Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Science
5 мин. на чтение

Ученые сомневаются — можно ли доверять научному эксперименту

Ученые сомневаются - можно ли доверять научному эксперименту
Поделиться материалом
  Иллюстрация: Лилия Чавага, «Теория иммунитета Ильи Мечникова» серия, 25 аналоговых коллажей к проекту «25 шедевров Украины», коллекция Huxleў (вм)

 

В предыдущей статье «Повторение — мать учения и прибежище ослов» мы рассказывали о когнитивных инстинктах, которые нередко приводят к значительным искажениям в восприятии реальности.

Насколько мы можем доверять общепринятым сведениям, информации в  СМИ, мнению авторитетов, рекламе и пропаганде?

Наш мозг, воспитанный эволюцией и борьбой за выживание «в духе коллективизма», можно запросто ввести в заблуждение.

Очевидно, что с критическим мышлением у среднестатистического представителя рода человеческого не очень хорошо. Но вот с учеными дело наверняка обстоит иначе, можете подумать вы и — ошибетесь…

В последнее десятилетие ученые начали сильно сомневаться, а можно ли доверять научному эксперименту? Речь идет, ни много ни мало, о доверии к науке в целом. 

Повторяемость эксперимента — один из главных критериев, который помогает различать научность или ненаучность знания

Только неоднократно воспроизведенный экспериментальный результат может претендовать на объективность. А вот с этим-то как раз в современном мире возникли большие проблемы, которые обозначили термином «кризис репликации».

В 2018 году журнaл Nature Human Behavior попытался воспроизвести результаты экспериментов, изложенных в 21-ой научной статье, получившей широкий резонанс. Это удалось лишь в 13-ти случаях.

Но еще в 2016 году, в ходе опроса 1 500 ученых признались, что не в состоянии воспроизвести как минимум один эксперимент своих коллег. Боле того, у половины из них не получалось повторить результат своих собственных опытов.

Больше всех «кризис репликации» затронул сферу медицины и психологии, где, согласно данным журнала Science, невоспроизводимым оказалось каждое второе исследование.

В 2012 году биотехнологи Гленн Бегли и Ли Эллис смогли воспроизвести лишь 11% из 53-х доклинических исследований рака. Согласитесь, подобная статистика выглядит далеко не безобидно.

Однако, проблемы с репликацией возникают и в других отраслях знаний: в научных работах по экологии, управлению природными ресурсами, фармацевтике, информационно-поисковым системам, маркетингу и экономике…

В отношении последней это особенно обидно, учитывая глобальный экономический кризис, который, по идее, экономисты должны помогать преодолевать, а не усугублять. Тем не менее по данным Science за 2016 год, треть экспериментов, разрекламированных в ведущих экономических журналах, невозможно воспроизвести.

«Кризис репликации» в современной экономической науке оказался настолько масштабным, что в 2017 году авторитетнейший The Economist Jornal заявил о преувеличении в среднем в 2 раза эффектов, описанных в работах по эмпирической экономике. Причем в трети работ они оказались преувеличены в 4 и более раз.

К сожалению, «кризис репликации» обнаружили не сразу. Теперь, когда в выборку стали включать научные исследования, начиная с 1900 годов, выяснилось, что проблема эта возникла не вчера.

Однако, пожалуй, самый раскатистый гром грянул в 2011 году. Скандал был связан с именем Дидрика Александра Штапеля — профессора, декана факультета социальных наук Университета Тилбург (Нидерланды), основателя Института исследований в области бихевиоральной экономики.

Яркий и харизматичный ученый был звездой первой величины. А его статья «Справляясь с хаосом», напечатанная в Science, имела мировой резонанс.

И вдруг оказалось, что результаты экспериментов, изложенные в 30-и из 130-и опубликованных им статей, сфальсифицированы. В том числе и вышеупомянутая статья в Science. На ум приходит фаза из булгаковского «Собачьего сердца»:

— Но позвольте, как же он служил в очистке?

— Я его туда не назначал. Ему господин Швондер дал рекомендацию

Самое интересное, что Штапелю верили не просто люди со средним школьным образованием, а маститые ученые и научные журналы с мировым именем.

Среди его публикаций, получивших мировую известность, значилась, например, статья, доказывающая, что вегетарианцы менее эгоистичными, чем мясоеды.

В принципе, у здравомыслящего человека могли возникнуть вполне обоснованные сомнения в адекватности Штапеля. Но ведь это же доказал научный эксперимент! Это напечатали серьезные научные издания! Этому аплодировали профессора университетов!

За «делом Штапеля» последовал целый ряд аналогичных «дел», в которых оказались замешаны не мене знаменитые ученые: Дик Сметерс, Ап Дейкстерхейс, Лоуренс Санна и другие.

Почему они решились на это? Многие видят корень зла в коммерциализации научного творчества, в том, что современная наука превращается в шоу и в «рынок открытий». Чем ярче, экстравагантней и удивительней открытие — тем лучше.

Однако, вряд ли только коммерческий интерес двигал этими учеными. Ответ — почему они решились на фальсификацию эмпирических данных дал сам Штапель: «Я хотел всего и сразу, здесь и сейчас».

В эпоху клипового сознания и высоких скоростей, это психологически объяснимо — долго думать. Планировать и перепроверять результаты никто не любит.

От ученых, так же, впрочем, как и от политиков, писателей, философов, управленцев, ожидают «быстрого чуда» — только такая стратегия эффективно монетизируется и приносит прибыль. Хотя качественное мышление и знание — дело не быстрое…

На своем научном фиаско предприимчивый Штапель также сумел немного подзаработать. После того, как все его награды и степени были отозваны, он принес публичные извинения, отработал 120 часов общественных работ и написал автобиографический бестселлер — «Сошедший с рельсов».

Видимо, глубина раскаянья «скатившегося под откос» профессора была достаточно убедительной.

Не знаю, делят ли студенты информацию, которая содержится в его лекциях на 45, но в конечном счете, Штапелю было позволено возобновить преподавательскую деятельность.

Над тем, как преодолеть «кризис репликации» задумались многие. В частности, нобелевский лауреат Даниэл Канеман и его горячий сторонник Брайан Носек из Виргинского университета.

Они предложили «проверочную» методику для работ по социальной психологии. Работы по ее совершенствованию продолжаются, хотя и не вызывают среди ученых-коллег большого энтузиазма.

Принцип «publish or perish» никто не отменял, в погоне за публикацией и быстрым результатом приводит к значительным искажениям научной истины. Это следствие того, что в современном обществе ученым, по сути, отказали в их фундаментальном праве — «праве на ошибку».

Можно потратить многие годы и массу ресурсов на проверку какой-нибудь гипотезы и получить отрицательный результат. Но ведь отрицательный результат в науке столь же значим, как и успешный — это неотъемлемая часть научного поиска.

В любом случае, многие ученые признают, что наука сейчас находится в серьезном кризисе. И уже это само по себе дает надежду, что репутация науки как «истины в последней инстанции» будет наконец восстановлена.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: