Жанна Крючкова
Основатель альманаха Huxleў, фонда «Интеллектуальный капитал»
Interview
6 мин. на чтение

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Поделиться материалом
Игорь Лиски. Арт-оформление: Olena Burdeina (FA_Photo) via Photoshop 

 

Игорь Лиски является основателем и председателем наблюдательного совета инвестиционной компании EFI Group. Более 15 лет подряд привлекает украинские и международные инвестиции в различные сферы экономики. Но одна из его последних инвестиций удивила многих. На государственном аукционе он приобрел легендарный, но, к сожалению, полуразрушенный дворец Жевусских-Лянцкоронских в селе Роздол на Львовщине. 

Чем руководствовался Лиски, когда решил инвестировать в восстановление замка во время войны?

 

ДВОРЦЫ, В КОТОРЫХ МЫ ОБИТАЕМ С ДЕТСТВА

 

Мне кажется, что архитектурные объекты, подобные дворцу в Роздоле, концентрируют в себе какую-то энергию — прошлых эпох, человеческих судеб, исторических смыслов. Неудивительно, что людей так завораживают античные руины, заброшенные дворцы и старинные замки.

В них скрыта какая-то тайна времени и вечности, которую нам трудно рационально определить. Тем не менее мы можем ее неким образом почувствовать. Особенно остро это переживается в детском возрасте. Помните знаменитую фразу Антуана де Сент-Экзюпери «Все мы родом из детства»? Он тонко подметил, что все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит. 

Когда я рассматриваю какой-то проект для инвестиций, главный мой вопрос к идее. Что несет в себе этот бизнес, каким переменам предшествует? Существование в проекте этой божьей искры является предопределяющим фактором. Медовый завод родился благодаря такому подходу, именно в меде увидел эту глубину.

Меня волнует многое: жизнеспособность проекта, возможность его масштабирования, вовлеченность команды. Но соединение этих всех факторов должно базироваться на идее движения вперед и сохранения традиций. Многовековая традиция пчеловодства, украинские разработки, которыми пользуется весь мир, и сегодняшние технологические возможности дали жизнь проекту, который сейчас создает имидж нашей страны.

 

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Источник фото: Дворец Роздол / Rozdil Palace на Facebook

 

Многое из того, чем я в жизни занимался, родом из детства. Например, мой дедушка был пасечником. И я основал торговую марку Beehive, потому что с раннего возраста мечтал заниматься производством меда. Но давайте вместе с вами ради интереса проведем эксперимент и припомним первый в жизни архитектурный опыт.

Ребенок еще понятия не имеет, как устроен взрослый мир, но уже рисует домик и теремок. Большинство персонажей сказок, о которых он узнает с самого раннего детства, где-то живут. В основном они обитают в таинственных дворцах и волшебных замках.

Сказочная архитектура дает нам первые представления о добре и зле. Из дворца сбегают Принцесса и Трубадур. Золушка во дворце теряет туфельку. Кот в сапогах отвоевывает дворец у Людоеда. Дворец Кощея Бессмертного — одно из самых страшных и мрачных мест сказочного мира. Ледяной дворец Снежной королевы — не менее мистический и странный образ. Во дворце-лабиринте живет царь Минос и его Минотавр. Древние боги тоже всегда где-то обитают: в небесных, подводных и подземных дворцах. 

 

ЦЕНТР УКРАИНСКОЙ ВСЕЛЕННОЙ

 

Возможно, на подсознательном уровне меня никогда не покидало ощущение искры творения, которая с детства неразрывно связана с «дворцовой» мистикой. В 2017 году я исполнил свою юношескую мечту — поступил в Оксфордский университет, которому, кстати, положил начало дворец, построенный еще в XI веке.

Оксфорд — это не только выдающееся учебное заведение, это еще и миф о весьма загадочном месте, где можно приобрести тайное, магическое знание. С него не только списана школа магии Хогвардс в «Гарри Поттере». В саду Оксфордского университета, который когда-то был старым еврейским кладбищем, мы можем обнаружить многое из того, что Льюис Кэрролл описал в путешествиях Алисы по Стране Чудес.

Вам и сейчас с удовольствием покажут дерево, на котором студент Кэрролл видел Чеширского кота, и нору, в которой исчезал Белый кролик. Важно понять, что даже если человек не родился в семье королей и аристократов, его все равно так или иначе окружает мир дворцов. Реальный он или воображаемый — не имеет значения! Дворец всегда представляет некую модель Вселенной и ее символический центр. Таким образом человек через культуру, через архитектуру осваивает, «приручает» пространство и время.

В Украине неоднократно пытались подсчитать все дворцы и замки, которые находятся на ее территории. У разных исследователей получались разные цифры — от 3 000 до 6 000. Только на одной Львовщине примерно 80 крупных историко-культурных памятников, которые находятся в критическом состоянии.

Это невероятное богатство, доставшееся нам от прошлого.

Подобные объекты — это не просто куча красиво уложенных друг на друга старинных кирпичей. Каждый такой дворец — это воплощение украинской сакральности, украинского духа, точка, в которую максимально стягивается пространство и время украинской вселенной. 

 

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Источник фото: Дворец Роздол / Rozdil Palace на Facebook

 

ПРАВО НА ЖИЗНЬ

 

А теперь представьте, какое количество архитектурных памятников, которые структурируют нашу историю и культуру, находится на грани исчезновения? Это десятки, если не сотни объектов! Не стоит думать, что их разрушение не влияет на будущее нашей страны, на судьбы и души украинцев. 

Когда-то, опровергая Аристотеля, назвавшего человека «общественным животным», немецкий философ-неокантианец Эрнст Кассирер назвал его «животным символическим». Действительно, мало ли в природе «общественных» животных? За пределами «символической вселенной» человек ничем не отличим от муравья, пчелы, обезьяны или собаки. Здесь как раз и пролегает граница между городом, дворцом и храмом и, например, ульем, гнездом или берлогой.  

Разрушая или безразлично наблюдая, как разрушается очередной украинский «символический центр», мы сами себя расчеловечиваем, становимся в меньшей степени людьми. Отказываясь от символического капитала, мы не просто обедняем себя культурно и духовно, а впускаем в область украинского духа хаос, разрушение и смерть. Это очень тонкий момент, который, к сожалению, до сих пор для многих в Украине остается неочевидным. Даже несмотря на страшную войну, которую мы ведем с Россией.  

Тут, конечно, сразу напрашивается достаточно хорошо известное высказывание Уинстона Черчилля. Помните, как во время Второй мировой войны он спросил у канцлера казначейства сэра Джона Андерсона, урезавшего в бюджете расходы на культуру: «Зачем мы тогда воюем?»

Война имеет не только военное, технологическое или социальное, но еще и экзистенциальное измерение. Украина сейчас сражается не только за людей и территории, но и за право остаться в истории. Однако ведь и объект украинского культурного наследия, который нам удалось спасти от гибели, это тоже — борьба за право на жизнь и право быть в истории!

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

МЫ ЖИВЕМ В МИРЕ, КОТОРЫЙ СОЗДАВАЛИ НЕ МЫ!

 

В случае с дворцом Жевусских-Лянцкоронских в Роздоле в моей судьбе очередной раз сработала магия. Произошло это случайно, независимо от моего желания. Я совершенно точно не сидел и не думал: «Вот, сейчас я все брошу и пойду искать себе дворец!»

Я разъезжал по Львовщине во время деловой командировки, смотрел на окружающую красоту и ничего подобного у меня даже в отдаленных планах не было. Меня уговорили заехать в Роздол и посмотреть на замок, поскольку мы проезжали рядом. Я хорошо помню свою первую мысль при взгляде на него: «Какие же мы сволочи! У нашей страны и нации не может быть будущего, если мы даже такую красоту сохранить не можем!» 

Дворец в Роздоле помнит десять поколений владельцев, в его истории соединилась судьба двух великих родов — Жевусских и Лянцкоронских. Это жемчужина садово-парковой архитектуры — сюда свозили уникальные деревья и цветы со всего мира! 

Обратите внимание: все, что мы видим вокруг себя культурно или производственно значимого, что нам сегодня так дорого, это все создано не нами! Дворцы, музеи, храмы, заводы, мосты, электростанции — мы эксплуатируем мир, к которому не приложили почти никаких интеллектуально-творческих усилий! Тем не менее мы считаем этот мир своим. Но тогда надо хотя бы из чувства самосохранения, если не из чувства благодарности предшественникам, его беречь. 

 

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Источник фото: Дворец Роздол / Rozdil Palace на Facebook

 

ЧТО ТАКОЕ «УКРАИНСКИЙ ПОСТУПОК»?

 

Нам нужно восстановить связь с поколениями, с памятью украинской земли, только тогда мы с полным основанием можем называть ее своей. 

Мы с вами  живем в стране Украина и считаем себя украинцами. Но насколько «украинским» является наше государство, которому безразлично украинское культурное наследие? Не кажется ли вам парадоксальным, что не так давно дворец Жевусских-Лянцкоронских блистал, а в последние годы независимости был бессовестно разграблен?

И, заметьте, никто из местных властей или Министерства культуры не забил тревогу… Мне возразят, что у нас государство бедное и у него нет денег. Хорошо, соглашусь. Но тогда давайте вспомним такое расхожее выражение — «украинские олигархи».

Для многих из них инвестиция в десяток миллионов долларов, потраченных на реконструкцию дворца или замка, — не такие уж большие деньги. Но можно ли считать этих бизнесменов «украинскими», если они вкладывают деньги исключительно в итальянские и французские дворцы? 

Ведь покупка и реставрация такого объекта — это символический акт, это демонстрация твоей идентичности. Того, насколько ты отождествляешь себя, свой род, свое дело, свое будущее с украинской землей. Подобные проекты должны дать импульс нации. Это даст нам другое ощущение себя — «мы европейская цивилизация», а здесь не проклятая земля, где все гибнет, потому что живут варвары.

Украинскими должны быть не только язык и лозунги, украинскими должны быть поступки.

 

НЕТ НИЧЕГО ПРАГМАТИЧНЕЕ ЧУДА

 

Я родился и вырос в Луганске — не во Львове — и ни к семье Жевусских, ни к семье Лянцкоронских, к сожалению или к счастью, отношения не имею. На Луганщине у меня была львиная доля бизнес-активов, которые я потерял после оккупации. Лишних денег, как вы понимаете, у меня нет.

Жить в этом замке как в собственном доме я не могу и не хочу: не представляю, что нужно делать в 1,5 часах езды от Львова на 3 500 кв. м, не считая хозяйственных построек. Зачем же тогда я хочу восстанавливать этот замок? Зачем я создал для себя этот сложнейший вызов, поставил на кон деньги, время, свою репутацию?  

Признаюсь, это почти что иррациональная мотивация, которая за гранью примитивной бизнес-логики. Мне всегда тяжело давались те проекты, в которых не было большой, красивой идеи. Конечно, у меня в активе есть крупные, социально значимые проекты. Например, угольные шахты, которые мы открыли с помощью канадских инвесторов. Но часто это был внутренний компромисс.

Я делал это потому, что «так надо», а не потому, что видел в этом цель существования. Поэтому, пусть небольшой, но красивый, наполненный эстетикой и глубоким культурным смыслом проект мне намного ближе. Такой, например, как производство меда. 

Как бизнесмен, я очень прагматичный человек, но я верю в чудеса, поскольку считаю, что нет ничего прагматичнее чуда. Не деньги и технологии — вера сильного и свободного человека в чудо является самым мощным в мире, поистине универсальным ресурсом.

Египетские пирамиды и римские дороги, которыми мы восхищаемся до сих пор, строили свободные крестьяне и легионеры. Одни верили в вечную жизнь, другие — в вечный Рим. 

 

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Источник фото: Дворец Роздол / Rozdil Palace на Facebook

 

СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ И МАГИЯ ЖИЗНИ

 

Я много раз видел, как работает искра творения, если у человека есть большая, правильная идея… От того момента, как я узнал о возможности покупки Дворца, до аукциона прошло 1,5 года. По результатам конкурса мы оказались на втором месте. И вдруг произошло чудо — победитель отказался от дальнейшего участия. Когда мы со второго места получили право на приобретение Дворца, я окончательно убедился — это точно мой проект!

Мы заплатили почти 17 млн грн, которые пошли на нужды ЗСУ, в Фонд госимущества. И сразу приступили к работе над проектом, общий бюджет которого оценивается в 10 млн долларов. Взрослая реальность вообще мало чем отличается от детской сказки: если герой делает правильные вещи, то у его истории обязательно будет счастливый конец! Я сам в это верю и хочу, чтобы в это поверили Украина и украинцы — в свои силы, в победу добра, в счастливый финал истории.

Сегодня, как никогда, нам нужны новые мифы, новые сказки со счастливым концом. Я хочу создать в Роздоле Украинский Дворец — именно так, с большой буквы! — который станет своего рода культурным магнитом региона и одновременно культурным мостом с Европой. Не только с Польшей, но и с Германией, Австрией, Грецией…

Ошибается тот, кто считает, что культурный капитал — это не про бизнес: вся европейская цивилизация, наука, экономика стоят на этом капитале. 

 

КУЛЬТИВИРОВАТЬ КРАСОТУ!

 

Конечно, в более прикладном смысле я как бизнесмен буду считать свою задачу выполненной, когда проект станет самоокупаемым. Для этого у Дворца есть огромный смысло-символический ресурс — удивительный сплав мировой истории, семейной истории и истории любви.

Не будем забывать, что его владелец, Кароль Лянцкоронский, был фигурой европейского масштаба — историк искусства, непревзойденный знаток античности и итальянского Ренессанса. Он объездил почти всю Европу, путешествовал по Африке, Японии, Индии.

В Роздоле он сумел собрать огромную коллекцию произведений искусства — третью во всей Австро-Венгерской империи по количеству экспонатов. Меня вдохновляют люди, которым присуща эта «завороженность» красотой божественного мира и творческий дар созидания. Думаю, нам нужно культивировать красоту. Делать ее конечным смыслом. Именно красота и доброта спасут мир. 

Само слово «дворец» ко многому тебя обязывает… Давайте вместе помечтаем, каким может быть место Дворца в украинском будущем. Возможно, здесь будут подписываться исторические документы, например акты капитуляций в войнах, или, может, будут проходить переговоры о культурных и торговых проектах с другими странами. А вдруг здесь когда-нибудь захочет снять сериал Netflix? 

 

«Нет ничего прагматичнее чуда!» — Игорь Лиски об украинских дворцах и символическом капитале
Источник фото: Дворец Роздол / Rozdil Palace на Facebook

 

ХХХ

 

Цель моей инвестиции в Роздоле — показать колоссальный потенциал Украины как большого культурного проекта в центре Европы, к которому, надеюсь, кроме меня присоединятся и другие украинские предприниматели. Мы с Анной Гаврылив из спадщина.ua объединили усилия по возрождению проекта в Роздоле. Поверьте, дворцов и замков у нас на всех хватит.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media
Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: