Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal ArtsNomina
5 мин. на чтение

КОРНИ И КРЫЛЬЯ С БОРИСОМ БУРДОЙ: Уэйн Гретцки — великий канадский хоккеист с украинскими корнями

КОРНИ И КРЫЛЬЯ С БОРИСОМ БУРДОЙ: Уэйн Гретцки — великий канадский хоккеист с украинскими корнями
Поделиться материалом

Даже странно, что в этой рубрике только сейчас появился канадский украинец. Спортсмен уже был, а наш канадский земляк — действительно первый. А ведь их много, и очень интересных людей среди них хватает.

Постараюсь в будущем их не забывать, а пока расскажу о человеке, которого еще при жизни начали называть «The Great One», что очень приблизительно переводится, как «Великий» — правильней, наверное, было бы «Великий Номер Первый».

Украинцы в Канаде появились не так давно, значительно позже англичан и французов. Первые украинские переселенцы Иван Пыпылив и Василий Еленяк прибыли в Канаду из села Небылов, ныне находящегося в Ивано-Франковской области, в 1891 году — теперь им на родине установили памятник.

Пропагандировал иммиграцию украинцев в Канаду и ученый агроном доктор Иосиф Олеськив — ему позже поставили памятник в городе Эдмонтоне, за команду которого играл и наш герой.

Сейчас украинцы — пятая по численности национальная община Канады, весьма полезная для сохранения межнационального баланса, поскольку уменьшает влияние на страну многолетних выяснений отношений между англо- и франко-канадцами.

Среди канадских украинцев достаточно много людей и знаменитых, и влиятельных. Не так давно пост генерал-губернатора Канады занимал Роман Гнатышын, совсем недавно министром иностранных дел Канады работала Христя Фридланд, а канадской армией и сейчас командует генерал Пол Винник — можно даже не объяснять, по фамилиям и именам все и так понятно.

Терентий Лаврентьевич Грецкий, собственно говоря, родился на территории нынешней Беларуси, недалеко от украинско-белорусской границы, в селе Огдемер, где и сейчас живёт немало этнических украинцев. А когда перебрался в Канаду, нашёл себе жену из райцентра Тернопольской области Подгайцы по имени Мария.

Между собой в семье они разговаривали по-украински, их сын Уолтер тоже считал украинский своим родным языком. А родившемуся в 1961 году сыну Уолтер Гретцки уже дал совершенно англосаксонское имя Уэйн.

Судя по всему, Терентий Грецкий был крепким мужиком — и фермерствовал десятилетиями, и на Второй Мировой храбро сражался в канадской армии, и успевал поддерживать внука во всех его начинаниях, в том числе и в хоккейных тренировках.

Тот начал их максимально рано — когда ему было два года, отец уже соорудил для него во дворе собственного дома хоккейную площадку

Отношения с предками у маленького Уэйна всегда были теплыми и доверительными — вплоть до того, что он и сейчас владеет украинским и белорусским языком (журналист написал «в совершенстве», но тут я бы сначала послушал, чтобы поверить, сам такой, хотя если Гретцки просто отличает эти языки друг от друга — это для канадца тоже большой успех).

Дедушка и бабушка не только приходили на тренировки внука — именно бабушка Мария была первым вратарем, которому он пытался забросить шайбу. Думаю, что он справился — он забрасывал всем.

Почему же Уолтер Гретцки так рано начал обучать своего сына хоккею? Это влияние времени — именно в 60-е хоккей с шайбой, впервые зафиксированный прессой, как самостоятельная игра, именно в Канаде, в Монреале 3 марта 1875 года, начал быстро превращаться из национальной игры в национальное хобби с небольшим уклоном в национальный психоз.

Резко возросла и престижность профессии хоккеиста. До начала 60-х средняя зарплата хоккеиста была примерно 20 000 долларов в год — примерно, как у квалифицированного рабочего, а в 60-е почти мгновенно возросла минимум на порядок.

Люди толпами ринулись на ледовые арены, оставляя там немалую плату за билеты, позволяющую величайшим хоккеистам становиться миллионерами за один сезон.

Почему бы, здраво рассудили отец и дед, не дать ребенку приобрести престижную профессию, если у него окажется склонность к ней?

Склонность явно была, и в пять лет Уэйн уже стал играть за детскую команду родного города Брантфорда. Пока он окончательно не определился, он параллельно занимался и другими видами спорта — футболом, бейсболом, баскетболом, гольфом и даже штангой.

Порой отцу приходилось посещать по два матча в день, футбольный и хоккейный — нельзя же оставить без поддержки юное дарование.

Успехи Уэйна говорили сами за себя — когда ему было только 10 лет, он уже выступал в детской хоккейной лиге и за 68 игр сезона забил 378 шайб и сделал 139 голевых передач, это больше, чем пять с половиной шайб за каждую игру и в придачу еще чуть больше двух голевых передач, вы такое где-то видели?

Его слава уже тогда начала принимать курьёзный характер. В нескольких интернет-источниках я встретил фразу:

«Хорошо сыграв на международном турнире в Квебеке, он едва не стал жертвой восторженной толпы болельщиков, желавших взять у него автограф»

Подробностей я найти не смог, но звучит впечатляюще… О нём уже начали писать СМИ, сравнивая его с кумиром тех лет Горди Хоу, уже тогда получившим прозвище «Мистер Хоккей».

Похоже, что и начинающий игрок Уэйн Гретцки разделял общеканадский пиетет к Горди Хоу, и когда он ушел в профессиональную команду, он хотел бы, как и Горди Хоу, носить номер 9, но в его команде «Грейхаундс» этот номер уже был занят. 

Он немного поиграл под номером 19 — всё-таки похоже, но генеральный менеджер команды Мюррей Макферсон посоветовал ему лучший вариант — номер 99: его-то уж точно не занимал никто!

Забегая вперед скажу, что в ближайшее время никто его и не займёт. Решено, что номер Уэйна Гретцки так же уникален, как и его дарование, и ни один игрок НХЛ больше не будет его носить. Теперь его можно увидеть только в Музее хоккейной славы — на свитере самого Гретцки.

Начало его карьеры совпадает с тем временем, когда у ранее всемогущей НХЛ появился конкурент — ВХА, Всемирная Хоккейная Ассоциация.

Гретцки тогда еще не было 18 лет, в НХЛ таких молодых не брали, и он пошел в клуб ВХА «Индианополис Рэйсерс», который, непонятно почему, практически сразу же обменял его в клуб «Эдмонтон Ойлерс».

В первом же сезоне в этом клубе он забил 46 шайб и сделал 64 голевых передачи, что принесло ему звание лучшего новичка ВХА. Неудивительно — результат очень неплох не только для новичка…

Наверное, он и был последним лучшим новичком ВХА — та не выдержала конкуренции с НХЛ и заключила с ней договор о слиянии. «Эдмонтон Ойлерс» стал клубом НХЛ, и именно в нем Гретцки играл первые 10 лет своей феноменальной карьеры. Позже он даже говорил, что этот клуб стал для него родным домом — для хоккеиста его ранга очень ответственное высказывание!

Поначалу многие не верили в его успешную карьеру на месте центрального нападающего. Специалисты считали, что человеку ростом меньше 190 см на этой игровой позиции делать нечего, а Гретцки не дотягивал шести сантиметров до этой граничной цифры. 

Да и телосложение у него было отнюдь не богатырское — и это в годы, когда НХЛ называли «лигой потасовок» и матч без массовой драки был редкостью.

Но его новая команда защищала Гретцки, как могла, поручив это его земляку, канадскому украинцу Дэйву Семенко — силачу и забияке, которого соперники просто боялись. Кстати, Гретцки и сам мог за себя постоять — как сбить его с ног, если просто не можешь его догнать и не успеваешь закрыть? Да и попасть по воротам он умудрялся с таких позиций, что только диву даёшься.

Кто этого не видел или просто хочет посмотреть и вспомнить, вот вам пара роликов с монтажом его красивейших голов:

Результаты его игры были поразительны с самого начала. В первом же сезоне в «Эдмонотон Ойлерс» он заработал «Харт Трофи» — приз самого ценного хоккеиста НХЛ. Он выигрывал его девять раз, причем восемь раз из них — подряд.

А во втором сезоне он получил приз «Арт Росс Трофи» для набравших за сезон больше всего очков по системе «гол плюс пас». Его он выигрывал десятикратно, причем семь раз — подряд.

Вообще все рекорды Уэйна Гретцки только начни подсчитывать…

За свою карьеру он установил 61 высшее достижение НХЛ, причем многие из них, как только что упомянутые — по нескольку раз

Некоторые из них просто поразительны, вроде 4-х шайб за один-единственный период или 50 шайб за 39 игр (ближайшие его соперники справлялись только за 50 игр — почувствуйте разницу!). Четырежды «Ойлерс» с Гретцки выигрывали чемпионат НХЛ и зарабатывали Кубок Стэнли.

И вот, на волне такого успеха, менеджеры «Ойлерс» обменивают Гретцки в слабый клуб «Лос-Анжелес Кингс», находящийся в не очень климатически приспособленной для хоккея Калифорнии!

Журналист, пишущий об этом эпизоде, вспоминает, что вся Канада испытала невероятной силы шок, сравнимый с чувствами людей, узнавшими, что мир только что закончился, или что Санта-Клауса на самом деле нет.

Гретцки, говоря об этом обмене с журналистами, не мог скрыть слёз — он долго просто не мог поверить, что с ним так поступили. Но в любом случае это не было для него поводом плохо играть.

Дворец спорта «Форум» в Лос-Анжелесе, раньше в дни хоккея заполнявшийся едва на треть, раз за разом оказывался набит битком, а билеты на хоккей стали дефицитом.

Впрочем, не только в Лос-Анжелесе дело — Гретцки изменил отношение к хоккею во всех Соединенных Штатах, особенно в южной части страны. Местные бизнесмены поняли, что на хоккее можно делать деньги даже на Юге, и города, в которых зимой вне зала на коньках и покататься негде — Сан-Хосе, Даллас, Майами, Финикс, Тампа — обзавелись своими командами в НХЛ.

До Гретцки хоккей в США считался спортом второго ряда, намного уступающим американскому футболу, бейсболу и баскетболу, а благодаря Гретцки хоккей уравнялся с ними в престижности. Какой-то журналист хорошо сказал, что Гретцки сделал этот канадский вид спорта американским. 

Потихоньку приходило осознание того, что именно Гретцки в настоящий момент есть символ всего хоккея, игрок номер один. Горди Хоу к тому времени, достигнув на льду 55-летия, уже прервал свою фантастически длинную звездную карьеру. Имидж хоккея стал меняться к лучшему, безобразных драк стали стыдиться.

Страшная беззубая улыбка хулигана и драчуна Бобби Кларка уже не считалась хорошей рекламой этого спорта — обаятельная улыбка Гретцки гораздо больше привлекала людей. Сравните сами и скажите, что вам больше нравится — вот они:

КОРНИ И КРЫЛЬЯ С БОРИСОМ БУРДОЙ: Уэйн Гретцки — великий канадский хоккеист с украинскими корнями

Обаяние Гретцки не исчерпывалось улыбкой. Вежливый, доброжелательный, корректный, всегда в стороне от скандалов, никогда не нарушающий режима, всегда элегантно одетый, прекрасно контактирующий с прессой, он был любимцем и молодежи, и коллег, и домохозяек, и, что тоже очень важно — идеальным рекламоносителем.

Поэтому, хотя агенты не всегда обеспечивали ему выгодные гонорары за игру и менее известные хоккеисты часто получали более щедрые контракты, чем он, Гретцки с учетом доходов за рекламу всегда зарабатывал больше.

Став в какой-то мере «лицом» НХЛ, Гретцки объездил множество стран. В 1980 году он посетил и СССР. Там он, среди прочего, посетил и Большой театр, после чего с немалым уважением высказался об успехах его балета, честно признав, что у балерин во время их тренировок объем нагрузок даже больше, чем у него.

В рядах «Лос-Анжелес Кингс» он и побил в 1989 году великий рекорд Горди Хоу — 1850 очков по системе «гол плюс пас» за карьеру. Он играл как раз против своей бывшей команды «Эдмонтон Ойлерс», и за минуту до конца матча его команда проигрывала 4:3.

Игравший уже 3 минуты без смены, уставший и вымотанный, Гретцки тем не менее отказался уходить со льда — он ведь в первом периоде уже дал результативный пас и догнал Хоу!

Он был прав — за 53 секунды до конца игры он забросил шайбу и побил рекорд, набрав 1851-е очко. Игру прервали, чтобы отпраздновать это событие, а потом продолжили, и в овертайме Гретцки забил еще одну шайбу и принес своей команде победу!

Если бы голливудский сценарист придумал что-то подобное, ему бы явно сказали: «Ну что ты, никто ведь не поверит…». Так что учтите, никакая это не выдумка, а объективный и поддающийся проверке факт.

А в 1994 году  в матче против «Ванкувера» Гретцки побил еще один рекорд, который еще оставался у Горди Хоу — 801 шайба за карьеру, и стал лучшим снайпером в истории НХЛ.

В 1996 году он попытался сыграть в лучшей команде, чем «Лос-Анжелес Кингс», и попросил обменять его в «Сен-Луи Блюз». Но там (предельно редкий для него случай) он вступил в конфликт с руководством клуба и ушел в «Нью-Йорк Рейнджерс», где с блеском отыграл четыре своих последних сезона, до ухода со льда в 1999 году.

В этом своём последнем сезоне он расправился с единственным рекордом Горди Хоу, который до сих пор не побил — забил 1072 шайбы суммарно за выступления в НХЛ и ВХА, причем гол, который стал в этом списке победным, был его последним голом перед завершением карьеры. Слабо тебе такое придумать, Голливуд! И это с учётом того, что Горди Хоу покинул лёд в 55 лет, а Гретцки — в 38…

Что же до главного его рекорда — очков по системе «гол плюс пас» — отмечу только одно его поразительное свойство. Если бы из его феноменального результата 3239 очков вычесть все забитые им голы, он бы всё равно опередил всех конкурентов — на одних голевых пасах!

Кто хочет, пусть посмотрит ролик «Уэйн Гретцки — гений паса», и согласится, что занявший второе место по этому показателю Яромир Ягр уступил ему слишком много — у него всего 1900 очков:

Сможет ли кто-то отобрать у Гретцки его рекорды? Марк Мессье, его друг и коллега, говорил: «Бросьте, новый Гретцки никогда не появится! Такие хоккеисты рождаются даже не раз в сто, а раз в тысячу лет». Правда, я помню, что в 70-е о Горди Хоу тоже говорили нечто подобное… Подождём.

Впрочем, один важный приз он завоевать не успел — его учредили только в 1999 году, когда он покинул хоккей. Это «Морис Ришар Трофи» — приз лучшему снайперу сезона НХЛ.

Учредивший его Морис Ришар «Ракета», великий игрок «Монреаль Канадиенс», сам подошёл к Гретцки и сказал: «Тебе уже не успеть завоевать этот приз, но я хочу, чтобы он у тебя был за все забитые тобой голы» — и вручил ему точную копию этого приза.

Только она и хранится у Гретцки в доме — остальные призы в Торонто, в Музее хоккейной славы.

После окончания спортивной карьеры Гретцки продолжает оставаться заметной фигурой — он успешен в бизнесе, с его мнением считаются спортивные обозреватели.

И в личной жизни у него все прекрасно — еще в 1988 году он женился на американской актрисе Джанет Джонс (вы могли ее видеть, например, в пятой части «Полицейской академии») и стал отцом пяти детей, а теперь еще и дедом двух внуков (в отличие от его спортивных рекордов, эти результаты явно неокончательны) …

В заключение не удержусь от того, чтобы предать гласности небольшой внутриредакционный спор. От моего намерения включить Гретцки в список знаменитых земляков, в особый восторг явно не пришли: мол, спортсмен — это не совсем то, что деятель науки или искусства.

В каком-то смысле это верно, я согласен, что наука и искусство всё-таки оставляют на земле более долговременные ценности.

Но Гретцки мне интересен не только как спортсмен — то, что он показал всем прекрасный пример сочетания немалого таланта и достойного поведения, и сам стал прекрасным примером для молодёжи, по-моему, важней. А нам, пожалуй, еще и нужней — с этим у нас неважно.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: