Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNominaScience
5 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ с Борисом Бурдой: Махатма из Одессы. О Владимире Хавкине — ученом с мировым именем

Поделиться материалом

Photo: Elliot & Fry Photo co.,National Library of Israel, Schwadron collection

Антон Чехов, врач по профессии, пишет: «Надежду подают прививки Хавкина, но, к несчастью, Хавкин в России непопулярен»

Одесса, Бердянск и еврейские погромы…

Владимир Аронович Хавкин, в детстве Мордехай-Вольф, родился в Одессе. Учился в хедере, окончил гимназию в Бердянске. Изучал зоологию простейших в одесском университете под руководством самого Ильи Мечникова.

Университетское начальство, желая оставить у себя на работе талантливого студента, намекнуло ему, что без перехода в главную государственную религию это будет невозможно.

Он отказался наотрез. Несправедливые ущемления — лучший вербовщик в ряды непримиримой оппозиции. Он вступил в народовольческий кружок, познакомился с легендой революционного террора Верой Фигнер, с оружием в руках защищал жертв еврейского погрома.

Трижды его арестовывали, дважды — исключали из университета. После первого исключения профессора его отстояли, после второго — кандидатскую пришлось защищать экстерном.

Но после убийства одесского губернатора Стрельникова, в котором участвовали его товарищи по кружку, и последовавших арестов и посадок всего, что шевелится, он задумался над тем, ведет ли вся эта борьба к торжеству добра и справедливости и, как теперь нам всем ясно, сделал правильный вывод. Он решил отдать свои силы науке, а раз в родном городе этого сделать нельзя — есть другие города и страны.

Париж, Мечников, наука…

Поспешный отъезд, напоминающий бегство — и он уже в Париже, в институте Пастера, под крылом любимого преподавателя Ильи Мечникова, который тоже перебрался в Париж, потому что пятая графа подкачала.

Помощник библиотекаря института Пастера не мелочится — он сразу бросает вызов одному из проклятий человечества, болезни, от которой вымирают города и опустошаются страны. За три года он создает вакцину против холеры, погубившей в XIX веке больше людей, чем любая другая инфекция. Или не создает…

Как проверить?

И 18 июля 1892 года он впрыскивает себе свою вакцину, а через неделю — огромную дозу живых холерных вибрионов. Недомогание длится только сутки, а затем проходит без следа. Его вакцина действует и безопасна для человека!

18 июля 1892 года он впрыскивает себе свою вакцину, а через неделю — огромную дозу живых холерных вибрионов

Но кто согласится ее применить? Бывшая родина, которой он предложил свое открытие бесплатно, бесповоротно ему отказывает — и вскоре за три месяца эпидемии теряет 300 000 человек.

Антон Чехов, врач по профессии, пишет: «Надежду подают прививки Хавкина, но, к несчастью, Хавкин в России непопулярен». И напоминает своему адресату, публицисту Суворину, его собственные слова: «Христиане должны беречься его, так как он жид». Ну да, микробам это важно… Впрочем, Франция и Германия тоже отвергли его вакцину. А вот Англия рискнула.

Калькутта, холера, чума…

Хавкин принимает должность главного бактериолога правительства Индии и едет в Калькутту. Как убедить невежественных индийских крестьян делать прививки? Они не только отказываются — они забрасывают его камнями и угрожают убить.

И он опять пользуется проверенным средством — на их глазах вкалывает огромную дозу вакцины самому себе. Решившиеся после такого получить вакцину в подавляющем большинстве не заболевают и не умирают — число заболевших среди них уменьшается на порядок. Практически в десять раз!

Заболев малярией, он возвращается в Европу. Но на Индию обрушивается еще более страшная болезнь, чем холера — чума, от которой пятьсот лет назад вымерла четверть населения Европы.

И он создает новую вакцину — теперь уже от чумы. Как ее проверить, он теперь хорошо знает — на глазах у коллег вводит себе учетверенную дозу новой вакцины и, несмотря на повышение температуры до 39 градусов, уже на следующий день присутствует на важном заседании. Вскоре прививки от чумы получают сотни тысяч человек, и смертность среди них оказывается в 15 раз ниже, чем у не привитых!

Хавкин прожил в Индии почти 20 лет.

Слово «махатма» в дословном переводе — «великая душа»

Франция, Швейцария, благотворительность…

Последние годы жизни он проводит во Франции и Швейцарии, признанный и всеми уважаемый. В 1927 году он посещает родную Одессу, посещает свой дом на улице Коблевской… и быстро возвращается — в советской Одессе ему делать нечего. Он широко занимается благотворительностью, щедро помогает нуждающимся, а после кончины согласно завещанию его немалое состояние, более полутора миллионов швейцарских франков, ушло на поддержку еврейских школ. Семьи он не ущемил — живя среди страшных эпидемий, он не рискнул ее завести.

Англия, Франция, Швейцария, Индия гордятся работавшим у них великим ученым. Королева Виктория наградила его одним из высших орденов империи, в Бомбее (ныне Мумбаи) ему поставлен памятник. Там же и сейчас работает самый большой в регионе Бактериологический институт имени махатмы Хавкина.

Нет, он, разумеется, не тезка Ганди — слово «махатма» не имя, а титул, в дословном переводе — «великая душа».

А помнят ли его в родной Украине?

Теперь все-таки да, пожалуй — в 2005 году в Бердянске, где он окончил гимназию, установили его бюст, а на его родине, в Одессе, назвали улицу в его честь. Где-то в Кривой Балке, на самой окраине, но пока и на том спасибо — раньше и этого не было.


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.