Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNomina
3 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ с Борисом Бурдой: «Сверкающий» премьер-министр Израиля с Бессарабки Голда Меир

Поделиться материалом

Голда Меир. Photo: bigkiev.com.ua

Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить

Голда Меир

Один из самых ярких премьер-министров Израиля, вообще отнюдь не обделенного харизматичными фигурами на высоких постах, родился в Киеве.

Точнее — родилась, поскольку это еще и первый премьер Израиля-женщина (кстати, министр иностранных дел — тоже). А ее отец, Моше-Ицхак Мабович, был простым плотником, который смог добиться права жительства в Киеве, не входящем в пресловутую черту оседлости, сдав трудный экзамен, в ходе которого изготовил роскошную шахматную доску. Для отца министра иностранных дел — символично…

Его дочь сделала много правильных ходов на шахматной доске истории, а на последний неправильный наказала себя сама — другие не решались.

Дочка плотника Голда родилась 3 мая 1898 года на Бассейной, близ Бессарабки, в квартире, которую она позже называла «жалкой и сырой кладовой». Ее сестра позже призналась ей, что по дороге в школу она порой теряла сознание от голода. В итоге семья в 1906 году решилась эмигрировать в Штаты, оставив в Киеве многочисленную родню.

Практически у всей этой родни одинаковы и дата смерти — 1941 год, и место смерти — Бабий Яр…

В Америке Голда прожила 15 лет. Давала еще в ранней юности новым эмигрантам уроки английского за 10 центов в час, поступила в Учительский колледж в Милуоки, присмотрела себе литовского эмигранта, которого сама называла в мемуарах «тихим и милым» — Морриса Меерсона (эта фамилия уже больше похожа на узнаваемую нами — она вышла за него замуж и приобрела право эту фамилию носить).

Заодно вступила в партию «Поалей Цион», призывающую евреев к возвращению в Палестину, и в 1921 году поступила, как партия велит — отплыла на пароходе «Покакхонтас» в махонький городок Тель-Авив. Вместе с семьей, конечно.

Голда Меир и Моррисон Меерсон. Photo: bigkiev.com.ua

Там и началась ее политическая карьера. Член правления родного кибуца, делегат от него же на съезд кибуцев, карьера по профсоюзной линии, руководящий пост во Всемирной федерации еврейских трудящихся — в общем, потеряв по пути супруга (с политиками такое бывает, после его смерти Голда призналась, что очень перед ним виновата, но кому от этого легче?) она во время ожидания голосования в ООН по вопросу создания Израиля сидит в Нью-Йорке и чуть не теряет сознания, выпив более десятка чашек крепчайшего кофе и выкурив десятки сигарет (женщины-политики — они такие!).

Результат голосования вам известен — новое государство создано, и его послом в СССР, проголосовавшем за это, становится именно она. Ее принимают там с таким энтузиазмом, что сцены этого приема во время посещения ей московской синагоги до сих пор украшают израильские купюры. Правда, отношение СССР к Израилю, не ставшему, как наивно планировал Сталин, полпредом коммунизма на Ближнем Востоке, вскоре резко переменилось…

А в Израиль надолго пришла война. Арабские страны начали ее буквально на следующий день после признания Израиля. Она делала, что могла, собрав в США более $50 000 000 на оборону страны.

Бен-Гурион сказал: «Когда-нибудь, когда будет написана история, там будет рассказано о еврейской женщине, доставшей деньги, необходимые для создания государства».

Он же предложил ей изменить фамилию, сделав ее более израильской — теперь ее стали звать Голда Меир — на иврите «Сверкающая».

Будучи министром жилищного строительства, она строит 30 000 домов для небогатых израильтян, сама обитая в маленькой комнате на чердаке (вот до такого министра нам всем бы еще дожить!). Когда она стала министром иностранных дел, тот же Бен Гурион назвал ее «единственным мужчиной в правительстве». Но война следует за войной — правда, Израиль одерживает победу за победой. Когда эти войны кончатся? Голда Меир отвечает на этот вопрос так: «Мир на Ближнем Востоке наступит тогда, когда арабы будут любить своих детей сильнее, чем они ненавидят евреев».

Голда Меир. Photo: www.babilon.md

Самой опасной для Израиля стала разразившаяся в 1973 году «Война Судного Дня», начатая арабами в день, когда весь Израиль замирает и практически ничего не работает. Израильская разведка прозевала признаки готовящегося удара, арабы добились внезапности и положение Израиля в первые дни конфликта было чрезвычайно опасным. И хотя на 18-й день конфликта израильская армия оказалась в 101 км от Каира и 35 км от Дамаска, страна остается недовольной — как могли проспать начало войны?

Министр обороны Моше Даян подает в отставку, но Голда Меир отказывается ее принять — она глава правительства и она принимает всю вину на себя (такого у нас тоже пока не видать…). Она уходит из политической жизни навсегда и через 5 лет покидает этот мир. Но Израиль и сейчас живет, достигает немалых успехов и управляется людьми, согласными с ее высказыванием: «Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить».

Помнят ли Голду Меир в городе, в котором она родилась? В общем да — есть красивая мемориальная доска на доме, в котором она родилась, на улице Бассейной.

А вот ее политические принципы, боюсь, на родине не усвоены. Ни министра, обходящегося маленькой комнатой на чердаке, ни премьера, который примет всю вину за ошибки правительства на себя и добровольно уйдет из политики, у нас пока не появилось.

Не пора ли?


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.