Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Leadership&Management
5 мин. на чтение

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как пристроить новую записывающую игрушку

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: как пристроить новую записывающую игрушку
Поделиться материалом
Фото: factually.gizmodo.com
Когда этот молодой лейтенант японского флота, который служил в одной из исследовательских лабораторий ВМС, услышал в столовой, что на Хиросиму сброшена атомная бомба, он сразу понял, что его страна проиграла войну.

Он достаточно думал об этом во время своих бесплодных попыток сконструировать тепловую головку самонаведения для торпед – уровень науки в Японии этого не позволял, да и в более передовой Америке ее изобрели только после войны.

Начиная с рисоварки

Пропаганда обещала ему всяческие кошмары после капитуляции страны – даже он, не замешанный ни в каких военных преступлениях, ожидал чего угодно: ареста, тюрьмы, пыток, унижений, возможно, поголовных казней… Но все оказалось вовсе не так страшно, и более того – перед многими, в том числе и нашим лейтенантом, открылись новые возможности. Но чтобы их использовать, нужен был не только тяжелый труд, но и отменная изобретательность. Некоторые ее проявили.

Наш лейтенант быстро расстался с армией – это было предопределено, офицерам императорского флота никто не рвался давать в руки оружие. Можно было вернуться к семейному бизнесу, он ведь был наследником в пятнадцатом поколении уважаемой фирмы, которая производила то, что нужно всем в военное и мирное время – сакэ, пасту мисо и соевый соус — основу японского рациона питания. Но, во-первых, его отец прекрасно справлялся с делами, а во-вторых – ему хотелось большего.

Вместе с группой бывших сослуживцев, он пытался найти занятие, которое даст им стабильные заработки в разоренной стране. Пробовали производить примитивные электрические рисоварки, электрогрелки, выпускали вольтметры. Потом возникла интересная идея, основанная на том, что у многих японцев имелись радиоприемники, работающие только на длинных и средних волнах – они были нужны, чтобы вовремя услышать сигналы воздушной тревоги. А коротковолновых диапазонов у них не было – за это как минимум сажали в тюрьму (и не только в Японии!).

На коротких волнах

Выпустить полноценный приемник со всеми диапазонами – задача непростая, посильная только крупной фирме. Но им удалось сконструировать простенькую приставку к уже имеющимся радиоприемникам, которая позволяла им принимать коротковолновые сигналы. Она была недорогой, подъемной по цене даже для небогатого люда послевоенной Японии. Вскоре приставка стала очень популярной и дала им первоначальный капитал. Надо было придумать что-то еще…

А к числу интересов нашего лейтенанта, еще с довоенной поры, относилось устройство для записи звука – теперь бы мы назвали его магнитофоном. Примерно в то же время, доктор Кэндзо Нагаи из Университета Тохоку сконструировал аппарат для записи на магнитную проволоку. Мечтая о том, чтобы записать свой собственный голос, лейтенант решил сделать проволочный магнитофон сам. Но быстро выяснилось, что ни одна компания не хочет производить проволоку, которая для таких целей годится – рынок мал, невыгодно.

Когда один из его коллег увидел американский ленточный магнитофон, он понял, что это новая возможность. Он упросил американского офицера, которому принадлежал магнитофон, показать его в их фирме – просто чтобы на него могли посмотреть. После этого они попытались придумать, как делать ленту. Но это оказалось нелегко – из чего-то похожего был только целлофан, а магнитный порошок на нем не держался. Они даже пробовали делать ленту из бумаги, и она кое-как работала, но в итоге научились получать нужный пластик.

35-килограммовый магнитофон

Теперь все их усилия были направлены на разработку магнитофона. Это было типичной ошибкой – кто же начинает разработку нового прибора, и только потом собирается поискать, кому он будет нужен? Впрочем, маленьким фирмам всегда приходится рисковать. Но в итоге они пришли к печальному результату. Магнитофон у них получился, причем вполне приличный по тем временам. И что теперь они должны были с ним делать?

Их магнитофон был довольно большим ящиком весом в 35 килограмм, и они изготовили целых 50 штук таких магнитофонов. Минимальная цена, по которой их еще имело смысл продавать, была 170 000 иен – чуть меньше 500 долларов по тогдашнему курсу. Молодому инженеру, чтобы заработать в те времена на такой магнитофон, нужно было трудиться полтора года, не тратя ни копейки на еду, одежду и жильё.

Привычки записывать музыку у людей не было, где брать готовые записи – они представления не имели. Музыку слушали охотно, но в основном по радио или с помощью еще довоенных проигрывателей (наши герои неплохо подзаработали, изготовляя для них запчасти). Богатые люди, которые могли купить новое устройство, конечно, были – за произведения искусства отдавали даже в те нелегкие времена еще большие суммы. Но за магнитофон… Простите, а что это такое?

Для того, чтобы продать эту мало кому известную и понятную вещь, нужна была нестандартная идея.

Решение для судов

И в итоге она осенила одного из этой забавной компании. Он обратил внимание на организацию, которая в нелегкие послевоенные времена была вынуждена работать на полную мощность. Это был японский суд!
Закон требовал вести стенографическую запись процесса. Но где было брать стенографистов? Никто и не собирался особо их готовить во время войны – многим не дали доучиться и забрали в армию, из которой мало кто вернулся. Те стенографисты, которые еще оставались, были невероятно перегружены работой, нормальное функционирование судов в должном объеме было практически невозможно.

В таких условиях работникам суда не пришлось долго объяснять, чем полезен новый агрегат – они ухватились за него, как за палочку-выручалочку! После демонстрации магнитофона всего в одном суде (правда, в верховном суде Японии), там мгновенно купили целых 20 штук. Прочим судам магнитофон был нужен не меньше, и вскоре они распродали все свои запасы и создали устойчивый рынок для этого товара.

В пользу японской фирмы

Чтобы рынок стал еще шире, для магнитофонов нашли новое применение – в школах. Побежденная Япония была вынуждена использовать в обучении довольно много американских аудио- и видеоматериалов – и потому, что так хотели победители, и потому, что это действительно было нужно. Но как обеспечить все эти материалы переводами на японский язык и тиражировать эти переводы? Магнитофон прекрасно для этого годился. Они модифицировали свой товар, уменьшили его размеры, сбавили цену – и школы стали обзаводиться этими ценными приборами практически наперегонки.

Вскоре качество магнитофонов настолько возросло, что отдельные его узлы стало выгодно защитить японскими патентами. Когда одна американская компания продала в Японию магнитофон, в котором использовалась уже запатентованная идея, они подали на эту компанию в суд – с определенным страхом, поскольку японцам тогда было не так легко судиться с американцами, но с полным сознанием своей правоты. И суд признал их правоту, а склад с товарами американской фирмы опечатал до решения конфликта!

Американцы прислали разбираться очень квалифицированного юриста. Бывший лейтенант признавал потом, что он произвел на него огромное впечатление, как сильный и знающий соперник. Спор длился около трех лет и закончился в пользу японской фирмы. Но этот юрист произвел на нашего бывшего лейтенанта настолько сильное впечатление, что потом он взял его в свою фирму на работу. Кстати, фирма впоследствии получила название SONY. А лейтенанта, как теперь всем ясно, звали Акио Морита.

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: