Татьяна Сахарук
Генеральный директор Глобальный договор ООН в Украине
Leadership&Management
5 мин. на чтение

Мышление украинских лидеров, наши реалии

Мышление украинских лидеров, наши реалии
Поделиться материалом
Фото: legalforum.nlu.edu.ua

 

Уже трудно представить себе западную компанию, которая бы не говорила о своем устойчивом развитии. По последнему исследованию KPMG, компаний, которые отчитываются о своей нефинансовой деятельности, в мире 80%. Обязательным становится включение ESG-показателей с свою стратегическую и операционную деятельность.

В Европе мы наблюдаем постоянное ужесточение требований по нефинансовой отчетности и отчетности по правам человека в бизнесе. Более того, риторика приверженности Целям устойчивого развития идет от первого лица компании. Ну, и правилом хорошего тона является умение лидера бизнеса коммуницировать о своей нефинансовой деятельности и показывать результаты. 

С введением карантинных ограничений в прошлом году и перехода в цифровой мир, мы получили больше доступа к международному сообществу. Практически во всех странах на бизнес-дискуссиях выступают первые лица, в чьих речах обязательно звучит, как их компании пересматривают бизнес-процессы, находят возможности включить решение социальных и экологических проблем в свою обычную деятельность.

В Украине же ситуация иная.

Большинство типичных украинских бизнесменов посмеиваются над западным миром, считая их бизнес-лидеров нерациональными глупцами. Соблюдение прав человека для них заключается в выплате заработной платы, такой, какую посчитает необходимой собственник.

Помощь громадам заключается в стимулирующих платежах местным руководителям власти. А соблюдение экологических норм всегда можно урегулировать с контролирующими органами. И это, с их слов, называется бизнесом. Ведь такая деятельности приносит доходы, а иногда и сверхдоходы.

Только ресурсами таких доходов для одного собственника являются другие люди и природа. Их распирает гордость за самих себя, когда они способны грузить автотранспорт с перевесом в полтора раза только потому, что в их области у них все договорено и это приносит дополнительную прибыль, а тем самым убивать только что положенные дороги в рамках государственного «Большого строительства».

Вот только они не понимают, почему они не могут привлечь инвестирование в свой бизнес, и что это за вопросы «Как вы соблюдаете инклюзию внутри компании?» или «Какова ваша ESG-стратегия?». И совершенно не понимают, что вот такие бизнесмены и формируют мнение европейцев о нас, как о стране третьего мира, с представителями которой бессмысленно вести равноправный диалог и нерационально говорить об устойчивом развитии, так как это непонятная терминология для украинского бизнеса.

Есть лидеры бизнеса, которые сумели построить процессы и сплотить команду вокруг ценностей компании. У них есть западные партнеры и клиенты. Они прошли сертификации ISO, а устойчивое развитие считают популизмом. И их вариант не самый плохой.

Важно то, что уже делается в этих компаниях. У них есть определенные политики по правам человека, есть инициативы поддержки громады, и они соответствуют законодательным требованиям по экологии.

Вот только, если следовать исключительно законодательным нормам, то достичь Целей устойчивого развития, которые установлены до 2030 года, можно будет не ранее, чем через 220 лет. Есть ли у человечества это время? Не думаю.

Отдельная категория — международные компании, работающие в Украине. Их немало. Но, когда мы знакомимся и предлагаем рассказать о том, что такая компания делает в Украине в социальной и экологической сфере, чаще всего получаем ответ о том, что устойчивым развитием занимается их материнская компания.

Это она в стране своей регистрации декларирует всю приверженность Целям устойчивого развития, инвестирует в экологические и социальные направления. А в Украине это направление отсутствует.

И получается интересный прецедент: люди, которые приносят ценность компании, находятся в Украине, бизнес оказывает влияние на экологическую ситуацию в Украине, а социальные и экологические проекты реализовываются в другой стране.

Не могу не сделать оговорку, что это распространяется не на всех. Есть целый ряд международных компаний, которые понимают, что приносить ценность необходимо в любой стране, где бы компания не работала. В таких компаниях и в Украине работают проекты устойчивого развития для сотрудников, громады, и в сфере экологии.

Есть единичные компании, которые уже поняли ценность устойчивого развития и начали свой путь. Уже есть презентованные стратегии декарбонизации бизнеса, есть каскадирование ценностей от первого лица по всей вертикали. И уже есть прецеденты, когда новые сотрудники приходят в такие компании только потому, что разделяют заявленные ценности.

Я не исключаю долю популизма в теме устойчивого развития. Он есть. Но, ведь согласитесь, что еще 5 лет назад такие подходы представлялись невозможными. Мы движемся вперед маленькими шагами. И коммуникация одних компаний о том, что они понимают, что такое устойчивое развитие, и следуют ему, точно дает последователей. Создание широкого информационного поля стимулирует включаться даже те компании, которые об этом никогда не задумывались. И это происходит прямо сейчас.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Популярное из рубрики

Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: