Ольга Кудина
Cyberiada
10 мин. на чтение

КОНКУРС ФАНТАСТИЧЕСКОГО РАССКАЗА «КИБЕРИАДА-2021»: «ЖИЗНЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО»

КОНКУРС ФАНТАСТИЧЕСКОГО РАССКАЗА «КИБЕРИАДА-2021»: «ИНЦИДЕНТ»
Поделиться материалом
Всеволод Швайба. Внутренние дворы III. 2020

 

Редакция Huxleў продолжает международный конкурс фантастического рассказа и сегодня мы публикуем очередной рассказ из отобранных для участия в конкурсе «Кибериада-2021»

УСЛОВИЯ КОНКУРСА:

  • Принимаются рассказы на русском языке объемом до 22000 знаков с пробелами
  • К участию в конкурсе допускаются ранее не публиковавшиеся рассказы
  • Рассказы не рецензируются
  • От одного автора принимается один рассказ
  • Страна проживания автора значения не имеет
  • Рассказы проходят предварительный отбор редакцией на соответствие правилам
  • Выбор победителей осуществляет открытое жюри
  • Кроме рассказа, победившего в конкурсе, к печати могут быть отобраны произведения других авторов
  • Прием рассказов продолжается до 01.11.2021
  • Результаты будут объявлены 15.01.2022

Рассказы отправляйте на почту editor@huxley.media

 


 

— Значит, это конец?

 

— Не для нас.

— Теперь мы остались одни?

— Наверное.

— Что теперь с нами будет?.. Почему ты молчишь? Ответь же! Ну не молчи, прошу тебя! — Лара тормошила бледного Майкла, но тот просто уставился в пол и молчал. Нужно было время, чтобы осмыслить, что произошло.

Лара закрыла лицо руками и расплакалась, Майкл тихонько обнял ее за плечи, по его щекам тоже покатились слезы.

— Значит, их больше нет? Никого?

— Наверное.

— Почему ты не дал мне позвонить родителям? Почему ты никому больше не сказал! А наши друзья? Неужели никого уже нет? Почему ты больше никого не спас! Почему! — Лара рыдая колотила в грудь Майкла, а он только прижал ее к себе посильней, он дрожал как осиновый лист, не зная, что ответить. Почему он больше никого не спас? Этот вопрос болью отозвался в его сердце. У него не было времени.

Майкл редко смотрел телевизор, в отличие от его матери, она любила по вечерам отключиться от суеты, уставившись в экран. Страшилки про надвигающуюся катастрофу казались нелепой выдумкой, но только не для его отца. Он все твердил: «Когда-то этому миру придет конец». Он как будто знал. Он заранее, еще давно, построил этот бункер и забил его под завязку всем необходимым. Он знал.

— Мистер Джонсон, мы приняли к сведению ваши опасения, но радары показывают, что угроза устранена, осталось только облако частиц, оно не нанесет ущерба Земле.

— Я могу утверждать, что облако скрывает куда более крупный осколок. Если я прав, то, когда облако приблизится к Земле, будет уже поздно что-либо предпринимать, это обернется катастрофой.

— Успокойтесь, Джонсон. Ни один спутник не уловил наличие твердой породы. Это всего лишь плотное газообразное облако.

Семнадцатилетний Майкл только вернулся домой из школы, мама с младшей сестрой на уроке по рисованию, почти на другом конце города, отец на работе. Зазвонил телефон. Голос отца был встревоженный и уже перешел на крик, тон командный, из чего следовало, что Майклу необходимо беспрекословно подчиниться:

— Немедленно спускайся в бункер! У тебя десять минут. Майкл, ты слышишь меня?

— Папа, что происходит?

— Самое страшное, сынок, то, чего я опасался, но меня никто не послушал! Я отправил тебе файл с видеообращением, откроешь его в бункере, поторопись! Больше никаких вопросов! Бегом, Майкл! — в телефоне послышались гудки. Странное чувство паники охватило с головой. Вот сейчас должно произойти что-то ужасное! Что есть силы он бросился к выходу. «Лара!» — промелькнула мысль.

Майкл не раздумывая метнулся к соседскому дому. На крыльце под навесом в кресле сидела она с книжкой в руках. Это было ее любимое место.

— Лара, быстрей! — крикнул Майкл, подбегая к крыльцу. У него был такой вид, что она испугалась.

— Что-то случилось?

— Случилось, быстрей! — Майкл уже тянул ее за руку.

— Ты пугаешь меня! Может, позвоним родителям?

— У нас только три минуты, скорей!

Майкл и Лара бежали что есть силы. Лара знала, что может ему доверять, они лучшие друзья с детства. Майкл подбежал к люку во дворе, замаскированному газонной травой, открыл его и первый начал спускаться.

— Скорей, Лара! — в этот момент небо осветилось яркой вспышкой, послышался необычный гул. Лара застыла на ступеньках, глядя на горящий падающий шар. Майкл потянул ее вниз за руку что есть силы, поскользнулся, и они оба кубарем скатились вниз. Без ушибов не обошлось, но Майкл, не обращая внимания на боль, вскочил и нажал на красную кнопку в стене.

Люк закрылся, в движение пришел механизм, лифт опустился глубоко под землю, потом резкий звук, словно на поверхности что-то взорвалось, все затряслось, на мгновение потух свет, Лара закричала, Майкл прижал ее к себе. Потом свет появился, двери лифта отворились, они прошли в небольшой коридор, в котором было четыре двери. Майкл провел Лару в комнату и усадил на кровать, сев рядом с ней.

— Что это было? Что произошло, Майкл? — растерянно спросила Лара.

— Произошло что-то страшное, — ответил он, достав телефон. Сеть отсутствовала и интернет тоже, но файл, который отправил ему отец, можно было открыть.

«Я знал, что этот день когда-нибудь наступит, и сделал эту запись заранее, — видео в телефоне передавало родные черты, и на минуту показалось, что все как прежде, что ничего не произошло, что вечером они всей семьей как обычно соберутся за столом и станут рассказывать друг другу, как прошел день… только вот слезы не слушались и все катились и катились по щекам, — «Если вы смотрите это видео, значит, мы уже никогда не встретимся.

Надеюсь, вы все смогли уцелеть, мне бы так этого хотелось, хотя, по вероятности, это либо Марта и Люси, либо Майкл. Надеюсь, мои худшие опасения не оправдались и хоть кому-то из вас удалось выжить, я молю об этом, чтобы труд всей моей жизни не пропал понапрасну. Майкл, если это ты, крепись! Остаться одному непросто, но в том месте, где ты сейчас, есть все необходимое, чтобы прожить тебе всю твою жизнь.

В компьютерном зале информации предостаточно, чтобы развиваться и учиться. Для чего это нужно? Чтобы не сойти с ума, чтобы не деградировать, чтобы быть сильным, и помни: твоя жизнь — это самое драгоценное, что есть у тебя, что подарено тебе Богом, и ты должен сохранить ее во что бы то ни стало, ты должен выжить несмотря ни на что. В бункере есть дроны, научись ими управлять, так ты сможешь узнать, что на поверхности, а вдруг все не так ужасно… Крепись… надеюсь, вы вместе… люблю вас… и прошу, живите, ради меня, ради самой жизни… прощайте».

Майкл вскочил и выбежал в коридор.

— Ты куда? Не бросай меня! — крикнула Лара и бросилась за ним, но тут же застонала от резкой боли в ноге.

— Извини, извини меня, останься здесь, прошу, я должен разобраться с этим дроном, и еще тут есть медпункт, нужно оказать тебе помощь.

— У тебя вся рубашка в крови. Господи, Майкл, мне страшно, мы что, умрем?

— Нет. Мы не умрем.

— Не оставляй меня, я пойду с тобой, помоги мне.

Майкл согласился. Поддерживая Лару под руку, он прошел в медпункт. Он знал этот бункер как свои пять пальцев, отец часто водил его сюда. Оказав помощь Ларе и себе, он пошел в компьютерный зал. Лара тихо сидела рядом и наблюдала за работой Майкла. Не зря он был лучшим в классе. Скоро дрон взлетел над поверхностью города, вернее, над тем, что от него осталось. Увиденное повергло в шок. Дрон зафиксировал высокий уровень радиации. Выйти на поверхность означало верную гибель.

— Значит, это конец?

— Не для нас.

Когда не осталось слез, пустота заполнила все вокруг.

— Мы словно похоронены заживо, — сказала Лара.

— Но мы все еще живы.

— Почему ты пришел за мной? Почему не спасся один?

— Когда я почувствовал опасность, ты — первое, что пришло мне в голову. Наверное, потому, что я не представляю жизни без тебя.

— Майкл, мы дружим с детства, ты мой лучший друг, но у тебя никогда и намека не было на что-то большее.

— Я не решался признаться тебе.

— Признаться в чем?

— Признаться, что я люблю тебя, Лара.

Возникла пауза.

— Поцелуй меня, — тихо произнесла она. Майкл посмотрел ей в глаза.

— Это должно быть по-другому.

— О чем ты? Я не понимаю.

— Все должно быть так, как этого хотели бы наши родители.

— Их нет, Майкл, никого больше нет! Мы остались совсем одни! Одни, понимаешь?! — Лара расплакалась.

— Я понимаю, но мне почему-то хочется верить, что они наблюдают за нами, наблюдают с небес.

— Ты веришь в это?

— Я хочу верить, ведь только вера дает силы не сдаваться, так говорил мой отец, и почему я не верил так, как он? Теперь я должен поверить! — глаза Майкла наполнились слезами, он встал перед Ларой на колени.

— Лара Брайтон, ты выйдешь за меня?

— Майкл, послушай, нашего мира нет, ничего больше нет, ты просишь моей руки, словно ничего не изменилось, нас некому сочетать, Майкл, это все бессмысленно.

— Нет, Лара, сочетает Бог, и я теперь хочу делать все правильно, как верил мой отец, мы должны все сделать правильно, мы должны сделать это ради тех, кого мы любили, мы должны это сделать так, как хотели бы видеть наши родители. Лара Брайтон, ты выйдешь за меня? — его голос дрожал, а по щекам текли слезы.

Лара опустилась на колени возле Майкла, она пристально смотрела ему в глаза.

— Я выйду за тебя, Майкл, — тихо прошептала она.

— Тогда, перед лицом Господа, я обещаю, Лара, любить тебя, быть заботливым мужем, быть всегда рядом до самого конца.

— Я обещаю тебе, Майкл Джонсон, что буду любить тебя, буду во всем помогать, буду заботиться о тебе и всегда буду рядом, до самого конца.

— Теперь мы становимся мужем и женой, и наш союз скреплен на небесах. Я люблю тебя, Лара Джонсон.

— Я люблю тебя, Майкл Джонсон.

Время не только лечит. Время — самый строгий учитель и судья. Время помогает понять, что действительно важно. Главное, чтобы времени не оказалось слишком мало.

— Майкл, твоя идея — абсолютное безумие!

— Не говори так, Лара, я работал над спутником все эти годы, это наш шанс.

— Затратить большую часть наших ресурсов? А о детях ты подумал? Что будет с ними?

— Я только о них и думаю, Лара! Наши дети растут, видя небо только по монитору компьютера. Какое будущее у наших сыновей здесь?

— Не ты ли говорил, что на поверхности жизнь невозможна? Не ты ли говорил, что жить — это и есть смысл? Теперь они последние люди на Земле. Мы сделали для них все что смогли!

— Нет, не все! Спутник — это единственное решение просканировать Землю. Я уверен, что жизнь на Земле есть, не может быть, чтоб вот так все закончилось. Мы должны сделать это, понимаешь? Должны!

— А если ты ошибаешься? Тогда мы все умрем от недостатка энергетического ресурса, мы похороним себя заживо! О таком будущем ты мечтаешь для нас?

— Послушай, Лара, доверься мне, я знаю, что делаю.

— Но если ты ошибся, пообещай мне одно: я не увижу смерти собственных сыновей, пообещай, что позаботишься об этом.

— Лара, прошу тебя!

— Нет, это я прошу тебя!

— Не проси меня лишить тебя жизни.

Лара со слезами на глазах покинула компьютерный зал. За все время, проведенное здесь, она еще не чувствовала себя так подавленно. Она злилась на Майкла, на его непонимание. «Как можно быть таким бессердечным?» — от этой мысли снова навернулись слезы.

— Мамочка! — послышалось из соседней комнаты. Лара поспешно вытерла глаза и постаралась сделать вид, что все хорошо.

— Я здесь, малыш.

На риск идут только самые отчаянные, особенно когда вопрос стоит между жизнью и смертью. Таким отчаянным чувствовал себя Майкл. Проект был завершен, и осталось одно — привести все в действие. «Господи, помоги нам!» — возопил он в своем сердце и, глубоко вдохнув, нажал кнопку.

— Ты все-таки сделал это, — услышал он за спиной голос Лары, — теперь молись, чтобы все обошлось.

Терпение — это способность ждать. Ждать, когда минуты кажутся вечностью, когда каждая секунда заглушается стуком сердца, ждать, когда миллион мыслей пронеслось в голове, когда снова и снова взвешиваешь все «за » и «против», когда кажется, что допустил фатальную ошибку, когда отчаяние подбирается так близко… ждать…

Лара сидела в комнате и читала книгу двухлетнему Сэму и четырехлетнему Джону. «Маленький принц» Экзюпери, любимая сказка. Майкл поспешно вошел в комнату, она с тревогой посмотрела на него.

— У нас получилось, Лара, — сквозь слезы сказал он, — на Земле есть жизнь, наш сигнал приняли, к нам придут на помощь!

Что такое счастье? Об этом можно много говорить, но, если описать в нескольких словах, — это когда ты чувствуешь себя победителем!

Майкл и Лара чувствовали себя счастливыми и радостно прижимали к себе своих детей. Самолет спасательной службы вывозил их из зоны отчуждения туда, где были люди, где была жизнь! Как же радостно было увидеть других людей, пусть на расстоянии, ведь нужно было пройти сначала диагностирование, но какими же эти люди казались прекрасными, а деревья, живые деревья, боже, казалось, они не видели их целую вечность, хотелось их обнять и впитать их силу; и пусть небо теперь не такое синее и смотреть на него нужно было через стеклянный огромный купол, но это все же было небо.

Майкл и Лара не сдерживали слез, а их дети только удивленно все рассматривали. Увиденное ими весьма отличалось от того, что показывали им родители по компьютеру, но то, что они видели сейчас, — было настоящим.

— Наша планета подверглась самому жесточайшему кризису со времен существования человечества. Мы оказались на грани полного уничтожения. Для того чтобы выжить, всем оставшимся пришлось сплотиться и прийти к единогласному решению. Была создана система «Мир». Предыдущая демократическая система правления потерпела поражение. Свободные волеизъявления граждан привели к анархии и хаосу и, как результат, — к разрушению.

Новая система рассчитана на полное подчинение граждан, а именно: добровольное принятие всех условий системы, вживление импланта с искусственным интеллектом, который возьмет всю жизнедеятельность особи под свой контроль, что даст возможность возрождения человечества в целом.

Система «Мир» позволит человеку быть добропорядочным гражданином, содержать свое тело в здравии — а значит, гарантирует долголетие — совершать только правильные поступки, обусловленные системой. Все это в итоге приведет к процветанию и благополучию всего человечества. Наш вид сохранит себя и даст надежду на будущее.

От каждого человека, кто выжил в эти нелегкие времена, теперь требуется только добровольное согласие, полное подчинение себя системе. Имплант не может прижиться в сознании, где есть противление, в сознании, которое его отвергает. Каждый противящийся будет идентифицирован как угроза и будет утилизирован. Это все ради выживания. Мы не можем позволить себе такую роскошь, как ошибки прошлого. Система «Мир» — гарантия нашего будущего!

Майкл и Лара внимательно слушали лекцию по ознакомлению с новыми правилами. После этого им давались сутки для принятия решения.

— Что ты об этом думаешь? — спросила Лара Майкла после того, как уложила детей спать.

— Я кое в чем убедился.

— Ты говоришь о том, о чем я думаю?

— Мы же вместе читали об этом, помнишь? Это все оказалось правдой.

— Что же нам делать?

— Нам нужно принять решение.

— Послушай, Майкл. Вспомни слова своего отца. Жизнь — это самое главное, что у нас есть, и сейчас перед нами выбор между жизнью и смертью. Не разумней ли для нас сейчас выбрать жизнь?

Майкл задумался. Он и не представлял себе, что когда-нибудь столкнется с таким тяжелым выбором. Вот, казалось, им предлагают легкий путь, счастливая жизнь без проблем, но от этого всего Майкла воротило до тошноты. Все потому, что он представлял себе счастливую жизнь совершенно другой.

— Это не выбор между жизнью и смертью, — произнес он, — нам предлагают выбор между смертью и смертью, и третьего не дано. Сама посуди, Лара, искусственный интеллект завладеет твоим сознанием, тебя просто больше не будет, кто-то другой поселится в твоем теле с твоего согласия, кто-то другой проживет за тебя твою жизнь, это как продать душу.

— Если мы откажемся, нас утилизируют, как отбросы. Нас и наших детей, ты же слышал, дети наследуют ген противления от родителей. Они их не пощадят!

— Уж лучше так.

— Зачем, зачем, зачем ты создал этот спутник! Лучше бы мы остались в бункере и спокойно прожили свои дни, — Лара плакала и колотила Майкла в грудь, а он просто покрепче прижал ее к себе.

— Тише, Лара, ты разбудишь детей.

— Я не хочу, чтобы так все закончилось.

— Я знаю. Но теперь мы наверняка знаем, что то, во что верил мой отец, то, что мы с тобой вдвоем читали, — это правда. Все правда, понимаешь? А если это так, то для того чтобы обрести жизнь, в некоторых случаях ее нужно потерять.

— И это как раз тот случай.

— Мы должны быть сильными, Лара, ради тех, кого мы любим, ради тех, кого мы храним в нашей памяти.

Лара посмотрела Майклу в глаза. Возникла пауза, но казалось, что она длилась вечность.

— Пусть наши дети не видят наших слез, пусть думают, что все хорошо, пусть им не будет страшно, — прошептала она.

— Мы должны заявить о своем выборе с достоинством и с достоинством покинуть этот мир, — ответил Майкл.

— Давай скажем нашим детям, что мы отправимся домой, в мир, где голубое небо и прекрасные сады, в мир, где нас любят и ждут. Как в «Маленьком принце». Мы скажем им, что будет, как в этой сказке. Им не будет больно, им не должно быть страшно.

— Как скажешь. Мы не будем плакать, мы будем надеяться, мы будем верить, мы будем вместе всегда.

— Значит, это конец?

Майкл посмотрел Ларе в глаза, улыбнулся и крепко обнял ее.

— Не для нас.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: