Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal Arts
5 мин. на чтение

Корни и Крылья с Борисом Бурдой: Ян Кум из украинского Фастова — создатель мессенджера WhatsApp

Корни и Крылья с Борисом Бурдой: Ян Кум из украинского Фастова — создатель мессенджера WhatsApp
Поделиться материалом
В 1992 году почти вся моя семья — родители, брат и сестра — перебрались в Калифорнию. За это время я уже не раз к ним съездил, очень многое повидал — там интересного хватает. Сам я человек компьютерно продвинутый, много лет в прежней жизни даже работал программистом и свою работу любил. И, конечно же, я не мог не заметить, что в небольшом городке Купертино, где поселился мой брат, располагается штаб-квартира такого компьютерного монстра, как корпорация Apple!

В этом городе живет каких-то 60 000 человек, в Одессе такого малонаселенного района просто не сыскать, а вот пожалуйста, капитализация одной-единственной компании в этом городе — триллион с четвертью, и явно не гривен, весь ВВП Украины вчетверо меньше!

Может, случайность? В сорока минутах езды — городок Маунтин-Вью, где моим родителям-пенсионерам, как не имеющим никакого дохода, кроме скромной пенсии по возрасту, выделили на бедность социальную квартирку, правда, в роскошном саду и с массой общих для обитателей комплекса сервисов — вроде библиотеки, музыкального салона, зала для приемов и всего такого, но махонькую — всего две комнатки, санблок, кухонька, лоджия, а в первом этаже мастерская и гараж.

Там, небось, никакого Apple нет? Действительно нет — там базируется Google, монстр чуть поменьше, всего какой-то триллион капитала. Ни родители, ни брат этого специально не добивались, да и вообще мало выбирали — эмигрантам привередничать не положено… Как же так?

И это не уникальные в Калифорнии города — в Менло-Парке, совсем рядышком, штаб-квартира Facebook, в Редвуд-Сити, примерно там же базируется Oracle, в Санта-Кларе, на машине меньше часа — Intel… Это ж надо!Хорошо, что хоть IBM в Нью-Йорке, и то мой собственный брат работает в одном из его подразделений, живя в своем Купертино — их там полно.

Откуда же у этих калифорнийцев столько мозгов, чтобы диктовать моду в цифровом бизнесе всего мира? Воздух там, что ли, такой, или секретные стимуляторы в выхлопах местных скунсов, или просто климат способствует? Не зря, получается, американская ходовая шутка гласит: «Хочешь правильно инвестировать деньги — купи недвижимость в Калифорнии!» — «А продавать, когда?» — «Никогда, дурачок!»…

Если чуток подумать, понимаешь, откуда они все берутся. Сергей Брин, основатель Google, переехал туда из Москвы, его СЕО Сундар Пичаи — из Индии, о Стиве Возняке я уже писал, его коллега Стив Джобс — сын сирийца и немки, генеральный директор Oracle Сафра Кац родилась в Израиле… И все до единого реализовали себя именно здесь! Почему, кто им на родине мешал? (вопрос риторический, ответ порой очевиден). А из Украины, случаем, никого такого не было? Был, да еще какой! Вот о нем и поговорим.

Ян Борисович Кум родился в Киеве в 1976 году — практически тогда, когда из всех магазинов советских городов, кроме столичных, куда-то исчезло мясо по госцене. Детство он провел в Фастове, куда его привела работа отца, начальника ПМК, профессионального строителя. Горячей воды в его фастовском доме не было, за электричество порой было нечем заплатить…

Не все, что пишут о его детстве, правда — и что в фастовском доме не было электричества, советский человек вряд ли поверит, и что родители старались поменьше говорить по телефону, тоже очень вряд ли — тогда еще плата за домашний телефон от его загрузки не зависела, такое началось только в 80-е. Я жил там же и тогда же, и слишком хорошо это помню.

А вот про школьный туалет на улице, в который надо идти через дорогу и парковку хоть в крещенские морозы — верю, крайне вероятно. И что вместо компьютера у него были деревянные счеты, явно чистая правда, и что от родителей влетало за политические анекдоты, верится легко — было чего бояться. Правда, Ян Кум был человеком, настроенным позитивно, и потом говорил, что взрослеть в Украине, конечно, было непросто, но это подготавливало его ко многим вещам, как физически, так и морально. В этом плане с Украиной вроде бы ничего плохого не случилось — и сейчас можно подготовиться ко многому…

В 1992 году Ян Кум с матерью и бабушкой эмигрировал — уже не из СССР, а из независимой Украины. Кто тогда жил — хорошо понимает, почему. А те, кто говорят, что их опасения были напрасны и все утряслось, пусть объяснят, почему практически никто не возвращается. Отец не уехал, семья разлучилась — почему так случилось, нигде не нашел. А то, что Ян скучал по отцу, никаких сомнений не допускает. Даже поговорить по телефону было малореально — организационные сложности и жуткие для бедного эмигранта деньги.

Ему явно хотелось обзавестись каким-то новым сервисом, позволяющим за гроши и без сложностей звонить куда угодно — похоже, что это желание прочно отложилось в его сознании. Но пока что о нем заботилась мать.

Именно для него в свой скудный и ограниченный по весу эмигрантский багаж она положила множество ручек, карандашей, и даже двадцать советских общих тетрадей — в первую очередь ребенку надо заниматься, а в этой Америке все так дорого…

Место, куда направили Яна Кума с мамой и бабушкой в 1992 году в своей неизъяснимой мудрости организации, пристраивающие эмигрантов, мне прекрасно известно — тот же самый городишко Маунтин-Вью, куда в том же году отправили моих родителей. 

Нет сомнения, что они ходили по тем же улицам, стояли в очередях за пособием и продовольственными талонами в одном и том же офисе, да и жили в похожих комплексах социального жилья для бедняков — не в одном и том же, я узнавал специально, но явно в сходных. Только квартирку Куму с семьей дали чуть побольше — с двумя спальнями, по-нашему трехкомнатную. Понятное дело, мать с мальчиком и бабушка — им положено. Место, конечно, сносное, но легко ли жить в десять раз лучше, если окружающие живут в сто раз лучше?

В школе у Яна тоже были проблемы, просто чуть другие, чем в Фастове — там он был еврей, а здесь приезжий неведомо откуда, плохо говорящий по-английски, это тоже не очень приятно. Так что все отмечают, что со сверстниками он общался мало. Его не совсем устраивал местный поверхностный стиль общения, и он даже вспоминал с тоской фастовских одноклассников, говоря, что там за десять лет обучения узнаешь о человеке практически всё, а здесь мало что. Интереса к учебе у него поначалу не отмечали, гораздо больше его интересовал спорт — футбол, а еще больше бокс. В подобных случаях так бывает часто.

Вдруг что-то случилось — он заинтересовался компьютерами, которые как раз в том время начали размножаться, как кролики в Австралии. Узнать о них что-то новое был о не так легко, не было времени — приходилось мыть полы в соседнем магазине, чтобы хоть как-то подработать, денег на дорогие учебники тоже не было, и он ходил по букинам, брал с полки интересующие его учебники, читал, а потом ставил обратно на полку — многое удавалось запомнить.

В итоге он настолько хорошо освоил ранее недоступную технику, что вошел в довольно элитное хакерское сообщество w00w00… Что, вы возмущены? Напрасно: хакеры далеко не всегда рассылают спам и воруют ваши банковские реквизиты — просто такие хакеры больше заметны.

Раньше хакерами просто называли программистов, отыскивающих и правящих ошибки в коде. Да и сейчас многие хакеры занимаются вполне достойным делом — выявляют и ликвидируют бреши в системах безопасности серверов и сайтов, за что и получают заслуженное вознаграждение. Место было достаточно элитное — именно на форуме сообщества, Кум общался с Шоном Фаннингом, создателем популярного файлообменного сервера Napster.

А заработанные деньги были для него не лишними — у матери нашли онкологию, она уже не могла работать няней, жить приходилось на пособие и подработки, годились практически любые, а это лучше, чем мыть полы в лавке.

После школы Кум поступил в достаточно престижный Университет Сан-Хосе, но проучился там только год — вот вам еще один компьютерный гуру без высшего образования, это уже почти система. Дело было не в дефиците денег на оплату обучения, во всяком случае, не только в нем — ему подвернулась работа мечты, нашлось место в поисковике Yahoo, который на рубеже тысячелетий занимал среди поисковиков примерно такое же место, как Google среди нынешних.

Помог ему туда устроиться Брайан Эктон, ставший его другом и компаньоном на многие годы. Эктон потом говорил, что в Куме ему сразу понравилось то, что он не пытался ему понравиться. Но ведь именно это у Кума и получилось — может, это была такая хитрость? Теперь уже все равно…

Они проработали в Yahoo десять лет — многому научились, немало заработали, правда, Эктон просадил большую часть своих сбережений на биржевом доткомовском буме, а вот Кум свои почти полмиллиона приберег, пригодилось.

В 2007 году они решили, что в Yahoo им уже больше некуда расти, и уволились. Покатались по Южной Америке, поиграли в свое удовольствие в свой любимый командный фрисби, а заодно потихоньку присматривались, выбирая направление для следующего шага.

Попробовали устроиться в набирающий тогда силу Facebook — не взяли, не сочли достойными. Мощно прокололись цукерберговские хэдхантеры — потом это обойдется компании в миллиарды! Впрочем, Эктон отнесся к этому спокойно и с юмором, написав в твиттере: «Facebook отказал мне. Это была прекрасная возможность пообщаться с фантастическими людьми. С нетерпением жду следующего приключения в жизни».

Новые идеи осенили Кума, когда он в 2009 году купил себе первый свой айфон — тогда еще относительную новинку, с момента появления его в продаже двух лет не прошло. Увидев App Store, тамошний магазин приложений, он сразу понял, что это золотое дно. Этот стимул добавился к давно беспокоящей его проблеме связи с кем угодно, без трудностей и формальностей — выше об этом уже говорилось.

Некоторые говорят, что у него был еще один стимул — то ли в спортзале, где он занимался, то ли в университете не разрешали пользоваться мобильными телефонами и он пропустил много важных звонков. Вот он и подумал, что было бы здорово, если бы при звонке сразу отображался статус абонента — было бы ясно, может ли он взять трубку. Что из этого подействовало? Скорее всего, всё сразу.

Новое приложение получило название-каламбур. По-английски Whats Up означает: «Что нового?». Совершенно так же произносится Whats App, где App — привычное всем сокращение слова «application» (приложение). Под таким названием программа и вышла в свет. Теперь его знает практически каждый.

Дело пошло не сразу и с кучей неприятностей. Первая версия сильно тормозила и сбоила, почем зря. Скачиваний приложения из App Store поначалу было настолько мало, что приунывший Кум сказал в частной беседе Брайану Эктону, что уже хватит валять дурака, видно, что ничего не получилось, и надо попробовать устроиться на какую-нибудь работу, не тратя больше напрасно сил.

Эктон помог другу самым важным, что требовалось в такой неустойчивый момент — правильным советом, сказав ему, что тот будет полным идиотом, если бросит все сейчас: надо подождать хотя бы пару месяцев.

Этого срока хватило. Если проект действительно удался, число его поклонников растет по экспоненте — сначала чуть-чуть, потом немножко, а потом лавиной. Мессенджер оказался очень удобным сразу по нескольким показателям. Посылать SMS, тем паче MMS, практически сразу потеряло смысл — новый мессенджер делал это не хуже, но можно было не платить оператору — уже экономия! Газета Financial Times удачно заметила, что WhatsApp сделал с SMS-сообщениями то же, что Skype с международными телефонными звонками — почти полностью вытеснил и заменил их, больно уж дешевле.

Цена программы была откровенно смешной: первый год ею пользовались бесплатно, потом платили один доллар в год. А с 2016 года мессенджер вообще стал полностью бесплатным — был бы Интернет. На рекламу мессенджера Кум потратил ровно столько, сколько планировал — ноль долларов ноль центов.

Такова была его концепция органического роста: если продукт хорош, о нем будут говорить, все о нём узнают и опробуют, а если не будет, все затраты на рекламу будут выброшенными деньгами. Когда один сотрудник спросил у Кума, почему он не работает с прессой, тот ответил: «Маркетинг и пресса поднимают пыль, а пыль попадает в глаза, и вы не можете больше фокусироваться на продукте».

Очень удачным решением Кума было то, что программа идентифицировала пользователя самым простейшим путем — по номеру телефона. Сам Кум трижды в жизни лишался своего аккаунта в Skype, потому что просто забывал пароль. А когда пароля нет, его и не забудешь. Не менее важным было и то, что программа существовала на самых разных платформах: iOS, Android, Windows Phone, BlackBerry, NokiaS40/Asha, Simbian — какой бы телефон не был у твоего собеседника, ты сможешь с ним говорить.

Некоторые совсем устаревшие платформы мессенджер теперь не поддерживает, но умудрились сделать его версию даже для кнопочных телефонов — говори не хочу… Такая политика сделала продукт по-настоящему глобальным, продвинув мессенджер даже в те страны, где население до сих пор пользуется телефонами устаревших моделей. В итоге еще в 2014 году WhatsApp стал самым популярным мессенджером в мире.

Столь популярный мессенджер не мог не вызвать интереса сетевых монстров. В 2013 году Google предлагал Куму и Эктону немалые деньги только за то, что они обещают сообщить им о предложении купить WhatsApp, сделанном кем-нибудь еще. Но через год все прочие предложения перебил Facebook. Цену покупки указывают разную в разных источниках, но сумму меньше 19 миллиардов не называет никто.

Подписать документы Кум потребовал в офисе некоммерческой организации, в которую много лет назад ему, как и моим родителям, да и другим бедным эмигрантам, приходилось обращаться, чтобы получать еду по социальным талонам. Именно там ему показалось особенно приятным подписать документы, делающие его миллиардером.

И в составе Facebook Ян Кум обещал придерживаться всех тех же основных принципов, на которых было основано функционирование его программного продукта. Никакой рекламы — несмотря на все доводы Цукерберга, получающего от рекламы 98% своего дохода, Кум категорически отказался вводить рекламу в мессенджер. Никаких всплывающих окон, просмотра видео и флеш-баннеров — WhatsApp есть практически у всех, и вы сами знаете, что это так.

Еще более важная деталь — отсутствие у WhatsApp ключей шифрования. Кум вспоминал: «Я вырос в обществе, где все, что ты делаешь, записывалось. Тебя подслушивали, за тобой подсматривали, чтобы потом настучать». Другим он такого явно не пожелал, заявив: «Все записи между нашим пользователем и сервером зашифрованы. Мы не храним сообщений после отправки. Они хранятся только на телефоне пользователя. Честное миллиардерское!».

Правда, и с конфиденциальностью сообщений по WhatsApp есть вопросы — скажем, нашумел случай взлома телефона владельца Amazon Джеффа Безоса с саудовским принцем, как раз после разговора по WhatsApp. Но с этим будут разбираться еще долго. Дело ведь не в том, чтобы ваше сообщение вообще не могли расшифровать (это невозможно!), а в том, чтобы расшифровка занимала столько времени, чтобы она вообще потеряла смысл…

Тем не менее, интересы Кума с Эктоном пришли в противоречие с интересами Facebook — они оба оттуда ушли. Эктон сделал это шумно, даже призвал всех удаляться из Facebook и выразил сожаление о том, что предал интересы своих пользователей, а Кум ушел спокойно, без широковещательных заявлений.  

Цукерберг даже создал группу по интеграции мессенджера с рекламным контекстом, но потом сообщил, что передумал — рекламы в нем по-прежнему нет. Что будет дальше — мы все увидим, WhatsApp установлен практически у каждого.

Кум пока не работает, отдыхает. От Цукерберга он пока ушел, но в рейтинге миллиардеров Forbes остался, так что может позволить себе не торопиться. Говорит, что будет коллекционировать раритетные Porsche и играть в любимый фрисби — заметили, все почти так же, как после ухода из Yahoo? Тогда прошло два года, и он начал работу над продуктом мирового класса. Практически столько же прошло и сейчас — ждите сюрприза! Вполне возможно, что его карьера только начинается, причем именно сейчас.

Совершенно не удивительно, что на него не обрушилась лавина стандартных почестей — некоторые вещи даром не нужны человеку, который жив и здоров, причем здоров именно так, как может быть здоров человек, с детства любящий спорт. Но вот что мне не нравится, так это то, что на мои слова о Яне Куме, подавляющее большинство моих знакомых отвечают мне: «А кто это такой?». Пока для большинства украинцев слово «Кум» означает в лучшем случае крёстного родителя, а в худшем — вообще оперуполномоченного или инспектора по режиму. А WhatsApp в телефоне, как я уже не раз говорил, практически у всех…

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: