Яната Попович
Lifestyle
3 мин. на чтение

Любимое вино Наполеона и Казановы — Шамбертен

Поделиться материалом

Наполеон в раздумьях (пробуждающийся к бессмертию), бронза 1845–1847, Парк, Дижон

«Никогда будущее не представляется в столь розовом свете, как в те мгновения, когда смотришь на него сквозь бокал Шамбертена»

Мой интерес к вину из Шамбертена пробудила книга. В сборнике «Историй от которых не уснешь ночью», среди прочих, была коротенькая детективная новелла «Истина в вине» Лоуренса Блокмена.

В новелле поймали преступника-гурмана на том, что он не позволил положить в вино лед и тем самым выдал себя. Но как это было описано! Вот прочтите: «Ну а теперь король вин. Лучшего, чем Шамбертен, никогда не существовало. А лучшего Шамбертена, чем за 1911 год, — и подавно. Вы полюбуйтесь на этот цвет! Настоящий рубин. Как яркое, вспыхивающее пламя. Огонь тысячи солнечных закатов. А букет-то какой! Да вы только понюхайте! Да это же чистая поэзия! Вот это вино! Если и существует вообще на свете вино, так только это! Шамбертен!»

Я заинтересовалась и была поражена, что такой пласт винной истории был мне неведом. Шамбертен было любимым вином не только преступников-эпикурейцев, но и самого Наполеона. Это единственное красное, которое император вообще пил, имея проблемы с кислотностью. Бонапарт предпочитал пить Шамбертен, закусывая его резким сыром эпуас, который тоже производят неподалеку. Во время военных кампаний за Наполеоном следовала особая карета, которую называли «большим погребом», груженная Шамбертеном.

Говоря честно, я подозреваю, что французы и проиграли русскую кампанию только потому, что казаки отбили у них этот «большой погреб» и император остался без своего любимого источника вдохновения. А познакомил его с этим вином его гренадерский офицер Клод Нуазо. Преданный сторонник, который не покидал своего императора вплоть до его ссылки.

После кончины Наполеона, Нуазо купил виноградник в соседней с Шамбертеном коммуне Фиссен,назвал его Clos de Napoléon и поставил в деревушке памятник, известный как «Наполеон, пробуждающийся к бессмертию», и заказал он этот памятник не у случайного мастера, а у титулованного скульптора Франсуа Рюдо (Марсельеза для парижской Триумфальной арки — его рук творение).

Очень показательный момент — Нуазо завещал похоронить себя рядом с этим памятником. При этом пожелал быть похороненным стоя, чтобы нести караул, отдавая честь своему любимому императору даже после своей смерти.

Кроме того, другой прекрасный исторический мужчина — Казанова, давая начинающим ловеласам своей эпохи советы, говорил, что женщину необходимо соблазнять рокфором с Шамбертеном, мол после такого дамы становятся сговорчивы сверх приличий.

И напоследок я приведу фразу, которую Дюма-отец вложил в уста моего любимого из мушкетёров — Атоса:

«Никогда будущее не представляется в столь розовом свете, как в те мгновения, когда смотришь на него сквозь бокал Шамбертена»


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.