Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Leadership&Management
4 мин. на чтение

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как Билл Гейтс оказался самым симпатичным мальчиком в классе

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как Билл Гейтс оказался самым симпатичным мальчиком в классе
Поделиться материалом
Фото: computerhoy
Для любого подростка наступает время нелегких испытаний. Что это так для девочек – могу только предполагать, а насчет мальчиков — знаю точно. Взросление штука мучительная и она подвергает тебя нелегкому экзамену.

Ты стал замечать девчонок. За косички их дергать уже неудобно, не маленький, но необходимость обратить их внимание на тебя все настоятельнее. Как себя при этом вести, ты представления не имеешь и обязательно начинаешь делать глупости. На тебя при этом, конечно, обращают внимание, но как-то не так, как хотелось бы.

Когда ты Третий

Все становится совсем плохо, если ты не второгодник-задира, становящийся во главе любого заметного безобразия в классе, а тихий отличник-ботан, да еще и в придачу очкарик. В очках – значит больной, не дерется – то же самое. Естественный отбор отсеивает такое на корню, еще когда знания о продолжении рода сводятся к рассказанному еще до школы. Мне, например, в пять лет эти сведения сообщила шестилетняя соседка по даче и малость перепутала некоторые подробности – очень удивлялся немного позже, когда мне объяснили, как это все на самом деле.

Хуже всего, что конкуренция бешеная. В классе полно мальчишек, и в среднем половина симпатичнее тебя, а если так, как тебе кажется – практически все. С ними и разговаривают не так, и куда-то вместе идут, и общие темы находят, а к тебе если и обратятся, то чтобы посторонился и не стоял на пути.

Причем, социальная благополучность тут больше вредит, чем помогает. Нет ничего хорошего ни в том, что твой папа крупный корпоративный адвокат, а мама – член совета директоров ряда крупных фирм. Девчонки потом поймут, что это тоже важно, а пока что ты – это только ты. Тощий очкастый подросток с забавным семейным прозвищем Трей (так в карточных играх называют тройку). Фоска, если подумать, не карта для серьезной игры.
Что оно, кстати, значит? Только то, что в твоем полном имени есть слово «Третий» — тебя зовут точно так же, как и папу, но он Второй, значит, в семье еще кого-то так зовут. Но даже твое полное имя – Уильям Генри Гейтс Третий – ничего девчонкам не говорит. Оно и к лучшему – ведь не поделили бы, разорвали бы на кусочки меньше спичечного коробка каждый, если бы знали, что будет потом… А пока что ты Трей – и все тут.

Надо бы как-то отвлечься от таких неприятных мыслей, но учеба в целом для этого не годится. Некоторые предметы наш подросток не ставит в грош. Грамматика, граждановедение, литература… Господи Боже, сколько бесполезной мути! В итоге он с таким отношением к учебе доигрывается до принудительных консультаций со школьным психиатром, что обаяния тоже не прибавляет.

Правда, у него есть на что отвлечься – скажем, на чтение подряд, от доски до доски, огромной двадцатидвухтомной энциклопедии World Book Encyclopedia.  А кроме этого – усердные занятия программированием, только появившимся тогда в американских школах.

Программа для расписания уроков

Сам он позже вспоминает: «Я помешался на компьютерах. Пропускал физкультуру. Сидел в компьютерном классе до ночи. Программировал по выходным. Каждую неделю мы проводили там по 20-30 часов. Был период, когда нам запретили работать, потому что мы с Полом Алленом украли пароли и взломали систему. Я оставался без компьютера целое лето».

Уже в 13 лет он написал свою первую программу. С ее помощью любой мог играть с компьютером General Electric в крестики-нолики.  Более бестолковую игру для компьютерной реализации я даже придумать не могу – известно, что при минимальном умении никто в эту игру выиграть не может, вечная ничья.
Возможно, переводчик напутал и это была вполне осмысленная, хотя и похожая на крестики-нолики японская игра рэндзю?  Может, первый переводчик ошибся, а потом все у него переписали? Хорошо бы проверить, но не получилось.

Как и положено американцу, он решил монетизировать свои знания. Он сколотил команду из друзей и стал искать заказы. За лето они заработали примерно 5000 долларов – эта сумма в конце 60-х была существенно больше, чем сейчас… В числе его заказчиков оказался и директор школы. Он был вполне доволен – всего за 500 долларов ему разработали программу, составляющую расписание уроков.

Директор дал ему новый заказ – программу для формирования классов (в американских школах состав класса в процессе учебы может претерпевать изменения). Заказ был охотно принят – и востребованность радовала, и подзаработать хотелось, но главным стимулом была некая нестандартная идея!

Пасхальные яйца

Знаете ли вы, что такое «пасхальные яйца»? Так называют недокументированные возможности программы, о которых даже ее заказчик иногда представления не имеет! Иногда в таких «пасхальных яйцах» заложен и злой умысел. Но тут я бы поостерегся употреблять такой решительный термин – программа делала нечто непредусмотренное, но, в общем, никому вреда не причиняла.

Заказчик остался доволен – программа вполне приемлемым образом формировала классы.  А то, что именно в классе ее создателя почем-то оказывались все самые красивые девочки, а мало-мальски привлекательных мальчиков там практически не было – ну так кому это сильно мешало? А ему, согласитесь, приятно.

Далеко идущих последствий это не возымело. Уже гораздо позже, 1 января 1994 года он женился на сотруднице своей фирмы Мелинде Френч, и они счастливо и благополучно живут вместе уже 26 лет. У них трое детей, которые знают, что из многомиллиардного состояния отца они получат только по жалких 10 миллионов – надо зарабатывать самим, большие деньги им могут повредить. А все остальное уйдет на благотворительность.
Но многое из того, что закладывалось в школе, проявилось и потом. В школе он учил лишь то, что сам хотел – и в Гарвардском университете, куда он поступил на юрфак, набрав на экзаменах 1590 баллов из 1600 возможных, его в итоге отчислили за систематические прогулы. Наверное, отец уговорил пойти по его стопам – и зря! У детей свои дороги…

В школе он оккупировал тамошние компьютеры и украл от них пароль – и в университете он разработал на тамошних компьютерах программное обеспечение к новому компьютеру «Альтаир», заработал приличные деньги, а разрешения на такое их использование ему никто не давал.

Научный подход

Он всегда прекрасно умел продать свой труд – и когда IBM просит разработать программное обеспечение для его компьютеров, он покупает операционную систему, разработанную Тимом Паттерсоном, принимает его на работу (зачем толкового сотрудника упускать?), и продает несколько переработанную систему IBM уже значительно дороже. Это и есть знаменитая MS-DOS (многие из нас, в том числе и я, начинали свое знакомство с компьютерами именно с нее).

Впрочем, этого мало: он, понимая то, что многие поймут позже – что на интеллектуальном продукте можно по-настоящему хорошо заработать – совершенно правильно не довольствовался единовременной платой, а договорился об отчислениях с каждого проданного экземпляра принадлежащей ему системы.  Этот принцип принес ему такие деньги, что несколько лет назад только 18 стран в мире были богаче, чем он. Перечислять его успехи было бы долго. Многие его ненавидят, многие ему завидуют.

Ему швырнули в лицо кремовый торт, написали о нем массу пасквилей, пародий и разоблачительных статей, приписывают ему ужасные конспирологические замыслы и просто ругают, не скрывая зависти. А он живет, как жил, и уже пожертвовав на благотворительность одиннадцатизначное число долларов – подумайте об этом и заткнитесь!  И заодно подумайте – может быть, он правильно и разумно избавился от подростковых комплексов, почему бы и другим не попробовать? Научный подход к этому – самый здравый, и он убедительно это доказал.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: