздником жизни. Это справедливое требование, если в ходе путешествия вы собираете средства, которые пойдут на благотворительность. Этого требует элементарное уважение.

Иногда, руководствуясь конкретными идеалами, люди поступают разумно, предлагая кому-то свою помощь. Некоторые стипендии, например, предоставляются выходцам из неблагополучных семей для изучения определенных предметов. Это делается при условии, что после получения необходимой квалификации они проработают на организацию-спонсора какое-то количество лет.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Благотворители музея или галереи могут попросить написать свое имя на вывеске. Однако в таких случаях предлагаемая помощь является полностью дискреционной. Ее получатели могут выбирать, принимать ее или нет. Здесь соотношение сил таково, что никто никого не принуждает делать то, что ему не нравится.

Таким образом, на вопрос о том, имеют ли благотворители право выдвигать условия своей поддержки, не так уж просто ответить «да» или «нет». Ответ скорее будет отражать истинный характер и мотивацию этой поддержки.

Бывает, что помощь не является чистой благотворительностью и предлагается, по крайней мере отчасти, потому что способствует достижению целей спонсора. В таком случае следует ясно дать понять человеку, что помощь ему оказывается для осуществления определенных намерений, а не только ради его личного благополучия.

Даже если цели благородны, их определяет даритель, а не тот, кого одаривают.

Какое все это имеет отношение к помощи Украине, которую оказывает Запад?

Если предполагается, что она мотивирована моральным принципом, тем, что Украина имеет право защищать себя, то единственные разумные условия следующие: деньги не присваиваются коррумпированными чиновниками и страна ведет войну в соответствии с международным правом. Не дело гуманитарных организаций указывать Украине, как ей урегулировать конфликт. Друзья могут давать советы, но они не должны диктовать условия.

Однако солидарность — не единственный мотив. Многие страны считают, что для мира и стабильности в Европе необходимо сдерживание путинской агрессии, при этом сохранение территориальной целостности Украины во всей полноте необязательно. Подобного рода политика предполагает, что Украине помогают с целью расширения собственного влияния в регионе.

Тогда, если помощь этих стран не помогает добиться этой цели, то ее оказание теряет для них смысл. Но лидеры наций, чья помощь мотивирована просвещенным личным интересом, должны быть достаточно честны и заявить об этом, а не притворяться, что действуют исключительно из чистого сострадания.

Понятно, что на практике разница между помощью, основанной на принципах, и инструментальной помощью довольно абстрактна и размыта.

Немногие нации настолько благородны, чтобы поддерживать Украину исключительно из принципа. Точно так же немногие из них настолько беспринципны, чтобы рассматривать ситуацию исключительно с точки зрения геополитической силовой игры.

Ближайшие месяцы, или годы, станут проверкой того, каков реальный баланс этих мотивов.

Через время мы узнаем, какая часть поддержки была предложена Украине для защиты ее свободы, а какая — для защиты собственных национальных интересов. Понимание того, станут ли страны-спонсоры оказывать давление на Украину, чтобы она отклонилась от выбранного ею пути, послужит прекрасным показателем этого баланса.

 

По материалам prospectmagazine.co.uk

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: