Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNomina
4 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ с Борисом Бурдой: Альфред фон Вакано — украинский гений, создатель «Жигулевского»

Поделиться материалом

Альфред Филиппович фон Вакано (1846-1929)

Когда на советском пивном ларьке вешали табличку «Пива нет» — не было именно «Жигулевского»

К  высказываниям о том, что Адам и Ева были украинцы, мы уже привыкли…

А вот что пиво «Жигулевское» тоже порождено украинским гением, как-то и сказать боязно — если только в шовинизме обвинят, легко отделаюсь.

Тем не менее факты — упрямая вещь.

Photo: wikipedia.org

Именно в городе Козове Тернопольской области, совершенно определенно на украинской земле, 24 мая 1846 года родился простой украинский паренек со вполне типичным для тех времен и мест именем Альфред фон Вакано.

Ну конечно, украинец он был малость специфический — папа дворянин, мама вообще баронесса, родной язык немецкий, подданство австро-венгерское, так мало, что ли, таких украинцев?

О первой половине его жизни сведений не густо — окончил Коммерческую академию в Вене, участвовал в австро-прусской войне, потом работал. Тут чуточку интереснее: работал он именно на пивоваренных заводах, причем в Чехии и Германии, где плохое пиво вроде бы исчезло еще до крестовых походов, и владел бюро, поставляющим оборудование для пивоварен — похоже, что пиво он любил и что-то в нем понимал.

Востребовали компетенцию фон Вакано и в Российской империи — он переехал туда, поработал на питерских пивоваров, а потом решил, что созрел для собственного бизнеса.

Начал он его просто: пришел в Самаре на аукцион по сдаче в аренду участка земли с пивоваренным заводом купца Буреева и повел себя то ли по-немецки, то ли по-украински — вроде бы оба эти народа гордятся своей бережливостью.

Как только объявили начальную цену, он набавил к ней… целый рубль! Другие тоже начали набавлять — кто сотни, кто тысячи, а он выслушивал и вежливо говорил: «И еще рубль». Так и получил завод в аренду на целых 99 лет. Теперь осталось решить, что выпускать.

Наверное, Вакано вспомнил, что именно в Австро-Венгрии еще в 40-х годах XIX века пивовар Антон Дрейер придумал легкое светлое пиво низового брожения, не сильно алкогольное, с мягким и насыщенным вкусом, несущим явный оттенок хмелевой горечи.

Оно было популярным по всей Европе, нравилось и в Российской империи. Так что уже в 1881 году на выкупленном им пивзаводе выпускается и поступает в продажу первая партия бочкового пива «Венское».

Photo: pinterest.de

Популярность этого отменного пива растет так быстро, что уже перед первой мировой войной было выпущено 2,5 миллиона десятилитровых ведер этого пива за год — по стакану на каждого жителя Российской империи, включая женщин и младенцев!

Фон Вакано благополучно принял в 1897 году российское подданство, стал гласным самарской городской думы. Но как раз с войной у него начались неприятности.

Проследили приезд к нему в феврале 1914 года, перед самой войной, двух офицеров австрийского генштаба, которых его сын водил гулять по свалке самарского трубочного завода, выпускавшего торпеды и мины — мало ли что они искали на той свалке!

А чуть позже и в его переписке обнаружили то, что сочли шифрованными планами мобилизации — во всяком случае, разведке так показалось.

Лет через двадцать такого хватило бы всему семейству на десять лет без права переписки. А при жестоком царизме только что в Бузулук выслали уже через год, по законам военного времени.

Только в 1918 году, уже при белых, в этих «доказательствах» обнаружили признаки фальсификации, и Вакано отпустили. Что там было на самом деле, можно только предполагать…

Так что любимое к тому времени уже всей империей пиво «Венское» спокойно можно было переименовывать в «Шпионское», да что тогда в брэндировании понимали?

Когда Вакано вернулся в Самару, его завод уже национализировали. Он даже жаловаться на это пробовал, но толку-то?

Соображал он явно неплохо, и поэтому плюнул на все потерянное и вернулся в родную Австрию, где и умер в 1929 году, между прочим, в своей постели — в Самаре бы такого, пожалуй, не получилось…

Его дети при нэпе попробовали продолжать его дело, но в 1928 году нэп кончился и все национализировали уже окончательно.

Photo: ourbaku.com

А почему «Жигулевское»?

В середине 30-х годов наркомпищепром СССР Анастас Микоян затеял пивной вечер на весь СССР — всесоюзный конкурс сортов пива.

И победителем на этом конкурсе и стало то самое «Венское» пиво производства завода, основанного тернопольским уроженцем.

Анастас Иванович, пиво оценил и рекомендовал, как тогда было принято, к повсеместному внедрению. Но под новым названием — ведь Жигули рядышком, от территории завода рукой подать! И разверзлись уста наркомовы, и приказал нарком: «Быть пиву «Жигулевским!».

И стало так. И увидел нарком, что это хорошо. Отсюда и более ста заводов, которые его производили — а чего мелочиться, все равно ведь будет не хватать, у нас иначе не бывает…

Так что когда на советском пивном ларьке вешали табличку «Пива нет» — не было именно «Жигулевского». Другого никто и не спрашивал, отучили, а зачем выпускать товар, на который и спроса-то нет?

Теперь, конечно, другое дело. Пива полно, сортов в любом магазине — хоть залейся, а на том самом самарском пивзаводе даже выпускают пиво «Фон Вакано».

А помнят ли его в стране, в которой он родился? Боюсь, что не ахти. А ведь есть за что.


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.