Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Corporate GovernanceLeadership&Management
5 мин. на чтение

Какими методами Microsoft и другие корпорации становятся монополистами. Кейс Activision Blizzard

Какими методами Microsoft и другие корпорации становятся монополистами. Кейс Activision Blizzard
Поделиться материалом
Сгенерировано с помощью ИИ / bing.com

 

Microsoft завершает поглощение крупного разработчика видеоигр Activision Blizzard, несмотря на попытки антимонопольных регуляторов различных стран воспрепятствовать этому. Это не первый случай, когда Microsoft занимает монопольное положение на рынке. Рассказываем, какими методами ей и другим корпорациям удается добиваться своего.

 

ИГРАТЬ НЕЛЬЗЯ ОТДАТЬ

 

Подходит к концу очередная битва в глобальной войне монополистов и антимонополистов. Корпорация Microsoft за рекордные $69 млрд покупает крупного издателя видеоигр Activision Blizzard, известного прежде всего шутером Call of Duty. Как многие считают, это поглощение сделает Microsoft чуть ли не монополистом на рынке видеоигр и в сфере облачного гейминга.

Эпопея длилась с января 2022 года, когда Microsoft объявила о сделке, и достигла своего апогея в июле нынешнего года. Поглощению пыталась воспрепятствовать Федеральная торговая комиссия (FTC), следящая в США за соблюдением антимонопольного законодательства, однако проиграла в суде.

Сначала 11 июля Калифорнийский федеральный суд отказал регулятору в блокировании сделки, не усмотрев нарушений и значительных угроз для видеоигровой индустрии, а 17 июля стало известно, что и апелляция FTC была отклонена.

Также Microsoft договорилась с конкурентами. На днях был подписан договор с Sony, гарантирующий выпуск игр серии Call of Duty на консолях PlayStation в обозримом будущем, а до этого заключены соглашения о выпуске игры на консоли Nintendo и с облачными сервисами потоковой передачи игр от Nvidia, Boosteroid и Ubitus.

Ранее слияние одобрили регуляторы ЕС и Китая, а единственным серьезным препятствием оставался запрет со стороны британского Управления по конкуренции и рынкам (CMA). Однако после победы Microsoft в суде власти Великобритании пошли на диалог с компанией. Стороны согласились приостановить судебное разбирательство и попытаться найти компромисс, который бы позволил британскому антимонопольному регулятору одобрить сделку.

Вот и все, монополия в очередной раз побеждает.

 

ВЫТЕСНЯЙ И ВЛАСТВУЙ

 

Это не первый случай, когда Microsoft так или иначе подминает под себя определенный сегмент рынка, становясь, по сути, монополистом. Купить конкурента, а если не получается, действовать по принципу «вытесняй и властвуй» — вот классическая стратегия корпорации.

Многие ли из вас пользуются какими-то другими текстовыми редакторами и программами для работы с электронными таблицами, кроме Word и Excel? А еще можно вспомнить кейс с компанией Borland, специализирующейся на разработке средств программирования.

В свое время у Borland был достойный компилятор для языков программирования C/C++. В ответ Microsoft выпустила на рынок собственный компилятор по цене $89 против $99 у Borland, а после завоевания преобладающей доли рынка увеличила цену на продукт сначала до $399, а затем и до $799.

Справедливости ради стоит отметить, что агрессивные действия Microsoft были не единственным фактором вытеснения конкурента. Свою роль сыграли ошибочные управленческие решения Borland и неспособность быстро адаптироваться к меняющимся условиям.

Microsoft издавна практикует подход с принятием широко используемых стандартов или продуктов, расширением их функционала запатентованными возможностями, а затем использованием этих различий, чтобы поставить конкурентов в невыгодное положение.

Такая практика Microsoft была предметом разногласий на протяжении многих лет и однажды едва не довела компанию до принудительного разделения, когда в 1998 году Министерство юстиции США и генпрокуроры 21 штата подали против нее иск с обвинением, что она занимает 90% рынка операционных систем для ПК.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ДЕЙСТВУЙ НА УПРЕЖДЕНИЕ

 

Помимо честных и, перефразируя Бендера, сравнительно честных бизнес-способов конкурентной борьбы, важным аспектом успешной реализации сделок M&A является работа в области GR (Government Relations). Вот пять основных приемов, которые Microsoft и другие корпорации используют для преодоления блокировок антимонопольных регуляторов.

#1 Работа с регуляторами напрямую. Большинство крупных публичных компаний напрямую либо через торговые ассоциации имеют юридическое представительство в антимонопольном ведомстве США. А поскольку Вашингтон не является единственным важным регулирующим органом в области слияний и поглощений, такие непосредственные контакты важны в ЕС, Японии и отдельно в Великобритании, которая после Brexit стала сильным игроком.

#2 Заблаговременный контакт с регулятором. Когда речь идет о крупном слиянии или поглощении, корпорации не ждут заключения сделки, чтобы предстать перед регулятором. Худшее время для представления себя антимонопольным органам — после того, как информация о поглощении появилась в публичном пространстве.

Microsoft и другие технологические компании установили отношения как с постоянным персоналом, так и с назначенными должностными лицами регулирующих органов по всему миру. Возможно, это не предотвращает негативную реакцию регуляторов, но, по крайней мере, позволяет заранее выработать план действий и контактировать с чиновниками, непосредственно влияющими на принятие решений.

#3 Представить сделку в выгодном свете. Антимонопольные регуляторы оценивают слияния и поглощения главным образом через призму предыдущих кейсов. При планировании таких сделок корпорации стремятся представить их в выгодном свете.

Та же Microsoft примеряет на себя роль неудачника в игровой индустрии, пытаясь убедить регулирующие органы в том, что сделка с Activision Blizzard поможет ей более эффективно конкурировать с Sony и Nintendo.

С другой стороны, жалобы конкурентов — это почти одобрение, поскольку антимонопольные регуляторы рассматривают их как страх перед усилением конкуренции. А именно этого — роста конкуренции — и хотят чиновники.

#4 Внимание к поставщикам и дистрибьюторам. Самые важные голоса, которые имеют вес в антимонопольных органах, — это поставщики и дистрибьюторы. Если у них появятся опасения, что слияние приведет к возникновению «узкого места» на рынке, они могут стать влиятельными противниками сделки.

#5 Готовность к компромиссу. Быстрому заключению сделки и достижению стратегических целей способствуют уступки со стороны инициатора поглощения. Признавая приоритеты различных антимонопольных органов, корпорации выдвигают упреждающие предложения, которые берут во внимание регуляторы и влияют на общественное мнение.

Добровольные уступки также могут уменьшить силу юридических аргументов властей, направленных против сделки. Суды учитывают потенциальное влияние таких оговоренных условий при определении вероятного воздействия сделки на потребителей.

 

БЫТЬ, НО НЕ КАЗАТЬСЯ

 

На примере Microsoft мы видим, как большим корпорациям удается становиться, по сути, монополистами, но не казаться ими прежде всего для антимонопольных регуляторов. Истинные потребности потребителей, как правило, идут второй очередью, главное — лоббирование собственных интересов ради увеличения прибыли.

В этом парадокс большого бизнеса: всеми силами, в том числе внедряя инновации и запуская действительно прогрессивные и полезные продукты, взбираться на вершину, а затем в отсутствие по-настоящему сильных конкурентов скатываться в стагнацию, сознательно отказываясь от прогресса.

Монополизация негативно влияет на экосистему, в которой реализовывается. Это касается всего: доступ к софту и играм, любые другие продукты и даже мировоззрение. Разнится лишь глубина последствий. Причем, как показывает кейс с Activision Blizzard, даже в странах с сильным антимонопольным регулированием трудно противостоять аппетитам корпораций.

Антимонопольное законодательство, по крайней мере на первый взгляд, кажется слабым оружием. Регуляторы во всем мире имеют плохой послужной список дел, которые доходят до суда и более того — завершаются успешно.

 

ПРОИГРАТЬ, ЧТОБЫ ВЫИГРЫВАТЬ

 

Хорошая новость в том, что проигранные иски могут сами по себе быть успешной стратегией в борьбе с монополизмом. Громкие дела против больших корпораций посылают вовне сигнал, призванный в будущем воспрепятствовать заключению сделок, сомнительных с точки зрения антимонопольного законодательства. Это особенно верно для самых успешных технологических компаний, которые зачастую строят свою стратегию на поглощении многообещающих стартапов.

Для любой отрасли будет иметь огромное значение, если основные ее игроки знают, что находятся под пристальным наблюдением регулятора. И в этом, пожалуй, главная функция и сила антимонопольного регулятора: не блокировать, а сдерживать, добиваясь от инициаторов сделок M&A разнообразных уступок, направленных на сохранение конкуренции.

Вместе с тем, со стороны бизнеса и потребителей существует запрос на ужесточение антимонопольного законодательства. Усиленное регулирование и надзор могут способствовать развитию конкуренции и предотвращать появление монополий или олигополий, которые могут задушить инновации и ограничить выбор потребителей.

Однако это сложная проблема, не имеющая простых решений, поскольку регулирование должно быть сбалансировано с созданием условий, способствующих инновациям и росту.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: