Ирина Говоруха
Писательница, блогер и журналист
Liberal Arts
6 мин. на чтение

ЭНЕРГЕТИКА ХОРОШИХ И ПЛОХИХ СЛОВ

ЭНЕРГЕТИКА ХОРОШИХ И ПЛОХИХ СЛОВ
Поделиться материалом
Лора Зинич. Язык, серия «Шрифты», 2023 / Facebook, «Сіль-Соль»
Арт-оформление: huxley.media via Photoshop

 

Существуют слова солнечные и дождливые. Холодные и теплые. Те, что поддерживают, и те, что обесценивают. Добрые и злые. Небесно-пречистые и адские. Вдохновляющие и угрожающие. Несущие благие вести и предупреждающие об опасности. Поэтому только нам выбирать, что говорить, а о чем помалкивать. С чем идти в мир, а что навсегда оставить за кулисами.

 

Словом можно убить и оживить, ранить и вылечить,

посеять тревогу и безнадежность, рассеять сомнение и огорчить,

 

вызвать улыбку и слезу, породить веру в человека

и заронить неверие, вдохновить на труд и сковать силы души…

 

Василий Сухомлинский

 

В нашей семье было принято говорить одну, на первый взгляд, незначительную фразу. Папа частенько повторял: «Нам не дано…» Не дано чего-то достичь, разбогатеть, вырваться из нищеты… Поскольку у нас такая карма, судьба и крест. Поэтому не стоит даже рыпаться и рвать жилы, ведь все равно ничего не получится.

«Вон наша бабушка — пошла на базар торговать клубникой, насобирала полную корзину (ягода немалая, размером с райское яблочко) и по дороге споткнулась и упала в ров: ни ягод, ни денег, еще и ногу сломала… А помнишь, как мама все лето выращивала георгины? Ходила возле них, удобряла, подкармливала. Радовалась, что у нее лучшие сорта: шарообразные, похожие на бельгийские вафли, и рослые с диаметром цветка до двадцати сантиметров. Каждый напоминал гламурную женскую шляпу. Накануне первого сентября срезала (в цветнике остались одни обрубки), сложила в букеты и отправилась на базар. Простояла целый день и продала всего одну связку за три гривны. Привезла назад поникшие «вафельные головы» и «шляпы», которые пришлось выбросить в навозную кучу».

Подобных примеров у папы в загашнике было немало, и с их помощью он кого угодно мог убедить в собственной правоте.

 
СТОСИЛЬНАЯ ЭНЕРГИЯ СЛОВ

 

С тех пор чем бы я ни начинала заниматься, в голове будто просыпался дятел и упорно выстукивал: «Не получается! Не дано! Не дано!» Стучал настойчиво, вызывая затяжные мигрени. Перекрикивал любые дельные идеи и мысли. Поэтому долгое время жила вяло и безынициативно, ведь зачем надрываться, если все равно ничего не получится.

Зачем напрягаться, недосыпать, менять работу, жилье, профессию, когда на нас наложено «вето». Да и со времен дедов-прадедов в семье все бедствовали. Гнули спину на пана, на советскую власть, на очередного толстого и скупого начальника, но умирали неизменно в нищете.

Сейчас понимаю, какая масштабная программа была вмонтирована в мое тело, и какую мощную энергетику имеет словосочетание «не дано», потому что каждое слово — это не просто несколько букв и слогов. Не только ударение, артикуляция, произношение. Это прежде всего стосильная энергия и посыл. Важная информация. Сценарий. Ведь если сейчас произнесем «любовь», «лед», «мед» и «смерть», то почувствуем абсолютно разные вибрации.

Словом можно возвеличить и убить. Накормить и отравить. Исцелить и, наоборот, разрушить до фундамента. А еще важно настроение, в котором говорим то или иное. В Сети встретила описание странного случая. Его героиня выпила стакан воды, а когда возвращала пустую тару, услышала дерзкое: «Дорогая, поздравляю, ты выпила яд». Девушка моментально потеряла сознание. Получается, ее сбил с ног не яд, а предложение, которое несло в себе негативный код.

Оно не предусматривало других вариантов, вроде 50/50, только безвозвратную смерть. На занятиях по психологии нам приводили множество примеров. Вот один из них: к телу испытуемых прикасались холодным металлическим предметом, но предупреждали: «Приготовьтесь, он очень горячий». Человек кричал от боли, а на коже оставался ожог. Впоследствии поступали наоборот, касались горячим, но называли его холодным, и ничего не происходило. Неужели слова сильнее ощущений?

 

СЛОВА-ОКОВЫ И СЛОВА-КРЫЛЬЯ

 

Был такой японец по имени Масару Эмото. Его «наука» считалась ненастоящей, выдуманной, но тот упорно шел своим путем. Проводил эксперименты с водой. Над одной колбой рассыпал приятности и комплименты, над другой говорил оскорбления и проклятия. Затем воду в обеих колбах подвергал шоковой заморозке. Результаты получал впечатляющие.

Вода, пропитанная добром, застывала кружевом вроде ирландского или фламандского, а вода, которую обижали, имела в срезе хаотичные и бесформенные узоры. То же самое касается и человека. Скажешь ему слово-таблетку, и он воскресает. Громко скажешь: «Ты неудачник, и отец твой был неудачником», — жизненный тонус мгновенно окажется на отметке «ноль», потому что слова и словосочетания могут быть полезными, как витамины, а могут, наоборот, нести в себе яд.

Помню один модный тренинг (в свое время посещала их сотнями). Его проводил довольно самонадеянный мужчина, одетый по последней моде. Часы, запонки, рубашка и носки — все было брендовым и недешевым.

Тренер постоянно любовался собой в зеркале, ловил свое отражение в оконном стекле и внимательно заглядывал нам в глаза, будто ища подтверждения: «Правда, я ничего?» Под конец обратил наше внимание на две фразы — «Это же надо» и «Ничего себе» — и продемонстрировал, как безграмотно мы их употребляем.

К примеру, сосед купил дом. В нем десять комнат и три санузла. Умная кофеварка, электричество, двери. Куда бы ты ни направлялся, музыка бредет следом. Пол сам нагревается, стоит переступить порог. Люстры из генуэзского стекла. Мебель буковая. Мы смотрим с восхищением и восклицаем: «Ничего себе!», в то время как должны были сказать «Это же надо!» Другими словами, «Я хочу такой же».

Следующий случай. Соседка долго и нудно рассказывает о своих мытарствах. Как болела COVID, разводилась с мужем, и тот обобрал до нитки, сменила за год пять работ. Мы опять невпопад: «Ну это же надо!» — не понимая, что подсознательно просим и себе подобных испытаний. В этом случае следует сказать твердое и беспрекословное «Ничего себе!»

Слов, которые могут изменить жизнь до неузнаваемости, — множество. Среди них, казалось бы, такое простое и неприметное «Спасибо». Эта история случилась еще в школе, когда я училась в четвертом классе. Был среди нас один мальчик из неблагополучной семьи, которого все презирали. Василий звезд с неба не хватал: еле перебивался с двойки на тройку, память у него была плохая, он не мог по-человечески заучить даже «Білі мухи налетіли, все подвір’я стало білим».

Донашивал за старшими братьями школьную форму, поэтому его колени и локти блестели, как зеркала. Всегда сидел за последней партой один как перст. Как-то дежурил в классе и хорошо вымыл доску. Учительница обратила на это внимание и перед всем классом искренне его поблагодарила. Василий покраснел. Было видно, что подобное слышит впервые в жизни.

С той поры его будто подменили. Подросток добровольно чинил все, что ломалось, сдавал больше всего макулатуры, ходил в библиотеку и «ремонтировал» книги. Недавно явился на встречу одноклассников и рассказал о собственном клининговом агентстве, а потом подошел к нашей старенькой учительнице и тихо произнес: «Благодарю вас за то “Спасибо”. Вы разбудили во мне огромную силу».

Итак, все слова в украинском языке делятся на три группы: положительные, отрицательные и нейтральные. Отпугивают успех следующие: «нет», «ненавижу», «проклятие», «проблема», «бедность», «смерть», «черт», «никогда», «невезение», «усталость», «дурак», «не могу», «безнадежно», «не дано». К положительным относятся «удача», «счастье», «любовь», «благополучие», «благодарность», «успех», «уверенность», «доверие», «здоровье».

Этот список можно продолжать до Второго пришествия, потому что благозвучных и теплых вокруг вагон и маленькая тележка. Ими можно любоваться, греться о них, а еще пробовать, как корочку хлеба. Вот несколько из них: «кружка», «доброжелатель», «поляна», «посиделки», «беседа», «бородач», «водовоз», «колечко», «красавица», «Пасха», «ряженые», «закалка», «кружево», «земляника».

Немецкий невролог и психотерапевт иранского происхождения Носсрат Пезешкиан выделил иные категории слов: «слова-разрушители», «слова-оковы» и «слова-крылья». Ведь, когда уверяем, что «не можем», «не умеем», «не получится», то именно так и будет происходить, потому что подсознательно надели на себя кандалы. Сюда можно добавить «еще не время», «лишь бы не хуже», «я не могу себе это позволить», «это невозможно», «не с нашим счастьем», «не в этой стране», «имеем что имеем».

Подобное происходит, когда говорим другим и тем самым обрубаем чужие крылья: «Ты не сможешь», «Тебе не удастся», «Ты не знаешь», «Ты не пройдешь этот путь», «Твои мысли нелепы», «Ты никогда не достигнешь поставленной цели»… Об этом есть даже притча. Детская, плоская, но довольно показательная.

Как-то лягушки решили вскарабкаться на высокую гору. Натянули удобное трико, правильные скальные ботинки, бейсболки. Куча зрителей, «вооруженных» попкорном и колой, собралась у подножья горы. Они пялились, хихикали, насмехались. Оживленно скандировали: «У вас ничего не получится», — и все лягушата, как по команде, летели вниз. Только одна смогла вскарабкаться на самую верхушку, потому что от рождения была глухой.

А вот слова-крылья имеют совсем другой посыл. Чего только стоят «я могу», «я хочу», «у меня все получится», а еще «верю в тебя», «поддерживаю тебя», «знаю, что ты сможешь».

 

Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

Вспоминаю одну из преподавательниц психологии в университете. Солнечную и бесконечно влюбленную в свой предмет молодую женщину. Стоило психологу зайти и произнести несколько предложений, как мы прониклись наукой на всю жизнь. А сказала она следующее: «Поздравляю вас, будущие специалисты. Искренне уверена, что достигнете больших высот, каждый в своей сфере, потому что получите понимание, как устроено человеческое подсознание. А еще инструменты для овладения собственными эмоциями и ощущениями». Мы вышли из аудитории окрыленные. Полные энергии и сил.

В свое время работала гувернанткой в одной состоятельной семье. Я тогда только закончила университет и неутомимо себя искала. Однажды к внукам приехала бабушка и принялась везде наводить порядок. Как-то женщина зашла ко мне на занятие и увидела, что дети учатся неохотно.

Бездельничают, путают гласные и согласные, требуют шоколад и перерыв. Она тогда подвела их к окну, где строители активно возводили новые коттеджи, а садовники расстилали на теннисном корте рулоны травы и хмыкнула: «Будете плохо учиться, станете вот такими вонючими рабочими. Людьми второго сорта».

Честно говоря, у меня закружилась голова, а во рту стало так горько, словно я наелась этого цемента и искусственной травы. Казалось бы, прозвучали обычные слова, но соединенные таким неожиданным образом, что сразу стало нехорошо, поскольку был обесценен честный труд, а мир разделен на светлое и тусклое.

 

СЛОВА-ПИЛЮЛИ И СЛОВА-ЯД

 

Мы, украинцы, имеем в собственном багаже еще две движущие силы: благословение и проклятие (говорят, что ранение огнестрельным оружием менее опасно, чем проклятиями). Здесь уже фигурируют не отдельные слова, а целые предложения, пропитанные добром или наоборот ненавистью. Положительные слова и факторы помогают получить благую энергию. Слова-проклятия, которые произносятся в сердцах со злым умыслом, напоминают ножи и несут в себе разрушительную силу.

Особенно, когда желают: «А чтоб тебе богатства не видать!», «Чтоб ты скис!», «Черт тебя побери!», «Чтоб твоей мордой просо молотили!», «Чтоб тебе пусто было!» Список ругательств не просто длинный, он длиннющий. Им грешат и соседи, и учителя, и матери по отношению к собственным детям. Моей однокласснице и ее брату мама в сердцах говорила: «Чтоб вам обрубками стать!» — и вот сын вернулся с войны без обеих ног.

Возле нашего дома частенько бродит женщина с синдромом Туретта. Она худая, всегда серая, грязная. Очевидно имеет несколько психических заболеваний и на вид совершенно сумасшедшая. Куда бы ни пошла, всегда ругается. Делает это громко, со злостью и ненавистью. Мой ребенок так сильно ее напугался, что пришлось обращаться к специалистам, ведь дети слишком чувствительны к энергетике слов.

Они видят и слышат то, что невозможно постичь с помощью обычного зрения и слуха. Мы живем на восьмом этаже, но когда сумасшедшая куда-то шагает, всегда об этом знаем, даже если окна плотно закрыты, потому что сказанное в сердцах имеет способность взлетать на любую высоту.

В снежных горах Швейцарии в некоторых местах проводники просят путешественников сохранять полную тишину, потому что от малейшего колебания воздуха снег может отделиться от глины и спровоцировать обвал. В таком случае в пропасть полетит все: и люди, и комья снега, и солнце с облаками.

Существует еще одна удивительная группа слов, которыми можно вдохновлять, поднимать настроение, будто прикладывать примочки к душе. Это талантливая поэзия. В ней слова подбираются таким образом, чтобы фраза в конце концов начала сиять, переливаться красками, вызывать душевный подъем. Каждое слово имеет свой ритм и окраску. Сочетаясь с другим, ритм становится четче, а краски сочнее.

К примеру, когда читаю стихи Лины Костенко, возникает впечатление, что пью родниковую воду, отстоянную на утреннем солнце. Словно смотрю в окно, а там первоцветы, оттепель, небо в голубом шифоне. Вербы, родительские груши и зеленый августовский Днепр. Когда декламирую Жадана, то хочется выпрямиться, втянуть живот и укротить растрепанные волосы. Сходить в спортзал, навести порядок в доме и в голове.

Его строки настолько ритмичные и вдохновляющие, что, прочитав хотя бы одно стихотворение, можно свернуть горы. Сменить профиль, выйти замуж или, наоборот, наконец-то развестись, вскопать огород, придумать новый проект, разобраться в конгруэнтных числах.

Перечитывая Наталью Забилу, так и хочется построить с дочкой халабуду. Пригласить в гости ее подружек и устроить мастер-класс по росписи имбирного печенья. Уложить спать зайца, сшить кукле Маринке новый сарафан. Поиграть в прятки и «Гуси-лебеди».

Пришла в голову еще одна притча. История флегматичного отца и холерического сына. Парень имел вспыльчивый характер, и по любой причине взрывался, кипятился, горячился. Каждый раз, когда входил в определенное состояние аффекта, рисковал наломать дров. Как-то отец дал ему мешочек с гвоздями и приказал забивать их в забор тогда, когда будет терять терпение. В первый же день мальчик забил тридцать семь гвоздей. Дальше дело пошло лучше и наступил момент, когда не забил ни одного.

— Теперь вытаскивай по одному, когда почувствуешь очередную эмоциональную вспышку.

Через неделю-другую мальчик сложил гвозди в сумку и чувствовал себя победителем. Тогда мужчина подвел его к забору и обратил внимание на многочисленные дырки:

— Видишь, на самом деле слово — не что-либо рыхлое и невесомое. Это не вата или лебединый пух, а скорее боевой меч. Острейшее оружие. Ты можешь воткнуть «нож», впоследствии покаяться, забрать «нож» обратно, но рана останется. Душевная рана, нанесенная языком, болит так же сильно, как и телесная. Просто телесную можно зашить, наложить мазь с антибиотиком или скобы, а душу не исцелить ни шитьем, ни перевязками.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media 
Вступая в клуб друзей Huxley, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: