Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Science
5 мин. на чтение

Как кошка с собакой: научный подход

Как кошка с собакой: научный подход
Поделиться материалом
Источник: kr.freepik.com

Задумываемся ли мы с вами, как и почему рядом с человеком появились наши самые любимые «члены семьи» —  собаки и кошки, в которых мы души не чаем? Почему кошки и собаки не ладят друг с другом, а иногда вслед за ними и их хозяева? Наш альманах попробовал разобраться в этих, как оказалось, очень непростых вопросах.

 

Два типа животных — два типа людей

 

Поэт Анна Ахматова (напомним, что она предпочитала называть себя «поэтом», а не «поэтессой») придумала психологический тест, который многим хорошо известен. Свои знакомым она задавала три вопроса: Чай или кофе? Кошка или собака? Пастернак или Мандельштам? При помощи этих трех дихотомий определялись два полюса человеческой натуры.

Те, кто выбирал «чай, собака, Пастернак», — простоваты, спокойны, надежны, мыслят здраво и оптимистично. Тип менталитета — «москвич». «Кофе, кошка и Мандельштам» — этих людей Ахматова относила к «петербуржцам», людям с тонкой душевной организацией, склонным драматизировать события и переживать по мелочам.

Нужно сказать, что большого поэта интуиция действительно не подвела. Кошатники и собачники исторически принадлежат к разным хозяйственно-культурным типам, повлиявшим, вероятно, не только на психологию, но и на физиологию людей.

Например, деление по группам крови у современного человечества соответствует рациону питания, свойственному тем или иным хозяйственно-культурным типам: охотникам и собирателям, земледельцам, скотоводам-кочевникам.

Аналогом выражения «как кошка с собакой» вполне может быть другое — «как Каин с Авелем». Каин, как известно, был землепашцем, а Авель разводил скот. У оседлых земледельцев и кочующих скотоводов исторически всегда были непростые отношения — как у кошки с собакой. Впрочем, одомашнивание этих животных также провело между людьми некую культурно-цивилизационную границу.

 

Кошки одомашнили сами себя

 

Сделали они это намного позже собаки и вовсе не в Египте, как было принято считать до недавнего времени. Общий предок всех кошкообразных жил около 35 миллионов лет назад. Лизанги были милыми хищными зверьками, обитавшими на деревьях. От них одна за другой отделялись филогенетические ветви, образовав в конечном итоге род Felis.

Самое древнее совместное захоронение человека и кошки возрастом 9500 лет до н. э. было найдено в 2004 году на Кипре. После чего к генетическим исследованиям французов Эвы-Марии Гайгль и Тьерри Гранже из Института Жакоба Моно подключились ученые из доброго десятка других стран. В 2007-м они наконец выяснили, что однозначным предком нашей домашней кошки был степной кот Felis silvestris lybica — он и сейчас обитает в пустынных районах Африки, Средней Азии, Северной Индии и Закавказья.

Неолитическая революция, эпицентр которой располагался в районе ближневосточного Плодородного полумесяца, привела к появлению зернохранилищ. Естественно, туда ринулись полчища грызунов, а за ними и полчища Felis silvestris lybica — таких жирных мышей и крыс котам в естественных природных условиях было однозначно не найти.

Самые древние неолитические протогорода и святилища 10–12 тыс. лет до н.э., такие как Гебекли-Тепе и Чатал-Хююк, находились на территории современной Турции. Там же больше всего обнаруживают и останков одомашненной кошки. В Египте кошка стала домашней намного позже — 5–7 тысяч лет назад. Зато, вероятно, египтяне первые, кто увидел в кошке не прикладной, а эстетический смысл. О кошках начали заботиться как о домашних питомцах.

Нечто похожее параллельно происходило и в Китае. Правда, только с XIV века н. э. домашние кошки начинают по виду отличаться от своих диких сородичей — полосатая окраска начинает постепенно размываться. До этого времени внешний вид питомцев людей почему-то не очень волновал. Их прежде всего интересовало поведение кошачьих — предпочтение отдавали самым дружелюбным и ласковым.

Целенаправленная деятельность по выведению пород кошек началась только лет 200 назад. До X века домашних кошек Киевская Русь практически не знала. Попало это животное к нам благодаря морской торговле, считалось самым настоящим предметом роскоши. Позволить себе дорогое заморское чудо мог не каждый. Штраф за кражу кошки приравнивался к штрафу за кражу коровы. Убийца чужой кошки, случайный или злонамеренный, должен был не только заплатить этот штраф, но и купить хозяину взамен другую кошку. 

Католическая церковь считала кошек адскими созданиями и нередко жгла их на кострах вместе с ведьмами. На православной почве котики, наоборот, прижились в монастырях и, в отличие от «нечистых» собак, могли беспрепятственно заходить в церковь. В храмах даже устраивали небольшие отверстия, предназначенные специально для кошек.

Такую любовь к котам можно объяснить тем, что еще до принятия христианства кот почитался нашими предками в качестве священного животного «скотьего бога» Велеса. Кошка являлась хранительницей домашнего очага и проводником в потусторонний мир. Потом Велеса по созвучию с ним вытеснил другой покровитель скота —  христианский святой Власий. Вот оттуда и пошел знаменитый и всенародно любимый «кот Васька» — самая распространенная у нас кошачья кличка.

 

Собака  —  волк, да не тот!

 

В отличие от кошки, которая к человеку «пришла сама», собаку, судя по всему, пригласили специально. И селекции она подвергалась намного дольше и больше. Древнейший одомашненный волк, которого  можно считать полноценной собакой, жил на территории современной Бельгии 31 700 лет назад. У кошек не было никаких обязанностей, кроме ловли мышей, а собак изначально ориентировали на выполнение практических задач, связанных с охотой, охраной и выпасом скота.

Будучи одомашнены, кошки продолжали делать то же, что и в диком состоянии, собаки, напротив, начали вести иной образ жизни, нежели до одомашнивания. Кот — он, как говорится, и в Африке кот. А вот современная собака — все-таки уже не волк. Ее прямой предок в природе, к сожалению, давно уже не обитает.

Популяция волков, которая дала начало собакам, вымерла сразу после Ледникового периода, параллельно с неандертальцами. Вероятно, эти волки могли стать первым цивилизационным оружием кроманьонцев и одной из причиной их доминирования. Доледниковые волки, на которых наши предки обратили внимание, скорее всего, отличались от современных своей «психологией», поэтому их было легче приручить и одомашнить.

Это вовсе не удивительно, если вспомнить, что дикого африканского слона, в противоположность индийскому, приручить нереально! В отличие от доледникового собрата, современный волк, даже будучи приручен, все равно остается диким зверем, который постоянно «в лес смотрит», — кинологам эта его особенность хорошо известна.

Известна она и генетикам, которые вроде бы и установили, что волк —  собачий предок, и тем не менее фиксируют различные генетические «нестыковки». Предком современных собак был так называемый Megafaunal wolf. Так же, как и первобытный человек, он вел охоту на крупных животных — зубра, овцебыка, мамонта. Его размеры, шейные мускулы и челюсти были крупнее, чем у современного волка.

Когда ледник отступил, исчезла мегафауна, к истреблению которой ради шкур, украшений и материала для жилищ в промышленных масштабах приложил руку и человек. Вместе с мегафауной исчез и мегафаунный волк. Выжили лишь те особи, которые составили симбиоз с человеком, став вместе с ним охотиться и охранять стада одомашненных овец и коз.

Кроме того, у собак со временем появился новый ген, которого у волков не было  — AMY2B, MGAMand SGLT1. Он позволяет переваривать крахмал и гликоген, то есть питаться уже не только сырым мясом, но и вполне «очеловеченной» пищей, типичной для стран Плодородного полумесяца. Точно указать место одомашнивания собаки, в отличие от кошки, ученые не могут — где-то в Евразии… Однако наиболее близкими к изначальному варианту одомашненного волка считаются хаски и маламуты.

 

Так кто же из них умнее?

 

Служители науки не остаются в стороне от вечного спора кошатников и собачников — ведь ахматовские типы личности, без сомнения, касаются и их. Последние испытания немецкого Института исследований мозга подтверждают, что кошки умнее собак. Да, более ранние эксперименты установили, что в коре головного мозга собак — 530 миллионов нейронов, а у кошек — всего 250. То есть индекс энцефализации EQ, фиксирующий соотношение размера мозга и массы тела млекопитающего, выводил собак в лидеры.

Кстати, по этому показателю енотовидная собака, она же просто енот, неожиданно оказалась самой умной в семействе псовых — в коре ее головного мозга нейронов обнаружили больше всего. Кошка же по индексу энцефализации проигрывает очень многим животным. И, таким образом, оказывается тупее даже верблюда, не говоря уже о еноте.

Если оценивать восприимчивость к дрессировке и послушание как признак высокого интеллекта, тут тоже не все так однозначно. Многие умные породы кошек (самыми умными считаются бенгальцы) не выполняют команды из природного упрямства. Хотя понимают их значение лучше, чем некоторые собаки.

Могли ли просто так стерпеть нанесенную кошкам обиду ученые, которые в кошках души не чают? Конечно же, нет! «Нейроны, — заявили они, — это еще не все. Надо смотреть на области мозга, отвечающие за мышление. У кого именно в этой области больше всего нейронов, тот и сообразительней». Немецкие ученые пришли к однозначному выводу — плотность нейронов на квадратный миллиметр коры головного мозга у кошек выше не только, чем у собак, но и чем у большинства млекопитающих.

А дальше пошло-поехало: канадский Университет Лаваля установил, что кратковременная память у кошек в 3 раза лучше, чем у собак, они быстрее запоминают последовательности и анализируют ситуации. Швейцарский Университет Лозанны обнаружил у них лучшую приспособляемость. По их мнению, заселив примерно 20 млн лет назад Северную Америку, кошки стали более искусными охотниками, чем собаки, что привело к вымиранию 40 видов последних.

Получается, собакам все-таки есть за что не любить этих милых и с виду вполне безобидных зверьков. Впрочем, что-то нам подсказывает, что и спор ученых, кто из их любимцев «круче», еще далек от окончательного завершения…

И вряд ли хозяева собак и кошек при этом зададут ученым вопрос: «Вам что, реально заняться нечем?»

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: