Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal Arts
10 мин. на чтение

Корни и Крылья с Борисом Бурдой: Иван Поддубный — феноменальный силач из села Богодуховка под Полтавой

Корни и Крылья с Борисом Бурдой: Иван Поддубный — феноменальный силач из села Богодуховка под Полтавой
Поделиться материалом
Единоборство, как спорт, порой жестокий, начиналось гладиаторскими боями на аренах римских амфитеатров. Круглые и овальные амфитеатры назывались еще и цирками («циркус» по-латыни и есть круг). Кончилась античность — кончились и цирки. Только в начале позапрошлого века, итальянец Антонио Франкони построил здание, именуемое амфитеатром, для тех грубых забав, которые раньше показывали в ярмарочных балаганах.

Но вышел декрет Наполеона о том, что театрами могут называться только зрелищные предприятия трагедии и высокой комедии, и Франкони пришлось переименовать свое шоу — для этого случая он и вспомнил старинное слово «цирк». Так, вместе с ярмарочными борцами, силовые единоборства вернулись на цирковую арену.

На них выросли целые поколения, причем совсем недавно — еще в начале ХХ века — цирковые борцы были одним из самых популярных зрелищ. Валентин Катаев в воспоминаниях о своем детстве говорит, что французская борьба на арене цирка была тогда чем-то вроде всеобщего запоя и признается, что от слов «тур де тет», «бра руле» и «двойной нельсон» он и в пожилом возрасте испытывал волнение и наслаждение. 

А теперь маленький эксперимент: при разговоре о цирковых борцах какая первая фамилия вам вспоминается? Что, не Иван Поддубный? Не может быть — такого практически не бывает… В этом виде спорта он всегда был вне градаций, чемпионом чемпионов. И таким останется навсегда.

Он родился в 1871 году в маленьком селе Богодуховка (теперь Красеновка) Полтавской губернии, в семье потомка запорожских казаков. На российских сайтах, повествующих о жизни великого спортсмена, я нашел воспоминания самого Поддубного о том, как его пращур славно сражался в Полтавской битве против Карла XII, на украинских — рассказ о его предке, воюющем вместе с гетманом Мазепой против Петра I. Вполне возможно, предсказуемые вы мои, что вы оба правы — времена были непростые, да и сейчас разве легче?

Его отец Максим Иванович был феноменальным силачом, забросить на воз пятипудовый мешок для него было, как пушинку поднять. Уже в годах, сам Поддубный вспоминал, что за всю жизнь, кроме отца, не видел человека сильнее, чем он сам. А от матери он унаследовал прекрасный музыкальный слух, и с удовольствием пел по праздникам в церковном хоре.

Детство и раннюю юность он провел в селе, занимаясь крестьянским трудом. А из деревни его заставила уйти беда всей его жизни — любвеобильное сердце. Он был покорён дочкой сельского богатея Аленой Витяк, мечтал о браке с ней, но разница в благосостоянии их семей начисто это исключала. Единственным зыбким шансом улучшить ситуацию, было разбогатеть, и он ушел в город — добывать богатство.

В городе, как вы понимаете, таких любителей разбогатеть только и ждут — хорошо еще, что его немеряная сила позволила ему без труда найти в Севастополе и Феодосии работу портового грузчика. Два его соседа по съемному жилью увлекались гиревым спортом, и один из них подарил талантливому самородку книгу атлета Карла Абса с описанием методики тренировок. Поддубный начал серьезно тренироваться — силовые упражнения, гимнастика, гири… А в 1896 году, впервые в феодосийском цирке Бескаравайного, он появился на борцовском чемпионате.

Эти чемпионаты были зрелищем достаточно необычным. Практически все они объявлялись чемпионатами мира — поди докажи, что нет. Участники были людьми из разных краев, стран (во всяком случае, так они представлялись), и даже принадлежали к разным расам. Помните детскую дразнилку: «Силач Бамбула поднимает ножку от стула и делает прыжок с кровати на горшок»? Это как раз оттуда — чернокожий Сальваторе Бамбула был признанной звездой подобных чемпионатов. Время от времени в турнир вступали загадочные Черная и Красная маски — они были готовы открыть лицо только после того, как потерпят поражение.

Ну и вполне ходовым трюком было приглашение всем желающим побороться с профессионалом — победитель получает приз! Тут обычно даже обходились без модных в цирке клоунов-подстав — обученный борец расправлялся с неуклюжими силачами-любителями, как повар с картошкой. Для молодого Поддубного был еще один мощный стимул — он влюбился в циркачку-венгерку Эмилию, женщину намного старше, чем он, всегда окруженную толпами поклонников — это был и шанс выделиться перед ней.

Результаты были поразительными — многочисленные чемпионы мира и окрестностей уступили чудовищной силе и немалой сноровке неопытного любителя. Где-то пишут, что он победил всех участников, где-то — что самому сильному он все-таки уступил: многие сведения о нем неясны и противоречивы. Но все сходятся на том, что это выступление было сенсацией. Впечатлены были все — разве что кроме Эмилии, вскорости сбежавшей с богатым поклонником. Поддубный, конечно, огорчился, но зато обрел интересную идею — самому стать цирковым борцом.

Он начал работу борца в севастопольском цирке Труцци, причем борьбой не ограничивался — показывал поразительные силовые трюки. Например, брал на плечи телеграфный столб, и на каждую его сторону цеплялись и повисали люди — обычно человек десять, потом столб просто ломался. Коллега-циркач из Киева, Аким Никитин, посоветовал ему изменить внешность, чтобы подчеркнуть свое происхождение от запорожских казаков. Он отрастил усы, закрученные кверху, а потом сфотографировался в новом облике, надев черкеску с кинжалом и газырями — это стало самым популярным его изображением.

Его турнирные успехи были поразительными, победа следовала за победой. А как же с распространенным мнением о том, что эти турниры были скорее шоу, что побеждал далеко не всегда сильнейший, что распорядитель турнира сам назначал победителя, чтобы создать интригу для зрителей, и борцам приходилось подчиняться? Да, было и такое, куда деваться… Но безусловной силы не имело — от борца тоже очень многое зависело. Особенно от такого, как Поддубный.

На турнире в Новороссийске он боролся с титулованным шведом Андерсоном и швырнул его на ковер меньше, чем через минуту, как ветошь какую-то. Публика заподозрила, что швед нарочно поддался, засвистела, начался скандал. Поддубный предложил повторить их схватку, но швед заявил, что согласится только, если Поддубный поддастся ему и ляжет на лопатки. Жена директора цирка так жалобно объясняла Поддубному, как у них потребуют вернуть деньги за билеты и труппа разорится, что тот согласился лечь на лопатки. Схватка была короткой — Поддубный поднял шведа на вытянутых руках над головой, как котенка, улегся на лопатки, а шведа положил сверху. Под хохот зрителей швед убежал с арены, но Поддубный исполнил то, что обещал…

Продолжалась его цирковая карьера — он не только выступал в чемпионатах, но и охотно боролся с желающими из публики. Сохранились бумажные рубли со специальными штампами — Поддубный вручал их тому, кто продержится в схватке с ним на арене одну минуту. Возникла и новая любовь — к цирковой гимнастке Маше Дозмаровой, все было очень серьезно, они собирались пожениться. Но во время репетиции Маша, работавшая без страховки, сорвалась с трапеции и погибла. Поддубный заглушал горе работой — начинался его выход на международную арену.

На турнире в Париже с ним случилась история, описанная в свое время еще в советском фильме «Борец и клоун». Французский борец Рауль ле Буше перед выходом на ковер хорошенько обтерся оливковым маслом, и во время борьбы просто выскальзывал из любого захвата, как обмылок из мокрых рук. Судьи присудили ему победу с формулировкой «за красивые и умелые уходы от острых приемов», и это настолько потрясло Поддубного, не ожидавшего такой наглости, что тот собирался бросить спорт. Но в итоге он решил, что все равно надо побеждать.

Уже на турнире в Петербурге он быстро поставил Ле Буше в коленно-локтевую позу, деликатно называемую французами «а ля ваш», и продержал под хохот зала более двадцати минут, пока судьи не присудили ему победу, чтобы не позорить француза окончательно. Проигрывал ему Ле Буше и на следующих чемпионатах — на одном из них Поддубный, всегда ведущий борьбу предельно жестко, даже сломал ему челюсть. Есть сведения, что Ле Буше в итоге попытался решить исход их схваток в свою пользу, наняв киллеров. Но те не справились с заданием, Ле Буше отказался платить, и тогда они убили его самого. А кота, которого Поддубный завел к старости, он назвал Раулем. Наверное, держал его в строгости…

Больше осечек на чемпионатах мира, проходящих в Париже, не было — Поддубный выигрывал их один за другим. К 1910 году общий вес его наград достиг двух пудов — не так легко было их все надеть. И тут он решил закончить карьеру циркача и вернуться домой. Причина была все та же — любвеобильное сердце борца. Он женился на красавице Антонине Квитко-Хоменко, вернулся в родное село, купил там особняк и три мельницы — призовых денег вполне хватало. Но дела у него не пошли, две мельницы пришлось продать, чтобы оплатить долги, еще одну сжег брат после ссоры (и жив остался? Ну-ну…). Уже через три года он вернулся в цирк — и ради заработка, и потому, что там все было ему близко и понятно.

В революцию Поддубный не примкнул ни к одной из сторон — просто продолжал заниматься своим делом. Но это стало значительно хлопотней и опасней. В Керчи в него стрелял пьяный офицер. В Житомире адъютант Махно вызвал его на борьбу, пригрозив расстрелять, если он не поддастся. Поддубный так швырнул его на арену, что тот потерял сознание, а сам Махно только рассмеялся, отправил очухавшегося адъютанта чистить нужники, а циркачам даже приказал выдать какую-то награду деньгами и, что тогда было дороже, едой.

В Одессе Поддубного арестовала ЧК, спутав с однофамильцем, долго держали в подвале по колено в ледяной воде — хорошо, что многие знали его в лицо, в итоге отпустили. Тогда же от борца еще и сбежала жена, прихватив с собой его многочисленные награды. Любовник эти награды присвоил, а ее бросил. Она писала мужу, умоляла разрешить вернуться, уверяла, что раскаивается — он даже не стал ей отвечать. «На гражданской войне только пули в цене…».

В 1921 году Поддубный начинает выступать в Московском цирке. Медкомиссия признала, что у 50-летнего борца здоровье идеальное, никаких противопоказаний не имеется. Он и выступает, и разъезжает с гастролями. Именно на гастролях в Ростове, он, наконец встретил женщину своей мечты — Марию Семеновну Машонину. Женился на ней — и все его любовные метания как рукой сняло.

Может быть, именно ее он искал всю жизнь, просто не всегда удачно? Человеком великого ума окружающие его не считали — Куприн оставил как-то дневниковую запись: «Ужинал с Поддубным — человек гигантской силы и такой же глупости».  Да, читал он крайне мало, писал с ошибками, но чемпионами совсем уж глупые люди не становятся, да и некоторые уже рассказанные выше истории, скажем, о Андерсоне и Ле Буше, явно не о глупом человеке рассказывают.  Подумаем и мы о том, стоит ли считать всегда безошибочным мнение Куприна, у которого хватило ума вернуться из ужасного Парижа в прекрасную Москву именно в мае 1937 года…

В 1926 году ему разрешили выезд на гастроли в США. Он быстро освоил правила тамошней борьбы, и не только победил на всех турнирах, в которых участвовал, но даже выиграл конкурс красоты среди мужчин, в 55-то лет! К несчастью, обнаружилось, что заработанные там деньги, более полумиллиона тогдашних долларов (сейчас это примерно миллионов двадцать) он может получить, только приняв гражданство США. То ли его так кинули, то ли желали уговорить остаться — он махнул на деньги рукой и вернулся домой. Вряд ли с пустыми руками, но без фантастической суммы, честно им заработанной.

Правда, не все в это поверили, и это кончилось большой бедой. В 1937 году он попал в тюрьму, где его пытали электропаяльником и требовали назвать номера зарубежных счетов. Иногда это связывают с его требованием написать в его паспорте национальность «украинец», а фамилию писать «Пиддубный». Могли, конечно, для оказания дополнительного давления вспомнить и это, хотя тогда десятки миллионов людей записывались в паспортах украинцами и репрессий это не влекло — но, может быть, очень уж деньги получить хотелось… К счастью, в Москве решили, что это будет себе дороже, его освободили, и даже наградили в 1939 году орденом Трудового Красного Знамени и присвоили звание «Заслуженный артист РСФСР». Могло кончиться и гораздо хуже…

В войну он не эвакуировался из Ейска — наверное, никто и не предложил. Ходил по его улицам с новым советским орденом на груди, и как-то обходилось. Наверное, кто-то из бывших поклонников великого чемпиона, немало гастролировавшего и по Германии, узнал его и поддержал — ему разрешили даже открыть бильярдную при военном госпитале, что помогло ему пережить войну и не умереть с голода. Ему предложили поехать в Германию, чтобы готовить там атлетов, но он ответил: «Я русский борец. Им и останусь». Самое удивительное в этом эпизоде и не то, что ему такое предложили, и не то, что он так ответил, а то, что это не кончилось новой большой бедой.

Повезло ему и после освобождения Ейска — кто-то донес, что немцы угощали его обедом из офицерской столовой. Могли и казнить, после войны такое бывало часто… Но опять самых ретивых тормознули из Москвы, а в 1945 году ему даже присвоили звание «Заслуженный мастер спорта СССР». Однако, работы для него не находилось, а звание есть нельзя. Все сходятся на том, что последние годы жизни он бедствовал — ему даже пришлось продать практически все сохранившиеся награды, одна красная лента осталась. Его крестник Юрий Коротков отрицает это, говоря, что его жизнь была трудной, но терпимой. Что трудной — и он не спорит.

Он сломал ногу, передвигался некоторое время на костылях. Подобные нагрузки в таком возрасте практически никому не по силам. Даже сам Поддубный выдерживал их недолго, недоедание тоже, наверное, сыграло свою роль — 8 августа 1949 года он умер от инфаркта. После его смерти нашли черновик его письма к Ворошилову — он пробует напомнить о своих заслугах и просит прикрепить его к столовой соседнего завода, чтобы хоть раз в день поесть горячего… А без этого письма никто не догадался помочь человеку с такой всемирной славой?

На памятник у вдовы денег не было — его поставили намного позже, помогли американцы. В 1988 году слова «русский богатырь» на памятнике зачеркнули и написали «хохол — петлюровец». Явно, что писали какие-то отмороженные русские наци, но как же это сочетается с гордостью за Поддубного, как за «русского богатыря» — он, кстати, иногда сам подписывал так свои письма. Не ищите в этом логики — у ненависти логики нет. И в паспорте он сам требовал записать его украинцем — это чистая правда. И немцу ответил: «Я русский борец» — тоже вроде не поспоришь. И родился в украинской Полтавской губернии, и прожил большую часть жизни, а потом скончался в российском Ейске — что же, на части его рубить? Как я хотел бы, чтобы те, кто старается однозначно привязать Поддубного к одному-единственному народу, поговорили об этом с ним самим! Он был человек феноменально сильный и довольно вспыльчивый…

А сейчас его помнят в очень многих местах и странах. В Ейске ему установлен памятник, построен его музей, есть парк его имени. Есть памятник и в его родном селе Красеновка, и его музей есть там тоже. И в Красеновке, и в Днепре, и во Львове, и в Киеве есть улицы Ивана Поддубного. А главный памятник ему — в языке. И по-украински, и по-русски можно сказать: «Это что за Иван Поддубный?» — и сразу будет понятно, что речь идет о силаче. В хорошем старом фильме «Гори, гори, моя звезда» полная актриса, споря с режиссером, говорит: «Меня в Ростове за эту роль на руках носили!», а он спрашивает: «Кто вас носил, Иван Поддубный?» — и ничего не надо переспрашивать и объяснять…

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: