Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNomina
5 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ С БОРИСОМ БУРДОЙ: Макс Левчин, родом из Киева — создатель платежной системы PayPal

КОРНИ И КРЫЛЬЯ С БОРИСОМ БУРДОЙ: Макс Левчин, родом из Киева — создатель платежной системы PayPal
Поделиться материалом

Почему же все-таки эти нехорошие эмигранты покидают свою любимую родину? Может быть, как раз нелюбимую? Они ее просто не любят — так же?

Очень не похоже. А почему же мы постоянно слышим рассказы о страшной болезни ностальгии, которая их поражает и не дает жить спокойно?

От не раз выступавшей за рубежом племянницы Александра Галича я как-то услышал, что таких романтических патриотов, как эмигранты, еще поискать. Любят, значит, да еще как!

Наверное, даже больше, чем мы — как не любить родную страну, это же часть нас самих. Не кричать же во всеуслышание, что любишь самого себя.

Правда, хотя родину все любят, не все об этом говорят. Те, кто говорит, в основном занимаются политикой. Обычно им можно поверить — они четко демонстрируют свою любовь, и она поразительно похожа на хорошо знакомую нам любовь к лицам противоположного пола.

Сравните сами. Они громко говорят к месту и не к месту, как они ее любят. Они желают, чтобы она позволяла только им интимно общаться с ней и испытывать при этом наслаждение.

Они желают получать от нее в качестве доказательства любви различные приятные подарки — должности, оклады, ордена и все такое. 

И самое главное — они жутко ревнивы, и если родина одаривает не их, а кого-то еще, они, как минимум, закатывают ей сцены ревности, а как максимум… ну, вы же «Отелло» читали? Он тоже любил и ревновал.

Так чего же эмигранты покидают любимую страну? Да потому что не в любви тут дело.

Страну, за которую держатся, не обязательно даже любят, но всегда уважают. А за страну, которую уважают, держатся изо всех сил

Если страна дает вам реальные шансы на справедливость, защищенность, возможность развивать свои способности, из нее уезжают в турпоездки, в гости к родным, и всегда возвращаются. Такая страна внушает уважение, и всем приятно демонстрировать его лично. Но уважение нужно заслужить.

Имел ли право шестнадцатилетний киевлянин с вычурным именем Максимиллиан Рафаэльевич Левчин, родившийся в 1975 году, не уважать свою родину — СССР?

Имя, кстати дал отец — поэт, прозаик, драматург, переводчик, актер, в общем, человек, разносторонне одаренный — в честь любимого поэта Максимиллиана Волошина.

Мать — фотограф и художник, дед — известный геофизик, бабушка — астроном, исследователь переменных звезд, в честь которой внук уже в США учредит в 2015 году специальную премию «Frima Lukatskaya Scholarship in Computer Science». Вроде не последняя семья — что же ему было не так?

Боюсь, что слишком многое. О чем-то говорят сказанные им в эмиграции слова:

Я не мог пойти в школу до тех пор, пока отец не отмоет входную дверь. Кто-то постоянно рисовал на ней Звезду Давида

А если просто назвать год его отъезда — 1991 — вопросы вообще исчезнут.

Он вспоминал потом: «Я приехал сюда с паспортом страны, которой уже не существовало». Уважать ему уже было просто некого.

Эмигрант из наших мест сразу теряет в США очень многое. Сразу отваливается отчество — во-первых, там не знают, что это такое, а во-вторых, слово «Рафаэльевич» там будут минимум полдня тренироваться произнести.

Усыхает имя — слово «Максимиллиан» произнести не легче, а имя Макс там вполне обычно. Так что теперь его зовут Макс Левчин, и как раз под этим именем его и узнает весь мир.

Поначалу жизнь в Америке у Макса была так себе — это у всех так. Но чтобы кто-то из уехавших долго жаловался на трудности начального периода эмиграции или не преодолел их в разумные сроки, я лично, например, вообще не помню, а знакомых эмигрантов у меня пруд пруди.

Левчин плакался, что поначалу у него было всего 700 долларов в кармане, на которые и пришлось жить первое время. Сколько тянулось это первое время — не говорит. Явно не очень долго.

Вскоре дела у его семейства пошли так, что он смог поступить в Иллинойский университет в Урбана-Шампейне — в 2014 году этот университет оказался на 28 месте в академическом рейтинге университетов мира. Как же у бедного эмигранта это получилось? Ведь образование в США ужасно дорогое — об этом нам еще в СССР уши прожужжали.

А о том, что существуют стипендии для одаренных студентов, что резидентам (к которым Левчин уже принадлежал, прожив в данном штате год) образование обходится в разы дешевле, чем приезжим, и уж тем паче о том, что в некоторых университетах есть программы, по которым обучение бесплатно, если доход семьи ниже определенного уровня, нам в СССР почему-то никаких мест не прожужживали…

Так что в 1997 году Левчин закончил университет, причем по очень актуальной специальности — компьютерные науки. Работу с таким дипломом можно найти где угодно, но Левчин едет в место самой острой конкуренции — Силиконовую долину. Он уверен в себе и хочет не просто пробиться, но сделать это на максимально ярком фоне.

Удавшаяся карьера компьютерщика — это почти всегда успешный стартап. Но их в тысячи раз меньше, чем желающих успеха компьютерщиков. Так, и о первом своем стартапе, рекламной площадке SponsorNet, Левчин честно сказал, что он провалился.

Второй, программу для разработки приложений NetMeridian, он тоже назвал неудачным экспериментом, но все же более удачным, чем его предшественник.

Третью свою попытку он назвал «менее неудачной, чем предыдущие», а четвертую, компанию Fieldlink, позволяющую пользователям хранить зашифрованные данные на своих карманных компьютерах — даже удачной.

Пожалуй, самой большой удачей в этой попытке было его знакомство и совместная работа с Питером Тилем, ставшим соавтором его главного жизненного успеха

Чтобы знать точное время, один хронометр недостаточно надежен. Но два вообще никуда не годятся — если они показывают разное время, откуда вы знаете, который ошибается?

А с тремя хронометрами уже можно на что-то рассчитывать — если один начинает сбиваться, сразу видно, какой именно. Так и с творческими содружествами — третий придает коллективу из двух соавторов равновесие и устойчивость.

Вот и у них нашелся третий человек, включившийся в их коллектив и оказавшийся исключительно полезным. Он уже создал успешную компанию, специализированную на программном обеспечении для агрегаторов новостей.

А первые 500 долларов за программу он получил еще в 12 лет, продав разработанную им компьютерную игру-стрелялку, еще дома, в Южной Африке. Небось, уже догадались, кто это такой?

Ну да, Илон Маск — ну и что? Тогда еще не было ни электромобиля Tesla, ни космических кораблей SpaceX, по которым мы обычно его и знаем. Не было даже первого успешного проекта, который принес богатство и ему, и двум его партнерам. Они создадут его вместе, преуспев там, где уже многие потерпели поражение.

Сейчас нам кажется, что это не очень сложная проблема — электронная платежная система. Раз есть Интернет, почему бы и не переводить с его помощью средства со счета на счет?

Но оказалось, что это не так просто — переводить-то можно, а гарантировать, что кто-нибудь другой не переведет твои деньги на подконтрольные ему счета, а потом испарится без вкуса, цвета и запаха, пока не получалось.

Несколько первых таких систем быстро обанкротились из-за налетов компьютерных воришек, потому что не смогли им надёжно противостоять.

Наши «три мушкетёра» отлично это понимали. Безопасность трансакции была ключевым вопросом — если её не гарантировать, от всех прочих компонентов разработки не будет никакого прока, даже если сделать их совершенно гениально.

Именно эти вопросы достались в новой разработке на долю Макса Левчина. Он справился с этим так качественно, что и сейчас безопасность новой платежной системы достаточно высока — а ведь двадцать с хвостиком лет прошло!

Название любого программного ресурса в идеале должно быть коротким и понятным. Такое название придумали без труда, причем так, чтобы оно отвечало назначению этого ресурса — «Платящий приятель», на местном наречии PayPal.

Проект сразу привлек внимание — буквально в первые месяцы его существования Nokia вложила в него 3,5 миллиона долларов, Deutsche Bank — 1,5 миллиона, а со всеми прочими инвестициями суммарно набралось 20 миллионов с хвостиком.

В считанные месяцы в базе клиентов PayPal оказалось полтора миллиона аккаунтов, а оборот системы за один-единственный день превысил 2 миллиона долларов. Если вы не считаете это успехом, я даже не знаю, чего вам еще надо.

Было ради чего держать под своим рабочим столом спальный мешок и время от времени оставаться ночевать в офисе, чтобы побыстрее реализовать новую возникшую идею.

Удачная система, как обычно и бывает, вывела из строя своих конкурентов, в том числе и систему Billpoint, которую создала для своих коммерческих расчетов могущественная фирма eBay, занимающаяся Интернет-аукционами и Интернет-торговлей.

Но для eBay такая система расчетов была жизненно необходима — что же им, бедным, было делать?

Самым простым путем решения проблем оказалось просто купить новую удачную систему PayPal, что eBay и сделала в 2002 году, заплатив 1,5 миллиарда долларов.

Макс Левчин тоже получил от этой продажи свою долю — примерно 34 миллиона. Для начала неплохо…

Команда PayPal плохо адаптировалась к корпоративной культуре eBay, и за четыре года 38 ведущих сотрудников из 50-ти оттуда ушли. Они сохранили прекрасные отношения друг с другом.

Часто затевали совместные бизнес-проекты, и вскоре их то ли в шутку, то ли всерьез стали называть «мафией PayPal», причем Питера Тиля называли «доном» этой мафии, а Макса Левчина — «консильори» («Крёстного отца» все читали, так что смысл этих прозвищ понятен — первое и второе лицо организации).

Целый ряд успешных интернет-проектов, например, Youtube и Linkedln, числят в своих основателях членов «мафии PayPal». Это если даже вынести за скобки Илона Маска, о котором можно очень долго говорить отдельно.

Почивать на лаврах Макс Левчин, разумеется, не стал — он продолжал запускать новые интернет-проекты, и они в основном оказывались удачными.

Он запустил стартап Slide для отображения фото пользователей соцсетей, который в итоге приобрел сам Google, сделав Левчина своим-вице-президентом (правда, сейчас он с этого поста уже ушел).

Он стал первым инвестором и председателем Yelp — веб-сайта для поиска услуг на местном рынке, ставшего компанией с годовым доходом в 700 миллионов долларов, в которой работает 4000 человек.

Он создал Glow — приложение, которое служит своеобразным карманным гинекологом для беременных женщин, оно готово в любую секунду дать необходимый им совет.

Впрочем, перечислять все его успешные работы долго и, главное, не так уж полезно — список явно придется скоро дополнять…

Еще в 2009 году журнал Fortune включил Левчина в список самых успешных бизнесменов, которым еще не исполнилось 40 лет. Сейчас он из этого списка выбыл, потому что ему уже 45 лет — не в отсутствии успехов дело, их по-прежнему хватает.

По косвенным данным, его состояние достигло 100 миллионов долларов, и не похоже, чтобы скорость его роста стала меньше.

Часть этих денег от потратил на учреждение премий. О премии имени его бабушки я уже говорил. В том же 2015 году он учредил свою собственную премию в размере 10 000 долларов — за весомый вклад в криптографию в реальном времени. Так и называется — премия имени Левчина. Хозяин — барин…

Унаследованные от родственников по матери гены технаря, у Левчина явно получили достойное развитие. Но и гены отца-писателя дают о себе знать. Например, он стал исполнительным продюсером сатирического фильма «Спасибо за курение», и фильм получил две номинации на «Золотой Глобус» — за лучший мюзикл и лучшую мужскую роль.

Вместе с партнером по бизнесу Питером Тилем и, что интересно, Гарри Каспаровым, он начал писать книгу под названием «Чертеж». Она должна была выйти еще в 2012 году, но что-то застопорилось. Однако, как знать — подождём, возможно и этот проект привлечет внимание, у Левчина большинство проектов таковы.

Левчин благополучно женат на эмигрантке из СССР Нелли Минковой, сейчас у них уже двое детей. Одно из его внерабочих увлечений — велосипедный спорт. За неделю он обычно проезжает по дорогам Калифорнии 300-400 километров.

Кто-то может быть спросит: «А почему это он мотается по калифорнийским дорогам? Чем дороги Буковины, или, например, Полтавщины, для него не подходят?». Можно, конечно, просто спросить: «А вы видели эти дороги? Если да, то зачем спрашивать?».

А можно подойти и серьезнее — скажем, спросить: «Как вы думаете, создал бы он все эти полезные разработки на родине или нет? Зато в Калифорнии он создал PayPal, и любой украинец может им воспользоваться…».

Кто-то явно возразит мне: «И как же в Украине пользоваться этой системой?». Только в режиме «Send only», поместить средства на счет можно, а вывести или снять нельзя — Нацбанк не велит.

В 2016 году в Варшаве была встреча представителей Нацбанка Украины и PayPal, в ходе которой заявили что стратегии развития системы в Украине в настоящий момент не существует. И что изменилось?

Петиция с требованием дать возможность гражданам Украины получать деньги через PayPal набрала только 4000 подписей, когда нужно 25000, и не рассматривалась.

Законопроект 5361-д, который дал бы украинцам такую возможность, в июне 2017 года в парламенте провалили… 

Помните «Кондуит и Швамбранию» Льва Кассиля? Там главное слово у провинциальных отцов города какое было? «Нэ трэба!».

Зачем Левчину было это слушать? Пусть работает — всё-таки множеству людей от этого польза. Сейчас у PayPal уже 200 миллионов пользователей — есть они и в Украине, у нас хотя бы можно платить по этой системе за покупки в зарубежных магазинах. Но чуть-чуть…

А ведь с помощью PayPal можно разбогатеть так, что даже вряд ли кому-то приснится! 24 июня 2013 года PayPal начислила на счет американцу Крису Рейнольдсу 92 233 720 368 547 700 долларов — вы слово «квадриллион» слышали?

Это они и есть, 92 квадриллиона с мелочью, в миллион раз богаче самого богатого человека в мире! Был бы PayPal в Украине — могло бы и кому-то из украинцев так повезти. Вот зажили бы — сразу у него отняли и поделили, и на всех бы хватило!

Впрочем, вряд ли — система безопасности, разработанная Максом Левчиным, обезвредила и этот сбой, нашла ошибку и привела всё в нормальное состояние. Так что ничего бы не вышло, вот ведь гад какой! Пусть катится в свою Калифорнию — обойдемся без него…

Вот и обходимся — мало кто о нем в Украине и знает. Может, лучше было бы, чтобы хотя бы знали? Может, и задумались бы, что надо что-то делать, чтобы такие люди не уезжали куда глаза глядят, а оставались?

Сделать это силой, конечно, можно, но толка не будет — в СССР ведь не было. Стоит подумать, как это сделать по-другому. Или хотя бы чего не делать, чтобы им не так хотелось уехать.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: