Аватар

МЕЧТА СОБСТВЕННИКА: Ирина Мирошник, президент IMMER Group, о публичности, многозадачности и стрельбе как медитации

Поделиться материалом

По странице Ирины Мирошник в Facebook скажешь только одно — человек на «ты» с социальными сетями. Но обилие качественно подготовленных фото, трендовых постов и цитат из литературных бестселлеров — это не просто контент личного блога. Это оружие самообороны.

Ирина уверена, что прозрачность бизнеса и открытость его лидера в условиях очередной волны рейдерства и перманентного чиновничьего беспредела помогает деловой Украине не только выживать, но и развиваться.

Ирина, вы достаточно публичный человек. Судя по вашим профилям в соцсетях, вы уделяете этому особое внимание. Считается, что публичность помогает выживать в бизнесе. Можете ли Вы подтвердить это на своем опыте?

Я вынуждена была стать публичной. Мой супруг, Александр Галкин (Александр Галкин, муж Ирины Мирошник, ранее возглавлял киевский завод «Укрпластик», трагически погиб в 2013 году. — Ред.), был очень известным человеком в профессиональной среде. Сегодня публичной пришлось стать мне. У меня не было выхода.

Вот пример, как это работает. Во время недавнего «Евровидения» в Киеве, которое проводилось недалеко от нашего предприятия, мы получили телеграмму из «Киевэнерго» об отключении электроснабжения на 10 дней в связи с обеспечением безопасности проведения конкурса. Как только я узнала об этом, сразу же написала в Facebook — мол, ребята, вы там чего? У нас контракты, поставки, производство, люди. Отключить на 10 дней ради конкурса? Этого хватило, чтобы через полчаса мне позвонили из Кабмина. Во-первых, они подтвердили, что это распоряжение незаконно. Во-вторых, рассказали, что у организаторов «Евровидения» есть специально проведенный аварийный кабель для энергоснабжения, а инициатива на местах — для «перестраховаться». В итоге мы не остановили свое производство ни на минуту и не сорвали свой план. Это — маленький результат публичности.

Мы не остановили свое производство ни на минуту и не сорвали свой план. Это — маленький результат публичности

Это работает. Ведь можно спокойно уничтожить любую — даже самую лучшую — компанию, если о ней никто не знает. О компании должны знать, но эта публичность должна быть правильной, социально ответственной. И тогда ты можешь рассчитывать и на своих друзей, и на журналистов, и на правительство.

Да, это показательный кейс.

Но это работает, только если компания по-настоящему прозрачная и открытая. Если есть хоть небольшой душок или что-то не так с компанией — такого эффекта не будет.

Помните недавнюю историю с Ириной Варагаш (глава компании «Экония», на которую были совершены две атаки рейдеров. — Ред.)? В ее защите тогда участвовало много людей, но началось все с сообщения на Facebook. Насколько я понимаю, Министерство юстиции начало разбираться с этой ситуацией, увидев в соцсетях информацию о рейдерском захвате. И это потому, что компания Ирины Варагаш публичная и прозрачная.

Можно спокойно уничтожить любую — даже самую лучшую — компанию, если о ней никто не знает

У Александра Соколовского из «Текстиль Контакта» и в компании «Новая почта» были аналогичные ситуации. Как только у них появились проблемы, общество сразу отреагировало.

Да, все так. Но если у тебя не безупречная репутация, конечно, тебя не пойдут защищать.

Как ваша компания пережила последний кризис? Как изменился ваш распорядок дня, как выходили из ситуации? Многие из ваших коллег потеряли в неподконтрольных регионах активы, заказчиков. У вас были такие потери?

У нас в Крыму не было клиентов. А вот в Луганске и Донецке, конечно, были. Такие огромные производители, как «Конти» и «АВК» потеряли производство, а мы лишились заказов на упаковку. Впрочем, с одной стороны, мы потеряли заказы, а с другой — с рынка исчезли наши конкуренты, которые там работали. Ситуацию усугубила война — упала потребительская способность населения и общая деловая активность в стране. Это было тогда.

Если у тебя не безупречная репутация, конечно, тебя не пойдут защищать.

Знаю, что из-за боевых действий на Востоке многие иностранные компании отказываются работать со своими украинскими партнерами дальше. У вас были такие случаи, и как вы их решали?

Да, у нас были длительные и сложные переговоры. Мы объясняли, почему нас не надо бояться. Когда все это началось, мы полгода летали по всей Европе и объясняли поставщикам и покупателям, что вообще-то Украина — это огромная страна, а конфликт — далеко от Киева и на небольшой части территории. Все иностранцы, к сожалению, тогда были уверены, что стреляют прямо в центре Киева, на Крещатике. Пришлось долго пояснять реальную ситуацию. Это первое.

Второе. Когда началась война, отменились все страховки. Наших партнеров в основном страховали кредитно-страховые корпорации Euler Hermes и COFACE. И как только началась война, уже на второй день у нас были аннулированы все отсрочки по платежам. Это было ужасно.

Были и те, кто вошел в положение и брал риски на себя. Мы всем очень благодарны. С нашими основными поставщиками мы сотрудничаем по двадцать лет и продолжаем работать.

Как только началась война, уже на второй день у нас были аннулированы все отсрочки по платежам

Компаниям, которые не могут работать из-за страхования рисков, приходилось ехать, объяснять и договариваться. Представьте — вы знаете, что у вас есть 70 дней отсрочки и кредитный лимит на 3 млн евро. Вы работаете с учетом этих условий. И вот в какой-то момент все обнуляют, и вы даже не можете заказ разместить. Вот это — настоящий форс-мажор.

Насколько вы делегируете с учетом вот таких событий? Какие габариты этого доверия — до 50% или все 99%?

У меня есть мечта. Я объездила весь мир, но не была в Сингапуре, Австралии, Центральной Африке, Южной Америке и Антарктиде. Я хочу иметь возможность там тоже побывать. Сейчас я даже в командировку туда поехать не могу из-за загрузки на работе. Я хочу иметь возможность планировать свой график без жесточайшей привязки к бизнес-встречам и бизнес-потребностям. И иметь возможность отключить телефон хотя бы на выходных. И чтобы мне в спортзал приходила сводка из пяти цифр, по которым я буду контролировать свой бизнес. Вот как я хочу (смеется).

И получается у вас выйти на пять цифр? Уровень делегирования достигает 99%?

Нет, не достигает. Я думаю, сейчас процентов 50. Но так как задачи увеличиваются, то еще, как говорят, — пахать и пахать.

Кстати, о «пахать». Джефф Безос в своем последнем большом интервью описывал свою ежедневную работу, как принятие двух-трех правильных решений. У вас тоже два-три решения в день? Или двадцать-тридцать?

Во-первых, два-три правильных решения в день — это очень много. Если мы говорим об уровне СЕО, вопросов должно быть еще меньше, потому что каждый день не бывает стратегических вопросов. То есть, два-три решения — это где-то моего уровня. Но это неправильно, на самом деле, это слишком. СЕО — понятно, он принимает эти решения. Но, если мы говорим о собственнике, это неправильно.

Я объездила весь мир, но не была в Сингапуре, Австралии, Центральной Африке, Южной Америке и Антарктиде. Я хочу иметь возможность там тоже побывать

Собственника может заменить на каком-то этапе топ-менеджмент и равноценной ли будет такая замена? 

Есть разные теории. Но уходить из бизнеса, особенно в Украине, в принципе нельзя. Это — с одной стороны. А с другой — наемный компетентный сотрудник с грамотной постановкой задач все равно будет более правильным в какой-то точке, чем собственник. Топ всегда может, в конце концов, сказать любому сотруднику: «Слушайте, у меня есть задачи, которые мне поставили собственники, и мы их должны выполнить». И ему никто ничего не скажет. А вот ко мне как к собственнику могут прийти и рассказать, какая у них непростая жизнь. Как минимум, попытаться рассказать. Я на это не реагирую, но попытка манипулирования, в любом случае, имеет место. Так что собственнику окончательно выходить из бизнеса нельзя.

Что для вас значат миссия и ценности в бизнесе? Это вообще применимо в реальной экономике?

У нас это выражается в общих правилах работы с партнерами. Все эти вещи у нас забиты в контрактах с контрагентами. Когда мы говорим о миссии и ценностях, надо понимать, что мы подразумеваем открытость и честность. Контракты у нас только через прозрачные тендеры, а вся заработная плата абсолютно официальная. И даже когда наши контрагенты привлекают кого-то к работе, они должны быть уверены в правильных ценностях человека.

уходить из бизнеса, особенно в Украине, в принципе нельзя

А чем вы вдохновляетесь, чтобы не выпадать из ритма, чтобы как-то оставаться человеком в общем?

Во-первых, мне нравится то, что я делаю. На ваше «не выпадать из ритма» я могу ответить — я не прихожу на работу, как на каторгу. Я прихожу туда, где мне нравится. И каждый раз, когда возникают какие-то новые вызовы, мне все это нравится. Мне по душе то, что мы делаем, и потому даже кризисы я расцениваю как возможность измениться и расти. Любой кризис дает возможность посмотреть, чего ты стоишь. Либо ты катишься по наклонной вниз, либо растешь. И без падений не бывает взлётов.

Любой кризис дает возможность посмотреть, чего ты стоишь

Я вдохновляюсь людьми, с которыми общаюсь. Специфика нашего бизнеса такова, что его участники общаются на самом высоком уровне везде. Лучшие люди мира — это наш уровень общения. И это даёт возможность понять, что мир — он всё-таки меняется в лучшую сторону. Несмотря на все вопросы и проблемы. Это не круто — это просто такой бизнес. Он небольшой, но очень сложный, высокотехнологичный и специфический.

Также переключают меня спорт и музыка.

Спорт какой-то особенный? Я знаю, что для многих управленцев и собственников жесткий спорт — необходимость. У вас она есть?

Теннис, лыжи, стрельба и нелюбимый мной спортзал.

Стрельба из лука?

Нет, из пистолета и из автомата. Сейчас не могу, правда, стрелять. Недавно от отдачи повредила плечо. Перестреляли (смеется). Пока временная пауза.

Лучшие люди мира — это наш уровень общения

А почему вы начали стрелять? 

Как-то случайно вышло. Мне сказали мои ребята: «Давайте попробуем». А с учетом того, что моя мама была чемпионом по биатлону, наверное, мне это передалось. В школе у нас был тир, где мы все дружно выбивали десять из десяти почти каждый вечер, занятия по начальной военной подготовке, соревнования типа «Орленок» и прочие… 35 лет прошло после окончания школы, и вот я опять начала стрелять. В общем — очень метко.

Мне нравится стрелять в килл-руме (виртуальное пространство для стрельбы. — Ред.). Можно стрелять, стоя на месте (не вдохновляет), а можно в движении.

И помогает?

Это — фактически та же самая медитация. Во время стрельбы ты должен просто отключиться от мира, все выбросить из головы и быть «здесь и сейчас». Пуля может попасть в цель, только если ты, выдохнув, проведешь ее по траектории весь путь до точки Альфа. Иначе — не бывает.

Теннис и лыжи — тот же принцип. Если ты будешь думать о чем-то другом, встав на лыжи, ты с большой долей вероятности можешь оказаться в очень неприятном месте (в смысле — за пределами трассы). Поэтому — только «здесь и сейчас». Есть только ты, небо, солнце и склон.

Пуля может попасть в цель, только если ты, выдохнув, проведешь ее по траектории весь путь

Расскажите о «ловушке собственника». Вы не боитесь попасть в ситуацию, когда ваши действия могут привести к какой-то ошибке? С вами всегда соглашаются или нет?

Те, кто хотят уйти от ответственности, со мной соглашаются всегда. Или пишут: «Подтвердите мне». Он пришел на работу делать свое дело. Почему он на меня сбрасывает ответственность? Он — специалист, он получает за работу и принятие правильных решений деньги. Слава богу, что у меня есть те, отсутствие которых я иногда замечаю. Есть какие-то общие показатели, а больше я об этом не думаю. Они способны принимать решения, способны аргументировать, способны мне сказать: «Послушайте, я вас понял, но у меня другое понимание этого вопроса, другое видение. Я считаю, что вы ошибаетесь. Давайте посмотрим на это с другой точки зрения».

А зачем нужен тот, кто со мной соглашается? Мне с самой собой найти согласие проще. И самой себе платить. А то ведь потом придут и скажут: «Распоряжение Мирошник». Это — обыкновенная манипуляция.

 У вас достаточно правильных людей, чтобы вы не приняли неправильное решение?

Вот как только я сделаю все до конца, у меня будет «мечта поэта». Я буду заниматься социальными программами, летать и учить язык. Но пока еще я этого не сделала. Мы точно будем это менять. Регулярно ищем тех, кто нужен нашей компании.

Многозадачность есть в вашей жизни? Как вы справляетесь с ней?

У меня она есть всю жизнь. У меня всегда было одновременно по пять задач — еще с детского сада. Есть люди, которые от рождения могут делать несколько задач одновременно. Некоторым нужно последовательно решать вопросы — сначала один, потом второй, третий. Так устроена психика человека. У каждого по-своему.

Кстати, женщина всегда кроме работы должна думать еще и о других вещах. Исторически так сложилось. Работа, семья, дети, муж. Все одновременно.

Женщина всегда кроме работы должна думать еще и о других вещах. Исторически так сложилось. Работа, семья, дети, муж. Все одновременно

По поводу идеального СЕО. Есть ли у вас какой-то собирательный образ или конкретный человек?

Он есть, да. Для меня, например, это Тарас Лукачук, Jacobs Douwe Egberts. Это конкретный пример идеального СЕО. Его главные преимущества — стратегическое мышление, умение делегировать полномочия и при этом контролировать важные точки. И в целом — его общее развитие как человека мира. Хотя, думаю, Тарас уже давно перерос эту позицию.

По поводу книг, которые на вас повлияли в последнее время. Есть ли такие, и о чем они?

На меня сильно повлияли книги о каббале. В своё время центр каббалы в Украине организовала Ирена Кульчицкая (экс-заместитель городского головы Киева. — Ред.). На меня сильно повлияло это учение, потому что это не религия, а знания и философия. Кстати, в индуизме многие основные вещи практически аналогичны каббале.

Многие модные сейчас книги по экономике — пересказ в той или иной интерпретации «Капитала» Маркса

Многие модные сейчас книги по экономике — пересказ в той или иной интерпретации «Капитала» Маркса. Теорий масса. Но теорий. Они рождаются и отменяются. Или хорошее изложение простых, логичных и понятных вещей. К примеру, лет 15 назад появилась книга «Стратегия голубого океана». Я ее прочитала и поняла, что мы все время шли согласно этой стратегии.


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!