Джеймс Гэлбрейт
Экономист, профессор публичной политики и государственного управления, университет Техаса, Остин, почетный лектор фонда Фулбрайта
Liberal ArtsMeets west
7 мин. на чтение

Коронавирус — взгляд из США: все на мобилизацию!

Поделиться материалом

Джеймс К. Гэлбрейт преподает на факультете общественных связей им. Линдона Б. Джонсона в Техасском университете

Что произошло?

Все очень просто: карточный домик рассыпался. Целый мир иллюзий, самообмана и ложных аргументов пал. Мы находимся в конце очень длинной цепочки этих иллюзорных представлений.

Эта цепочка раскручивалась с момента триумфа Милтона Фридмана и Фридриха фон Хайека, традиционно приходящих на ум Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана. Она укоренилась в сознании благодаря Джиму Картеру и Биллу Клинтону, Тони Блэру и Гордону Брауну, а также Бушу, ​Обаме, и многим другим фигурам поменьше. Управляемая двумя странами, двухпартийная коалиция катастроф в англосаксонском мире. Трамп и Джонсон — последствия, а не причины этого ментального сбоя.

Экономика в текущем понимании – это огромное заблуждение. Здесь правят две концепции: самоорганизация и завеса денег.

Первая ратует за рынки, за общество, опосредованно функционирующее благодаря силам спроса и предложения. Ее предполагаемыми достоинствами считаются конкуренция, гибкость, стимулы; а в реальности – это сеть, сплетенная из стекловолокна. Эта сеть скрывает от взора финансовую систему – банки, трейдеров, спекулянтов – превращая этих людей и институты в простых курьеров, неважных и невидимых. Это маска, скрывающая реальные цели в политическом мире.

Самые обманутые – пострадали больше всех. В Британии, стране, управляемой банкирами, торговцами и участниками дебатов из Оксфордского Союза, правительство сначала решило, что необходимо дать огню разгореться. Социальный дарвинизм масштабов ирландского голода! И пока они тратили попусту время, огонь вышел из-под контроля.

Европа распалась. Мой знакомый в Риме, оказавшийся под замком один в своей квартире, поправил меня: Европа никогда по-настоящему и не существовала. Все испарилось: и общество, организованное рынками, оказалось вымыслом, и Союз, управляемый Министрами финансов и Центральным Банком, миражом.

Контроль на границах снова торжествует. Макрон говорит только от имени Франции; Меркель о Германии и больше ни о ком. Никакой медицинской помощи из Германии в Италию не поступило в момент, когда Италия в этом очень нуждалась. Ответ Европейского центрального банка – снижение процентных ставок – ни для кого не представлял интерес, даже для банков, для которых предназначалась эта спасительная мера.

Когда распался Советский Союз, государства-преемники прошли через шесть лет ада, лишения, насилия, отчаяния и самоубийства. Причиной был вовсе не сбой внутренней мощности, как думали многие. Заводы продолжали существовать, но простаивали; поля никуда не делись, но оставались необработанными. Причиной стал социальный хаос перед лицом шока: неспособность противостоять внутренней коррупции и открытию рынка для иностранных поставок.

Между тем, видно, что власть государства в Китае поддерживается в основном гражданами, преданными и готовыми сотрудничать. Чтобы ни говорили о предпринятых мерах, которые включали электронный мониторинг, социальный контроль, карантин шестидесяти миллионов человек и суровое решение пожертвовать тысячами, чтобы спасти сотни тысяч. Война – она такая. Но Китай, по-видимому, до сих пор контролирует вспышку и остается социально стабильным.

В Корее ситуация менее ясна, но есть надежда на компетентность, организованность, производственные мощности и короткие цепочки поставок.

Ситуация в Америке.

А что США? Они также распадаются на части. Федеральные чиновники за редким исключением хищные, равнодушные или недалекие. Лидеры Конгресса кажутся загнанными в угол. Несколько твердых рук – у парочки губернаторов, в обеих партиях, у большинства мэров, окружных судей и других местных чиновников.

Для населения это проверка характера. Обычные американцы по большей части ориентированы на свои общины, и готовы следовать инструкциям и поступать правильно, если другие поступят так же. В моем районе в Остине люди сокращают деловую активность перед лицом растущей угрозы. Бассейны, детские площадки и библиотеки закрыты – нам говорят, что на нескольких недель. Но все понимают, что это могут пройти многие месяцы.

Ни для кого не секрет — до сих пор у нас было слишком мало испытаний.

У нас нет резерва больничных коек и оборудования. Глобальные цепочки поставок разорваны, а многие лекарства станут дефицитными. Если и существует преимущество жизни в Америке, то оно заключается сейчас только в том, что что это большая страна; у многих достаточно пространства и это позволяет относительно легко изолировать себя на какое-то время.

Однако это не утешит ни бедных, ни жителей Нью-Йорка, ни тех, кто вынужден полагаться на помощь, которую они не могут получить. Трудно не заметить надвигающийся застой системы здравоохранения, однако еще более глубокие проблемы уже приведены в состояние активации.

В Калифорнии почти шести миллионам пожилых людей рекомендовали оставаться дома. Многие из них живут одни или вдвоем. Кто их накормит? На это губернатор ответил: «Хороший вопрос».

Реальность такова, что мы сделали многое в этой стране, чтобы поддерживать жизнь большого количества слабых и пожилых людей, но очень мало – для поддержания их здоровья, и у нас нет системы, способной накормить их. Мы даже можем не знать, где они физически находятся.

Нам говорят, что в стране много еды. Она может попасть в магазины? Да, пока может; но как долго? Как долго люди будут там, чтобы складировать, продавать, работать на кассе и обеспечивать безопасность? Распределение и безопасность – слабые звенья в пищевой цепи. Рынок дал нам эффективность и высокий уровень жизни. По той же причине он не дал нам устойчивости, резервного потенциала, координации или лидерства. Вместо этого он дал нам хрупкость. Паутина из стекловолокна. Паника является одновременно и рациональной реакцией, и врагом.

Если паника выйдет из-под контроля, она уничтожит все, что осталось.

Что нужно сделать?

Срочная медицинская потребность – это снабжение, кровати, персонал. Больницы можно построить за сутки, у нас есть такой опыт. Пространство для этого может быть реквизировано; гостиницы и общежития сейчас пусты. Военные знают, как обращаться с несчастными случаями.

Закон о военном производстве дает полномочия командующим изготавливать маски, кислородные баллоны, респираторы. Неограниченные рабочие места доступны для людей, готовых убирать и выполнять другие базовые функции. Это работа связана с риском, и она должна быть достойно оплачена. Дайте гарантию работы, и люди будут заниматься ей. Китаю это удалось, и многие добровольно вызвались помочь.

Следующая необходимость заключается в стабилизации приоритетных поставок для граждан: продукты питания, лекарства, чистящие средства, бумажные товары. Существующая система может продержаться некоторое время. Важно, чтобы она была зафиксирована, поддерживая людей, которые остаются на своих рабочих местах, дабы они могли продолжать трудиться: водители, кладовщики, кассиры, повара, помощники на кухне и уборщики.
Если необходимые товары продолжают поступать, люди сохраняют спокойствие и обходятся без отдыха.

Как и в Корее, водителей транспорта и такси можно обучить дезинфекции и мобилизовать для развозки еды и лекарств. Внезапно все эти работники становятся важными, и теперь к ним нужно относиться именно таким образом.

Нужно провести аудит всех информационных услуг, и оплата основных счетов клиентами должна быть приостановлена на время: это касается кабельного ТВ, сотовой связи, стационарного телефона и интернета. Пусть федеральное правительство компенсирует компаниям часть их убытков. Безопасное общение и развлечения помогут людям оставаться дома. Уровень располагаемого дохода должен быть обратно пропорционально состоятельности человека; тем, кто теряет доход от работы, нужно больше поддержки.

Среди наиболее важных крупных корпораций сейчас есть те, кто управляет сетями массовой дистрибьюции: Amazon, Walmart, FedEx, UPS, а также аптеки и крупные сети быстрого питания.

Они должны управляться во время кризиса, как коммунальные предприятия. Это означает обеспечение доставок по себестоимости товаров первой необходимости и стоп-заказы на всякие излишества. Их работники должны получить повышения зарплат и медицинское обслуживание, а также средства защиты и участие в профсоюзах. В обмен на то, что не бросают свою работу в чрезвычайной ситуации, эти работники также должны получить совершенно иной статус, который сохранится после того как все закончится.

Многие крупные, средние и мелкие работодатели не получают дохода и скоро могут обанкротиться: авиакомпании, гостиничные сети, торговые центры, конференц-центры – их больше, чем можно сосчитать. Капитал исчезнет; поэтому должно быть привлечено финансирование для сохранения материальных и инженерных активов, а также мораторий на взыскание долгов, дабы остановить кредиторов и других стервятников.

Само собой разумеется, выселение и потеря права выкупа, а также отказ в предоставления коммунальных услуг должны быть немедленно запрещены. По мере ухудшения ситуации в бизнесе, падение начнется и в банковском секторе. Только когда оно закончится, мы будем в состоянии оценить, что еще здесь можно восстановить.

Корпорация Финансирования Здравоохранения (государственная корпорация, преемник Корпорации Финансирования Реконструкции времен Великой Депрессии и Второй Мировой) должна получить полномочия занимать, распределять и решать проблемы по мере их возникновения – это критически важный момент.

Все ресурсы Армии и Национальной Гвардии должны быть приведены в состояние готовности.

Все вышеперечисленные меры призваны успокоить население. Каждый, кто останется здоров займет свое место в едином строю и будет осознавать свое предназначение.

Таковы общие контуры необходимых изменений, которые очевидны прямо сейчас.

Источник: https://www.thenation.com


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.