Герр Фарамант
Cyberiada
7 мин. на чтение

КОНКУРС ФАНТАСТИЧЕСКОГО РАССКАЗА «КИБЕРИАДА-2021»: «ВСЕГО ЛИШЬ ДЕТАЛЬ»

КОНКУРС ФАНТАСТИЧЕСКОГО РАССКАЗА «КИБЕРИАДА-2021»: «ИНЦИДЕНТ»
Поделиться материалом
Всеволод Швайба. Внутренние дворы III. 2020

 

Редакция Huxleў завершила прием текстов на международный конкурс фантастического рассказа. Сегодня мы публикуем очередное произведение из отобранных для участия в конкурсе «Кибериада-2021».

Предварительные результаты мы огласим до 15 января, а победитель будет объявлен до 5 марта 2022 года.


 

— Ты когда-нибудь видел Долину?

— Откуда вопрос?

Тихий смех.

— Даже в Протоколе не сомневаешься?

— Еще чего удумала. Кто же Черное Солнце оспаривает.

— Ну вот я и оспариваю.

Отмашка.

— Еще скажи, что Угрозы нет, и Смеющихся Богов не существует.

Задумчивый вздох.

— Тут не поспоришь. А все-таки?

— Все-таки что?

— Ты не ответил.

Неопределенный звук.

— Давай здесь сядем.

— Можно и здесь, — с легкой досадой.

Грязная пустошь, блеклое, размытое легким туманом небо. Сквозь угадываемые черты холодных облаков цвета стали изредка пробивались отблески звезд. Вдали виднелись огни лежащего в низине города. Мужчина и женщина сидели на заснеженном холме.

— Ты тоже мне не ответила.

Она поправила прядь пшеничных волос.

— Засиделась в Эбле, наверное. Ты правда не сомневаешься?

Ее друг поднял голову к размытой выси, откинулся на руках.

— Думай о детях, — спустя молчание.

— А ты? Кто они для тебя?

Он смерил подругу растерянным взглядом. Прикрыла веки, не улыбалась. Серьезно глядела на него, испытующе. Оттого и терялся, не зная, какой ответ правильный.

— А ты не ищи, — поймала его мысли. — Сам что думаешь? Я тебя спрашиваю.

Молчание. Просто отвел глаза.

Девушка не хмурилась, только мотнула головой. Отсела немного.

— Я тоже часть Плана, да?

Не ответил. Знал, что слышит мысли.

— Это необходимо.

— И так знаю. Они будут ненавидеть тебя.

— Будто у кого-то есть выбор.

Подруга хохотнула.

— Смотрите-ка: Икар-Урсаг печется о чем-то земном.

— Так чего про Долину спрашивала? — попытался съехать с неудобной темы.

— Я там была, — медленно. — Хотелось увидеть Ее. Настоящую. Не Кошмар.

Парень все-таки усмехнулся, с горестью.

Поросшие мхом дороги. Высокие деревья, пробившие себе путь из искореженных автострад и руин небоскребов. Чистая вода в озере близ рощи. Непроходимые леса, полные звуков примитивных живых существ. Ясное небо, далекие горы. Прекрасный брошенный мир. Далекий.

И густой туман. Туман, сквозь который пробивается Пустошь. Сквозь который угадывается каменный блеск малахитовой листвы. Отражения камней на ониксовых стволах. Стальные застывшие птицы на затвердевших ветвях. Коадовая река вдоль дороги, затянутой ломкой янтарной травой.

Мертвый мир застывшей иллюзии.

— Я тоже. И что дало тебе это знание?

Дернулся, ощутив легкое касание теплой ладони. Одернул руку, вздохнул:

— Мы оба слишком долго жили в Эбле. И здесь.

— Тебе не нравится Ишра?

— Мы ее создали.

— Мы или Ты? За что тебя Урсагом-то величают, ну?

— Мы, — качнул головой. План Долины, Протокол устранения Угрозы, ратифицировано Черным Солнцем.

— Но ты отец наших детей. И архитектор Ишры. И план Исхода был тоже твоим. Ты создал мир, в котором мы сейчас.

С этими словами девушка поднялась. Ее фигура дрогнула.

— Алэа, — только и успел вскинуть руку.

Нет, она не сделала шаг с обрыва. Да даже если и да, не о чем беспокоиться. Просто стояла, глядя на затянутый блеклой дымкой ночной город. Вытянула ладонь, ловя снежинки.

«Не беспокойся, — прозвучало в мыслях. — Я понимаю: все по Плану Долины. А значит все хорошо».

«К чему тогда этот бессмысленный разговор?»

Ее высокая фигура напряглась. Немного свела плечи.

— Протокол устранения Угрозы четко объясняет нам нашу цель. Но я хочу слышать от тебя. Не от общего сознания, а от тебя лично: зачем ты сражаешься? Ты сам-то хоть ощущаешь суть исполнения Плана?

Икар ответил не сразу:

— Ты просишь меня мыслить, как…

— Как мы, — оборвала его. — Не как Долина. Как мы… — голос дрогнул, — до Нас.

— И зачем?

Алэа только махнула рукой. Неужели он правда настолько непробиваемый? Неужели для него План — это просто план? Он что, при всем его гении — всего лишь… Сущность? Просто исполнительная деталь, которой доверили посильное задание? И вообще не осознает истинной цели?

— Я слышу твои мысли, — только и ответил.

Девушка отошла от обрыва, посмотрела в другую сторону, тоже вниз — но теперь вдоль по склону. И там только зимнее поле.

— Чем опасна Угроза, ну? Давай, как она значится в Протоколе? Как ты с такими-то мыслями Ее «устранишь»?

— Бессознательный Коллективный Разум.

— А что такое «Долина»? — не видел ее, скрылась за его спиной. Только слышал, вроде голосом, но больше мыслями. Сам глядел на свой спящий город.

— Сознательная сущность…

— Общего Знания, — завершила за ним. — Чем Мы отличаемся?

«Общая память, отдельные сущности».

Вздрогнул, ощутил тяжесть ее спины: села, прислонилась к нему. Коснулись затылками.

— Люди созданы нами до Нас. Эксперимент Атлантов, любопытство, опыты с примитивными мыслящими. И люди столкнутся с Измененной Угрозой. Завершат исполнение Плана. Атланты их вырастили. Черное Солнце их вспомнило, изменило. Наши дети — тоже люди, Икар. Мы выбраны, чтобы хотя бы попытаться стать такими же. Борьба с коллективным разумом только за отдельными личностями. Неужели до тебя не доходит?

— Ты раздражена.

— Потому что мой… Командующий очень слабо представляет суть задания. Вы прекрасный исполнитель, Икар-Урсаг. Протокол соблюдается в точности. Может, оно и к лучшему. Я пойду думать о детях.

Вес тела за спиной исчез, вместо этого — легкий холод. Тело парня окутало тяжелым серым облаком. Следом дымка рассеялась. Он остался один, а растягивающаяся серость мерно тянулась к небу.

«Командующий Корпуса 12 Икар-Урсаг, на позицию».

Человеческая фигура дрогнула, потянулась бесцветным — и еще одно облако поднялось над землей.

***

Треск поленьев в камине. Приглушенный свет старой люстры под потолком. За окном непроглядная темень, слышно только, как воют лютые ветры зимы.

В кресле за столом сидела девочка. Перед ней — раскрытая тетрадь.

— Можно?..

Отложила ручку, тряхнула головой, смерив заспанного мальчика раздосадованным взглядом. Тот кутался в одеяло, дрожал.

— Опять снилось страшное? Иди, иди сюда.

Старшая сестра поманила брата к себе, и тот часто закивал, подался к ней. Пришлось покинуть нагретое место, опуститься к младшему. Обняла его — и он помог ей закутаться.

— Расскажи сказку, — жалобно. — Только простую. Без сложных слов.

Та закатила глаза. Что поделать, если ему все приходится объяснять.

— Хорошо, Оливер. Только не перебивай. Договорились?

Слабый кивок.

Сначала обнять, успокоить. Потом аккуратно вернуть в постель. Посидеть с ним, поделиться очередным сном. Она говорила, держа его слабую руку, а мальчик лежал, свернувшись. Жался щекой к ее ладони. Так и уснул, как обычно на середине: почти не дрожал, а вскоре послышалось спокойное сопение. Тихое, доброе.

Старшая сестра поправила его одеяло, мягко убрала руку и тихонько вернулась в гостиную. Бегло глянула на окно.

Мама говорила ее не ждать, и что папа грустит. Надо бы и самой выспаться. Прошла к столу, закрыла тетрадь.

С улыбкой, легко провела по обложке. Простой, белой, с тонкой рамочкой для подписи.

Ровным аккуратным почерком выведено название:

«Дневник Марии. Мои мечты».

***

Холодная тьма. Легкий сполох.

Волнующаяся пульсирующая сфера в кромешной пустоте. Ткань реальности потянулась лиловым маревом — и еще одна система растворилась в общей медленно движущейся дрожащей массе.

***

Протокол устранения Угрозы.

Промежуточный отчет.

Процесс «Изменения» запущен.

Эбла. Статус: адаптирована. Мир готов к явлению Лиохэ.

Ишра. Статус: адаптирована. Мир готов к слиянию с Лиохэ.

Корпус 12 запущен. Готов к слиянию с Лиохэ.

Корпус 12 готов приступить к Изменению.

Измененная Угроза продолжит путь к Ишре.

Проект Смотрителей. Статус: финальная подготовка.

***

— А все-таки. Ты боишься?

— Я люблю тебя, Алэа.

— Хоть перед смертью признал.

***

Обновление статуса.

Угроза изменена.

Тип изменения: Цепь Личности.

***

Тишина ночи нарушилась сдавленным всхлипом. Мария стиснула скулы, вжалась в постель. Младший брат рядом беспокойно зашевелился — и девочка его обняла.

— Спи, хорошо, милый? — шепнула. — Я не брошу тебя.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: