Алексей Ботвинов
Пианист, основатель Odessa Classics
Liberal Arts
7 мин. на чтение

«Крымский Бетховен» Алемдар Караманов (Часть I)

«Крымский Бетховен» Алемдар Караманов (Часть I)
Поделиться материалом
Алемдар Караманов. Фотография Чарльза Хопкинсона

 

Есть люди, которым свыше предначертано стать легендой. Таким человеком является наш великий соотечественник — композитор Алемдар Караманов, автор государственного гимна Республики Крым, создатель музыкального направления «Религия в симфонизме».

Если вам до сих пор неизвестно это имя, значит, вы не все знаете о музыкальной культуре ХХ века, природе гениальности и даже… о самом себе. Потому что любое откровение — это всегда личная, мистическая встреча с Тайной.

О своем опыте таких встреч мы попросили рассказать исполнителя музыки Караманова, пианиста с мировым именем Алексея Ботвинова.

 

ВРЕМЯ ДИССИДЕНТОВ
 
Сегодня, в XXI веке, невозможно представить, что какая-то симфония может находиться под запретом. Однако в советское время власть запрещала некоторые произведения для публичного исполнения в филармониях. В отношении классической музыки это выглядело наибольшим абсурдом. Ведь музыка — это достаточно «абстрактное» искусство, там нет слов, а значит, не может быть выражения антисоветской позиции.

В молодости я видел, какие плоды давала эта политика в области культуры. Величайшие имена в истории музыки предавались забвению. Яркий пример — судьбы двух величайших композиторов, которые остались собой в ХХ веке: Альфреда Шнитке и Алемдара Караманова.

Если первый хорошо известен во всем мире, то второй, не уступающий ему по масштабу творческого дарования, до сих пор остается недооцененным. Мистическим образом оба композитора сыграли огромную роль в моей жизни.

После окончания консерватории в Одессе я с 1987 по 1989 год учился в аспирантуре Московской консерватории. Моим учителем была Вера Горностаева, один из величайших музыкальных педагогов своего времени. На весь Союз преподавателей такого уровня было всего 3–4 человека.

Вера Васильевна была открытой диссиденткой. Ее дом был островком свободы, на котором собирались очень интересные люди, общественные деятели, представители различных творческих профессий, в том числе и музыканты. Здесь свободно можно было рассуждать о Солженицыне, Войновиче, Ростроповиче…

Поднимались такие «запретные» темы, о которых в Одессе тогда говорили полушепотом. Волей-неволей, я был погружен в эту атмосферу, потому что в консерватории классов не хватало и какие-то занятия проходили в квартире Горностаевой.

 

ЗАПРЕЩЕННАЯ МУЗЫКА
 

Однажды, когда я дожидался Веру Васильевну у нее дома, мое внимание привлекла нотная рукопись, лежавшая на рояле. Я принялся ее изучать. Это был фортепьянный концерт № 3 Алемдара Караманова, который назывался «Аве Мария». Имя Караманов мне ничего тогда не говорило, я впервые увидел его на этой рукописи. Но меня сразу поразил музыкальный язык — это не походило ни на что, с чем мне приходилось сталкиваться ранее.

Мне захотелось сыграть этот концерт. И тут в комнату вошла Вера Васильевна. «Удивительно! — сказала она. — Эти ноты лежат здесь уже несколько лет и ждут того, кто их откроет. Попробуй сыграть…» От Веры Васильевны я впервые услышал о Караманове — гениальном композиторе и религиозном диссиденте.

Партийные функционеры запретили исполнять его произведения, потому что он давал им религиозные названия и категорически отказывался их менять. Позже я узнал, что перу Караманова принадлежали 24 симфонии для большого оркестра. Имя для каждой из них он выбрал из мира Библии.

Вера Васильевна поведала мне, что Караманов закончил Московскую консерваторию еще в 60-х. Одновременно с ним учились Альфред Шнитке, Эдисон Денисов и Софья Губайдулина. Они общались, дружили, обменивались музыкальными идеями. Среди них имя Шнитке — самое громкое в мире музыки, однако и Денисов с Губайдулиной входят в двадцатку лучших композиторов прошлого века.

А вот Алемдара Караманова еще только предстоит открыть миру. Горностаева рассказала мне, что Шнитке считал Караманова наиболее выдающимся среди этой консерваторской четверки. Потом я у Шнитке нашел подтверждение этому признанию.

Он неоднократно говорил, что есть талантливые композиторы, а есть Караманов — настоящий гений, уникальная личность, которая на самого Шнитке оказала огромное влияние. В 50-е и 60-е годы они действительно дружили и много общались. Невероятно, как в одной пространственно-временной точке сошлись две таких мощных фигуры — случай в истории небывалый!

 

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

СИМФОНИИ, О КОТОРЫХ НИКТО НЕ ЗНАЛА
 

Шнитке, Денисов и Губайдулина после окончания Московской консерватории стали культовыми фигурами. Они были на слуху даже после того, как конец оттепели ознаменовался гонениями на авангард. Шнитке много сделал для кинематографа. Он написал музыку к 70 фильмам и таким образом зарабатывал на жизнь. Эдисон Денисов и Губайдулина сочиняли для театра… Но Караманов — единственный из них, кто принял радикальное решение, — он уехал из Москвы!

Хотя его многие отговаривали от этого шага. В частности, тот же Шостакович. Который Караманова очень высоко ценил. Однако Алемдар Сабитович был непреклонен. Он переехал в Симферополь, где существовал на очень маленькую зарплату, но при этом очень много писал. И практически все — все 24 симфонии! — в стол. Правда, он никогда не оставлял надежды на то, что когда-нибудь они будут исполнены перед публикой. Я бывал в его симферопольской квартире. Это очень аскетичная, крохотная хрущевка. Уму не постижимо, как в этом маленьком пространстве рождались такие великие вещи!

Я был очень заинтригован рассказом Горностаевой о Караманове. Мне захотелось побольше узнать о фортепьянном концерте, который я случайно обнаружил у нее дома. Оказалось, что произведение было написано еще в 1968 году. Тогда же состоялась одна-единственная и очень неудачная попытка его исполнения. Потом Караманов передал рукопись Горностаевой — она всегда с радостью шла на контакт с диссидентами и искренне помогала им.

Ей были интересны яркие и необычные люди, выходившие за рамки «советской нормы». Передавая ей партитуру, Алемдар Сабитович попросил найти пианиста, который сможет понять и «расшифровать» ее по-настоящему. И вот наконец, через много-много лет, Горностаева, услышав мое исполнение, решила, что нашла такого пианиста. Так состоялась моя встреча с великой музыкой. Сначала — с рукописью, а потом и с ее автором.

 

ЭТО БЫЛИ ГЛАЗА ПРОРОКА
 

Алемдар Караманов приехал в Москву по приглашению Веры Васильевны. С первой же встречи мне стало понятно, что это уникальная личность. Поразили его глаза. Это был взгляд, который, как мне кажется, может быть только у гениев или религиозных пророков. Когда я сыграл Караманову концерт, он сказал: «Это то, что нужно!» и даже «Это конгениально». И тогда Горностаева предложила этот концерт для дальнейшего исполнения.

Сначала был небольшой тур с оркестром, название которого я уже запамятовал. А в 90-м году состоялось выступление в большом зале Московской консерватории с Большим симфоническим оркестром под управлением Владимира Федосеева. Оркестр исполнял симфонию Караманова, а я солировал с «Аве Мария». Концерт имел большой резонанс и прекрасный отклик прессы. О нем писали практически все центральные газеты.

После этого не осталось сомнений — впереди нас ждет всплеск интереса к музыке Караманова. И действительно, Федосеев с оркестром запланировали большое турне по Великобритании. Примерно 20 выступлений, где должна была звучать только музыка Караманова. В том числе и концерт, который играл я.

Однако на сей раз этим планам помешала уже не советская власть, а сама судьба. Объявили забастовку музыкальные профсоюзы (вы не поверите, в Британии есть и такие!). Поэтому отменили все зарубежные туры, в частности и московского оркестра.

Эта неудача очень расстроила Федосеева. Он настолько огорчился, что мгновенно охладел к дальнейшему продвижению музыки Караманова. Ну а мне, молодому начинающему музыканту, тогда это было не под силу. 

 

ОН ХОТЕЛ БЫТЬ УСЛЫШАННЫМ
 

К счастью, в это же самое время независимая Украина наконец заметила своего великого соотечественника. На него не просто обратили внимание. Музыку Караманова начали осознавать как национальное культурное достояние. Алемдар Сабитович написал гимн для Автономной республики Крым. Правительство вручило ему Шевченковскую премию. Был учрежден музыкальный конкурс его имени. То есть свою заслуженную славу он в конце жизни все-таки получил.

Но, к сожалению, это все происходило внутри страны, а за пределами Украины значение и величие карамановской музыки до сих пор не вполне известно. Сам Караманов отсутствие доступа к мировой аудитории переживал довольно болезненно. Ему очень хотелось, чтобы после стольких лет забвения мир услышал его.

Я надеюсь, что со своей стороны вношу заметный вклад в то, чтобы Алемдара Караманова, нашего великого соотечественника, узнали и полюбили во всем мире. В последние годы я сделал несколько своих авторских аранжировок концерта №3.

Я включил его в свои сольные программы за рубежом и с огромным удовольствием отмечаю, что музыка Караманова пользуется неизменным успехом в Швейцарии, Германии… Она производит огромное впечатление на европейцев.

Сегодня многие уже признают, что Караманов — фигура мирового масштаба, которая заслуживает признания не меньше, чем Шнитке. Нужно сказать, что в свое время Альфреду Гарриевичу повезло — его музыку продвигал выдающийся скрипач Гидон Кремер.

Благодаря ему Шнитке заметили в Европе, и впоследствии он стал непререкаемым авторитетом в мире музыки. У Караманова своего Кремера тогда не нашлось, да и вряд ли это было в его ситуации возможно. Но времена, слава богу, меняются. И я уверен, что полноценное открытие миром Алемдара Караманова еще впереди. У меня для этого есть все основания. 

 

«Крымский Бетховен» Алемдар Караманов (Часть I)
Альфред Шнитке. Фотография Ингвильд Сорби

 

 

ШНИТКЕ СЧИТАЛ ЕГО «ЖИВЫМ КЛАССИКОМ»

 

Интересно, что на этом мистические совпадения не закончились. Вместе с Дэниэлом Хоупом, одним из выдающихся скрипачей современности, мы записали на Deutsche Grammophon концерт музыки Шнитке. Диск получил массу самых комплиментарных рецензий. Всегда приятно, когда высоко ценят твою работу.

Но самым настоящим открытием для меня стал рассказ Хоупа о его общении с Альфредом Шнитке. Я, к сожалению, Альфреда Гарриевича в Москве не застал. Когда я учился в аспирантуре, он уже перебрался в Гамбург, где как раз с ним и познакомился студент Хоуп.

 

Музыка — это универсальный код, который взывает к нашему сознанию, минуя ограничения, которые накладывают на человека язык, гражданство или национальная идентичность

 

У них сложились достаточно теплые и доверительные отношения. Шнитке посвящал его в секреты своего мастерства и стиля. Можно сказать, что у них произошло такое же творческое «совпадение» композитора и исполнителя, как у меня с Карамановым.

В начале 90-х, еще будучи студентом, Хоуп сумел организовать для Шнитке большой фестиваль в Великобритании. И он задал композитору вопрос: кого из бывшего СССР вы хотели бы видеть на фестивале в качестве приглашенных «звезд»? Шнитке назвал две фамилии, одной из которых была Караманов. Естественно, Хоуп удивился — он впервые слышал это имя! Он пытался навести справки, но никто в его музыкальном окружении не знал, кто это такой.

Однако, прислушавшись к мнению Шнитке, организаторы пригласили Алемдара Сабитовича на фестиваль в качестве гостя. Это был не просто первый визит Караманова в Великобританию — это вообще был его первый выезд за пределы СССР. Несмотря на то что композитор ничего не писал для сольной скрипки, Хоуп тем не менее сделал решающий шаг к продвижению Караманова, организовав его первый зарубежный визит.

После этого у Алемдара Сабитовича состоялось даже несколько концертов в Европе. Конечно, Хоуп не знал, кто такой Караманов, но доверял мнению Шнитке. А Шнитке, по словам Дэниэла, ставил Караманова так высоко, что все были заинтригованы. «Вы не представляете, что это за человек, — говорил он, — вы когда увидите и услышите его, то сразу поймете, что это гений и живой классик».

 

Читать часть II

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: