Сибе Шаап
Автор: Сибе Шаап
Профессор философии в Свободном университете Амстердама и Карловом университете Праги
Liberal ArtsPhilosophy
5 мин. на чтение

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕ

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕ
Поделиться материалом

Упопулистов есть проблема с разнообразием общества. Все оправдывается уникальностью происхождения, фразами наподобие: «настоящий нидерландец», «настоящий украинец», «настоящий русский дух».

И все, кто в полной мере не отвечают этой идее, этой концепции, автоматически становятся проблемой.

 

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕМожем ли мы сказать, что популисты отрицают разнообразие? Или даже больше — что они борются против него?

Вернемся к определениям. Для меня множественность, многосложность, разнообразие — это наиболее органические характеристики общества. Ведь население состоит из групп, которые отличаются этнической принадлежностью, профессией, интересами, политическими или религиозными убеждениями — многим.

В то же время особенности каждого отдельного индивида в любой группе также отличаются. Поскольку индивиды привлечены к разным типам деятельности, что в конечном итоге и делает каждого из нас уникальным.

Идея однородного населения или общества связана с ситуацией, которая когда-то существовала в древних племенных организациях. Впрочем, не забывайте кое-что об этой племенной жизни: вряд ли в ней существовала свобода выбора, возможность найти собственный путь и развить определенную индивидуальность.

Однородное население, общество, связанное общей идентичностью, — это общество без свободы. В то же время общество множественности — это демонстрация свободы и возможностей найти собственный путь

Главной проблемой для разнообразного, свободного общества является налаживание общих базовых ценностей, общих институтов и правил, а также процедур поиска общепринятых решений в случаях, когда идеи или вкусы отличаются.

Поэтому конституционное государство с демократическими институтами и процедурами настолько важно. Существование таких конституционных государств — уже успех.

При этом основная ценность, фундамент для такого множественного общества — это толерантность, способность принимать это разнообразие в пределах норм права.

Это принятие разнообразия как нормы претерпевало немало нападений в ходе истории. Одно лишь количество гражданских войн показывает, что разнообразие и свобода даются людям непросто.

Отсутствие толерантности и страх перед разнообразием возвращаются вместе с популизмом. И потому популисты стремятся закрыть глаза на ключевую черту населения и заменить его «народом», пренебрегая ценностью толерантности.

Вместо этого они уважают единство, единодушие и унифицированное поведение. Все это оправдывается уникальностью происхождения, фразами наподобие «настоящий нидерландец», «настоящий украинец», «настоящий русский дух».

И все, кто в полной мере не отвечают этой идее, этой концепции, автоматически становятся проблемой. До сих пор открыт вопрос: исключат ли их лишь из определения народа или потом еще и из общества исключат?

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕЭтот термин «население» происходит от древних греков и связан с их оценкой общества в целом. Не так ли?

Да, верно. Когда греки развивали свои идеи относительно демократии, они взяли за основную концепцию «demos» (дословно с греческого — население). Они рассматривали свое общество и население — город-государство — как множественность.

Это общество отличалось разнообразием. Были разные типы граждан, но еще — рабы и женщины. В организованном социуме можно было найти аристократов, торговцев, фермеров и тому подобное. Греки знали, что город-государство был разнообразным во многих отношениях.

И они понимали: каким-то образом нужно собрать это все вместе, чтобы можно было руководить обществом определенным упорядоченным образом. Это сформировало основную идею их демократии.

Такая концепция состояла из двух слов — «demos» (население), и «kratein» (держаться), и касалась управления, силы и власти. То есть демократия связана с разнообразием, численностью, и, конечно, со свободой.

Демократия также сопряжена с договоренностью, согласием населения сотрудничать в политическом плане — иначе говоря, вместе строить общество. Это согласие предусматривает соблюдение равновесия и сдержанность.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕА популисты — сторонники противоположного?

Популисты предпочитают идею однородности и единодушия. Я вспоминал об этом, когда объяснял понятие «народ». Единодушие может быть результатом дискуссий, диалога и сближения. Но это не то, что нравится популистам. Им нужно единодушие сначала.

И обычно возникает проблема, поскольку население и общество уже являются неоднородными. Популисты не воспринимают «народ» как разнообразное население. И, соответственно, ненавидят дискутировать, вступать в диалоги или искать компромиссы ради объединения всех.

Их ответ — всегда самодержавный, определенный симбиоз лидера и людей. Очевидно, что современные популисты не считаются с древнегреческой традицией демократии.

Следующий вопрос, конечно, заключается в том, стремятся ли они установить авторитарный тип лидерства и управления, а еще хуже — привести население к однородности?

Недавняя история содержит много подобных примеров. Произойдет ли это опять — вопрос открытый.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕПодобное было при коммунизме. Тех, кто не относился к «народу», просто изымали из общества: сажали в тюрьму, высылали в концлагеря или сразу физически уничтожали. Не кажется ли вам, что история может повториться?

Ужасные сигналы уже можно заметить в Китае. Например, как там ведут себя с уйгурским меньшинством, или как они пытаются создать однородное китайское сообщество. Я не могу предусмотреть, чем это закончится, как и не могу спрогнозировать — станет ли что-то подобное распространяться в мире.

Что скажу наверняка: не стоит сравнивать эту политику китайцев с современным популизмом, о котором мы говорим. Также не хочу приравнивать нынешних популистов к фашистам или нацистам. Современные популисты не впадают аж в такие крайности — они пока не выгоняют тех, кого не считают «народом».

Но некоторые из них могут радикализироваться. Да, например, течение «белого преимущества» («White Supremacy») в США уже указывает на такую тенденцию. Следовательно, это может случиться. Радикализация может развиваться быстро, непредсказуемо и, скорее всего, неявно.

Доныне в той или другой степени, но большинство из популистов принимало принцип равенства перед законом для разных типов граждан. Но имейте в виду, что и это может измениться. И учитывайте, что радикальную политику могут осуществлять не только открытые популисты.

Поэтому я и привел пример «белого преимущества»: это типичное радикальное движение, которое развивается в обществе снизу вверх. Сначала оно было тайным, потом стало более открытым. Политикам достаточно лишь не реагировать до определенного времени, следовать по течению событий.

Заметьте, что популизм — это больше, чем политическое движение. На ментальном уровне он привлекает людей, которые чувствуют себя одиноко, находятся в отчаянии, пытаются найти пристанище и защиту, — потому люди и присоединяются к движению или к лидеру, если им обещают все это дать.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕКак именно популистские лидеры собирают такие одинокие души?

Им помогает иллюзия идентичности. «Мы, народ» должны держаться вместе. Пребывание в толпе дает иллюзию какого-то убежища и чувства дома. Иллюзия идентичности может дать ментальному бездомному чувство, что он — опять личность.

Популисты часто используют это суггестивное слово. Но есть ли за ним какая-то конкретика? Что означает слово «идентичность»? Этого никто не может сказать, и популистов это не тревожит.

Идея идентичности предусматривает убежище, чувство, что ты являешься кем-то среди многих других, что ты защищен. И кто может дать лучшее убежище, чем лидер, который является носителем вашей идентичности и представляет вас самих?

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕИ люди верят, что действительно получают убежище?

Все эти эмоции, чувства, иллюзии — они тоже могут быть своеобразной реальностью. Кто-то назовет это безумием, но это все равно работает.

Такие люди и лидер — они нуждаются друг в друге и искренне верят, что достигли взаимности. Подобное взаимодействие между лидером и группой может быть невероятно сильным. Лидер находит уверенность в этих людях, а люди находят в нем прибежище.

Возможно, Зигмунд Фрейд увидел бы в этом что-то вроде сублимации: проектирование себя в чем-то большом и в конечном итоге потерю себя самого. Но не забывайте, это сублимационное убежище — иллюзорная коррекция чувства дискомфорта.

Поэтому, даже когда вы считаете, что получили убежище, вы не перестаете обвинять других в том, что до сих пор чувствуете себя потерянными. Такое популистское настроение — это выражение неуверенности в себе и отсутствия сил преодолеть это состояние. Принять всю вину на себя им просто не по силам. Поэтому кто-то должен быть виноват в этом.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕОбвинять себя — значит взять на себя ответственность. И не только за ошибки. Придется самостоятельно и выход искать. Для некоторых это может быть слишком. Вместо того чтобы встать, двигаться — искать лучшие варианты, многие из нас все же хотят сидеть на месте и укореняться — прямо как деревья.

Да, может быть. Многие люди хотят быть укорененными — прямо как деревья или растения! Мне нравится эта метафора. Конечно, человеку нужно интегрироваться, нужно чувствовать себя защищенным — то, что дети имеют в семье или школе.

Мне бы хотелось, чтобы люди находили все это в своем обществе, институтах, в этической организации жизни. Но, пожалуйста, не ищите этого в популистских идеях идентичности, не перекладывайте все на лидера. Мы имеем свободу делать выбор, ведь мы не укоренены, как деревья.

И эта свобода выбора отображается в морали, свободе избирать между добром и злом или чем-нибудь другим. Не отдавайте этого. Тем более популистам.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕ
Павел Маков. Книга-ковер «Три сестры », 1999. Бумага, шелкография, 116 x 152

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕКак следует решить эту проблему? На личном, социальном, правительственном уровне? Может ли один человек это изменить?

Здесь нельзя выбрать лишь один вариант. Сочетание свободы и защиты должно развиваться на всех уровнях. Одно лишь правительство не может этого сделать. Ожидать такого от правительства — значит переоценить мощность политики, а в то же время и лишить себя же личной свободы и обязанностей.

Ответ нужно искать повсюду в социуме. Это должно быть похожим на активную тенденцию во всем обществе. И при этом каждый из нас должен быть активным членом такого общества. Помните, что я говорил о греческом значении демократии? Каждому нужно принимать участие в общественной жизни — как уверенному в себе, ответственному гражданину.

Надеюсь, понять проблему лучше нам поможет история Европы, особенно с начала XIX века. Именно тогда состоялся всплеск политической активности, интенсивно развивались демократия, политические идеологии и организации, а с ними и общественные объединения — профсоюзы, альянсы фермеров и бизнес-ассоциации.

В этот промежуток времени даже религиозные организации переосмыслили свои социальные обязанности. Интересно, что все они были определенным образом эмансипационными движениями.

Их объединяла идея о том, что мы — вместе — строим общество, поэтому должны активно участвовать в его формировании и находить свое место в нем. С тех пор мы разработали или обновили наши институты, наши конституционные государства, создали прочное основание для воплощения принципа равенства перед законом.

Здесь можно увидеть баланс между свободой, обязательствами и защитой для каждого. Однако этот баланс будет всегда нарушаться, и обществу приходится искать его снова и снова, ведь поиски такого баланса — это бесконечный процесс.

В настоящее время это главный вызов и для Украины. Не отдавайте этого права никому, ведь в результате получите не баланс, а лишь ошибочные иллюзии популизма.

КАК «НАРОД» УНИЧТОЖИЛ НАСЕЛЕНИЕНо имели ли люди в XIX веке намерение искать эмансипации — или было это лишь побочное следствие, с которым пришлось смириться? Можно сказать, что мы и до сих пор боремся за эмансипацию? Или теперь берут верх контрдвижения?

Да, тогда люди целеустремленно хотели эмансипации. И не только ради себя! Они заботились еще и о будущем, работали на перспективу и были готовы инвестировать во что-то большее, чем мгновенный результат для себя здесь и в настоящий момент.

Люди хотели работать на результат, который должны были получить не столько они сами, сколько их дети, внуки и правнуки. Сделать что-то и для следующих поколений — характерная черта инвестиций тех людей! Их инвестиции, так сказать, имели «длинное дыхание».

Давайте внимательно посмотрим, что тогда делали, например, женские эмансипационные движения. Шаг за шагом они добывали в борьбе не только политические, а еще и юридические и социальные права. Они осознавали, что быстрых результатов не будет.

И одним из аспектов подобных движений стало формирование принципа равенства перед законом и принципа недискриминации относительно гражданских прав и прав человека. Как итог, современные законы в конституционных государствах устранили нормы, которые закладывали разное отношение к разным людям.

Однако перспектива последующей эмансипации сегодня понемногу угасает. Движение снизу вверх трансформируется во что-то совсем противоположное, когда люди начинают требовать все большего — от государства.

Явно эта тенденция прослеживается в 1960-х и 1970-х годах — преимущественно в левых либеральных и социал-демократических движениях и политических организациях. Их члены считали нормой требовать от государства, правительства или политиков все большего.

С каждым днем мы осознаем, что имеем определенные права, но в то же время понимаем, что должна быть и определенная инстанция, которая обязана эти права обеспечивать. Всю эту ответственность в определенный момент просто и перевели на государство.

Чем больше прав получал человек, тем более ответственности полагалось на государство и тем меньшей становилась личная ответственность каждого. Чем больше мы ожидаем от власти обеспечения наших прав, тем менее активными мы становимся в их отстаивании и тем меньшим будет вклад от нашего имени для будущих поколений.

Мы забываем быть открытыми для будущего, забываем работать ради него вместе: зато лишь требуем, чтобы наши права были реализованы здесь и сейчас!

Такой государственно-ориентированный подход к жизни способствует резкому политизированию жизни. И эту тенденцию современный популизм не просто отображает, а еще и существенно радикализирует.

Вместе с политизированной жизнью пропадает готовность работать сообща — политические партии в Европе теряют партийцев, своих активистов теряют и профсоюзы — в настоящее время участие в массовых протестах кажется людям более производительным, чем планомерная работа снизу вверх.

В то же время политики не могут перестать обещать избирателям все, что от них просят. Политизированная жизнь и государственная власть становятся взаимодополняющими силами. Политические партии, равно как и выборные представители, «забывают» дискутировать о стойкости государственных институтов и силе закона. Политики также действуют достаточно политизировано.

Результат: политические организации начинают все чаще собираться не вокруг идеи, позиции или программы, а исключительно вокруг лидера, на которого полностью и полагаются. Именно лидер становиться тем, кому население, электорат передает все свои пожелания.

Этот процесс — яркий признак популистского способа мышления и действий, которые каждый из нас уже может наблюдать здесь и сейчас. Во многом само перекладывание обязанностей исключительно на государство и политических лидеров является полной противоположностью эмансипационным движениям.

Ведь их участники чувствовали себя ответственными — потому и начинали свою деятельность снизу вверх. И действовали так не только в «государственных», но и во всех общественных вопросах. Нынешняя же демократия лидерства создает полностью зависимых людей.

И так всюду — идея эмансипации почти исчезла. Готовность к социальной и политической самоорганизации также исчезает.

Я называю это эрозией — размыванием — современных институтов. Поверьте, это очень опасно — ходить на выборы и ожидать, что политики или правительство решат все ваши проблемы за вас. Правительство не способно это делать и ему не стоит даже пробовать за это браться.

В 2019 году в Украине состоялась, как ее называют, «полная перезагрузка власти»: мы избрали нового президента, парламент, появилось и новое правительство. В то же время социологи поинтересовались у украинцев: что они ожидают от парламента, правительства и президента. Результат был показательным. Многие ждали от этих инстанций изменений, которые им не по силам, которые находятся не в их компетенции и даже больше — которые прямо нарушают нормы Конституции

Подобные ожидания есть не только у украинцев. Это мировая тенденция — всех стран, где развивается культура лидерства. Везде неправильно организованы политические союзы.

Люди все более и более полагаются на вождя. Политические партии начинают строиться исключительно вокруг определенного лидера. Нет лидера — исчезает партия. Хотя было бы лучше готовиться к выборам, основывая политические организации с четкими программами, которые способны функционировать как стабильная институция и будут открыты для политических дебатов.

То есть партии, «укорененные» в обществе, которые имеют глубокие отношения с населением. Именно такой подход должен быть нормой для демократии.

Когда вы организуете все вокруг определенных людей, которые должны выполнять эту работу, и забываете строить стабильные институты, — вы просто распространяете популизм.

Потому что этим создаете персонализированную политику и неудовлетворенное всем, пассивное население.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: