Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў — альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal Arts
6 мин. на чтение

Насколько заслуженно фильм «Навальный» стал оскароносным?

Насколько заслуженно фильм «Навальный» стал оскароносным?
Поделиться материалом
Источник фото: edition.cnn.com

 

Присуждение премии «Оскар» фильму «Навальный» канадского документалиста Дэниела Роэра вызвало бурю эмоций. Противники и сторонники решения киноакадемиков приводят в свою пользу самые разные аргументы. Давайте попробуем объективно разобраться в той «мифологии», которая складывается вокруг ленты, ставшей лауреатом в номинации «Лучший полнометражный документальный фильм».

 

МОЖНО ЛИ «КУПИТЬ» «ОСКАР»?

 

Считается, что это практически невозможно. Потому что от 5 до 10 претендентов на «Оскар» в каждой номинации появляются в результате голосовании более 8000 киноакадемиков из разных стран, представляющих 17 гильдий: актеров, режиссеров, сценаристов, операторов, композиторов…

Даже если с кем-то из них можно договориться, то набрать критическую массу для получения нужного числа голосов — задача невыполнимая. Тем более, что при таком количестве участников сговора правда однозначно выплыла бы наружу. 

Лучшая картина выбирается голосованием, в ходе которого члены академии расставляют номинированные фильмы в порядке от лучшего к худшему. Помимо основных — «Лучший фильм», «Лучшая женская роль», «Лучший режиссер» и т. д. — существуют шесть специальных номинаций, в одной из которых как раз и одержал победу документальный фильм «Навальный».

К определению победителей в этих номинациях привлекают сторонних голосующих и формируют специальные комитеты с непостоянным составом. Далее два эксперта и четыре помощника одной из крупнейших аудиторских компаний мира PricewaterhouseCoopers в секретном месте трое суток обрабатывают результаты голосования.

Под конец из помещения удаляют даже помощников, и два эксперта в полной изоляции от мира формируют конверты.

 

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В РАМКАХ ТРЕНДА!

 

Конечно, периодически в адрес киноакадемиков звучат обвинения в коррупции, но доказанные факты найти невозможно. С начала 40-х система награждения все больше усложнялась, становилась все более громоздкой и секретной. Вряд ли в ней есть место системной коррупции. Другое дело — некоторая халатность и ненадлежащее исполнение киноакадемиками своих функций.

Когда редакция журнала The Hollywood Reporter на протяжении двух лет анонимно опрашивала членов жюри «Оскара», то обнаружила, что большинство академиков голосует «по наитию», даже не просматривая предварительно номинированные фильмы. Может, такое поведение и не украшает киноакадемиков, но уж точно делает присуждение наград процессом в еще большей степени случайным.

Можно предположить, что в своих оценках академики нередко ориентируются на тренды киноиндустрии, а не только на достоинства той или иной картины. То есть получается, что «Оскар» — это своего рода улица с двусторонним движением, кинопремия не только дает «сигналы» для кинопродюсеров и режиссеров, но и сама является трендозависимой.

Это многое объясняет в том, почему фильм Роэра оказался среди номинантов. Сам режиссер в интервью признавался, что очень хотел снять лучший документальный фильм. Лучший, понятное дело, по критериям престижных и авторитетных кинопремий. Он целенаправленно шел к этому и, выбирая тему и сюжет, не мог не учитывать конъюнктуру. А она такова, что количество биографических драм среди номинантов на «Оскар» неуклонно нарастало с начала 2010-х годов. 

В 2015 и 2016 годах фильмов этого жанра было примерно 50%, а в 2019-м и 2021-м автобиографические драмы составили подавляющее большинство. Успех фильма Роэра, как минимум, определяется тем, что ему лучше других удалось попасть в тренд. 

 

Насколько заслуженно фильм «Навальный» стал оскароносным?
Дэниел Роэр на вручении премии «Оскар» / flipboard.com

 

ЛУЧШИЙ МАРКЕТИНГОВЫЙ КЕЙС

 

Вместе с ним на звание «Лучший документальный фильм» 2023 года претендовали не менее замечательные ленты: «Все, что дышит» Шонака Сена, «Вся красота и кровопролитие» Лоры Пойтрас, «Огонь любви» Сары Доса и «Дом из осколков» Симона Леренга Вильмонта, представляющий собою копродукцию Украины, Дании, Швеции и Финляндии, о детях из Лисичанска.

Все картины достойные, но у «Навального» изначально статистические шансы были выше. Кроме того, давайте не забывать, что вручение премии «Оскар» стало последней точкой в «раскрутке» фильма Роэра. На пути к «Оскару» создатели фильма реализовали грамотную маркетинговую стратегию. Документальная лента получила награду за лучший фильм на американском фестивале независимого кино Sundance — и это был выбор зрителей, а не кинопрофи. 

После фестивальной презентации 25 января 2022 фильм «Навальный» в апреле показали на американском телеканале CNN, британском BBC Two и стриминговом сервисе HBO Max. Фильм получил хорошие отзывы зрителей и кинокритиков и вполне закономерно удостоился премии BAFTA — главной британской награды в области киноискусства.

Так что коррумпировать американских киноакадемиков было не только невозможно, но и ни к чему — тренд был уже сформирован, и «Оскар» стал вполне закономерной и заслуженной его кульминацией. Тем более, что большинство киноакадемиков, если верить статистике The Hollywood Reporter, могли вообще проголосовать за него «не глядя» — если BAFTA до этого проделала всю работу и признала фильм лучшим, то ленивым американским киноакадемикам осталось только с этой оценкой согласиться.

Маркетинг картины нужно признать исключительно грамотным еще и по той причине, что ее выход был приурочен к первой годовщине пребывания Алексея Навального в подмосковной тюрьме. А это значит, что интерес западной прессы к этой фигуре и теме политзаключенных в России был на пике.

 

«ОСКАРОНОСЦЫ» ВНЕ ПОЛИТИКИ?

 

Сложно сказать, насколько по-настоящему грандиозным кинематографическим открытием является фильм «Навальный». Но это совершенно точно добротное документальное кино, сделанное на высоком профессиональном уровне. Команда Роэра отсняла более 500 часов видеоматериалов, из которых получилось в итоге 98 минут. Очевидно, что это была большая и сложная работа, в которой Роэр выложился по полной, со всей серьезностью и ответственностью. 

Даже Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, не стал обвинять киноакадемию в подтасовке результатов или критиковать качество картины. Он достаточно обтекаемо упомянул лишь о том, что «здесь есть определенный элемент политизации темы». То есть даже Песков интерпретировать картину как откровенный политический заказ не решился.

Да, фильм изначально был ориентирован на вкусы и ценности западного зрителя — реакция российской или украинской аудитории была для создателей фильма второстепенна, что в целом сказалось на некоторых оценках картины в Украине и в России. Впрочем, утверждать, что искусство, а тем более документальное кино, вне политики, было бы неверно.

Вручение «Оскара» неоднократно сопровождали какие-то политические демарши номинантов, достаточно вспомнить Марлона Брандо или Ричарда Грира. А, например, весьма неудобный для политической элиты США «Фаренгейт 9/11» Майкла Мура получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля, но в США не удостоился ни одной премии. Хотя The Daily Telegraph и другие издания назвали его «лучшим фильмом XXI века».

Полнометражные документальные киноленты начали номинироваться на «Оскар» с 1943 года. По степени политической заангажированности и одиозности, впрочем, как и по степени гениальности, им, конечно, было далеко до воспевающего фашизм «Триумфа воли» Лени Рифеншталь. Но до 60-х годов заказчиками оскароносных документалок выступали отнюдь не частные продюсеры, а различные госструктуры.

В основном это были правительства Великобритании и США, Британское министерство информации, Национальный совет по кинематографии Канады, Военно-морские силы США, Военно-воздушные силы армии США и даже Министерство сельского хозяйства США.

Понятное дело, что «Оскар» получали фильмы с «идеологически правильной» позицией. Но с 60-х годов госструктуры уступили место частным продюсерам, которым мы обязаны самыми настоящими документальными шедеврами.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

В УКРАИНЕ К ФИЛЬМУ ОТНЕСЛИСЬ НЕОДНОЗНАЧНО…

 

Такие фильмы, как «Навальный», обречены на самые полярные оценки, потому что подсвечены различными политическими контекстами и различным отношением к героям картины. Одно порой очень сложно отделить от другого. Для многих украинцев выбор фильма «Навальный» киноакадемиками оказался неприемлем по целому ряду причин.

Во-первых, они рассчитывали, что «Дом из осколков», рассказывающий о боях на востоке Украины и снятый в том числе на деньги украинского Госкино, для мирового сообщества представляет большую актуальность, чем биографическая драма отдельно взятого «хорошего русского». Во-вторых, много вопросов к личности самого героя — действительно ли Навальный «хороший русский»?

Конечно, дело о хищении денег у российского филиала французской компании «Ив Роше», по которому Навального в конечном итоге и посадили, путинским режимом сфабриковано и притянуто за уши. Кремль зубами вцепился в формальную юридическую возможность покарать главного российского оппозиционера и довел ситуацию до очевидного тоталитарного абсурда и беспредела.

 

ОЧЕРЕДНАЯ ВЕРСИЯ «РУССКОГО ФАШИСТА»?

 

Кроме того, с легкой руки Валерии Новодворской Алексей Навальный воспринимается не столько как либеральный политик, сколько как конкурирующая, альтернативная путинской версия «русского фашиста». Собственно, уничтожающую характеристику Навального Новодворской и повторяют в Украине те, кто считает, что «хороших русских не бывает». 

В предельно утрированном варианте оценку этими людьми фильма Роэра можно свести к простому тезису: киноакадемики проявили преступную политическую близорукость, антигуманизм и даже антиукраинство, дав премию не картине про страдания всего украинского народа, а про страдания российского героя-одиночки — пусть и противостоящего Путину, но в целом точно такого же «плохого русского»!

В-третьих, пикантности всей этой истории придает тот факт, что в поисках «оскароносной формулы» Роэр изначально попытался обратиться к украинскому материалу. Правда, это было еще до войны, и рассказывать он хотел не о «хороших русских», а о «плохих украинцах». А именно — о скандале, который окрестили «Вагнергейтом».

Вместе с Христо Грозевым, журналистом Bellingcat, Роэр работал над выходом документального фильма о причастности высокопоставленных украинских чиновников к скандалу вокруг задержания в Беларуси 33 боевиков ЧВК «Вагнер» вместо их предполагаемого ареста в Украине. Согласно интервью режиссера, которое он дал «Радио Свобода», украинские власти препятствовали съемкам фильма, причем до такой степени, что он вынужден был «бежать» из страны. После этой неудачи Христо Грозев подарил режиссеру нового героя и новую идею фильма — о Навальном.

Благо, материалов по этому делу, расследованием которого также занимался Bellingcat, уже набралось немало.

 

НЕИДЕАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

 

Нужно сказать, что «Навальный» в карьере Роэра — это первый фильм о политике и всего лишь второй его полнометражный документальный проект. Конечно, он понимал, что Алексей Навальный — фигура политическая, и осознавал всю конъюнктурность замысла. Но Роэру и его фильму стоит отдать должное вовсе не за это. 

Чтобы сделать захватывающий зрителя, качественный, конкурентоспособный продукт, он все-таки старался избежать излишней политизации. Он даже не пошел на поводу у самого Навального, который изначально пытался задавать тон картине. 

Фильм начинается с вопроса: «Если тебя убьют, какое сообщение ты бы хотел оставить людям в России?» Навальный отвечает: «Да перестань. Пусть будет фильм номер два, пусть будет триллер. Убьют — сделаем скучный фильм памяти». Но Роуэр снял фильм отнюдь не скучный и вовсе не триллер, как того хотел Навальный.

«Главный русский оппозиционер» вряд ли был доволен тем, куда «поворачивает» картина, и свое недовольство выражал, пытаясь обесценить труд режиссера, говоря за его спиной: «Да, я понимаю, что он все это снимает для фильма, который выпустит, когда меня грохнут». Кажется, что все-таки Роэр не стремился создать образ «святого мученика», предпочитая, чтобы к некоторым выводам зритель пришел самостоятельно.

Например, Роэр говорит об участии Навального в националистических «Русских маршах», где «люди кидают зиги». Чувствуется, что Алексею Навальному такие моменты не очень нравятся. Свое участие в подобных мероприятиях он объясняет тем, что строит коалицию и готов ради этого общаться даже с зигующими людьми, поскольку они тоже граждане России. Честно говоря, довольно спорное оправдание.

 

«МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК», РАВНОВЕЛИКИЙ ЛЕВИАФАНУ

 

Роэр отнюдь не идеализирует своего героя. Вот, к примеру, Навальный переживает, что недостаточно хорошо изъясняется по-английски. На что его сотрудница Мария Певчих говорит: «Все у тебя хорошо с английским. Но глаза злые. Смотри подобрее». Эта фиксация на детали могла и не войти в фильм. Но теперь внимание зрителя фиксируется на глазах Навального, и он замечает, что они действительно злые.

Думается, что о политической заангажированности фильма или какой-то особой любви режиссера к «хорошим русским» говорить точно не стоит — «Оскар» документальная лента получила вполне заслуженно. Потому что она представляет собою модификацию «вечной темы». Это даже не столько о борьбе добра со злом, сколько о борьбе Давида и Голиафа, человека и бесчеловечной Системы. В этом смысле у фильма есть два героя — противостоящий режиму человек и сам режим. 

Недаром кульминацией ленты является диалог обезличенного, коллективного палача и жертвы. Предполагаемому отравителю Навальный задает простой, но страшный вопрос: «Зачем вы хотели меня убить?»

Уникальность истории, рассказанной Роэром, вовсе не в том, чтобы явить миру безупречного героя. Она о железной воле и бесстрашии, которые могут из «маленького человека» сделать фигуру, равновеликую Левиафану тоталитарного государства.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: