Борис Бурда
Журналист, писатель, бард. Обладатель бриллиантовой совы интеллектуальной игры — «Что? Где? Когда?»
Liberal Arts
6 мин. на чтение

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как всучить клиентам затоварившуюся заваль?

НЕТРИВИАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Как всучить клиентам затоварившуюся заваль?
Поделиться материалом

ВНИМАНИЕ – ВОПРОС!

Сдуру наштамповали некого товара гораздо больше, чем надо. Спрос на него невелик, да еще и от моды зависит – перестали покупать, и все тут! Лежит, пылится, складские расходы увеличивает. Можно его было просто выбросить, но ведь продать лучше! Верно, но возникает другой вопрос – как его продать?

СТАРОЕ, НО ГРОЗНОЕ ОРУЖИЕ

Чтобы обратить на себя внимание римского префекта или квестора, тогдашние красавицы использовали массу уловок. В частности, такое сложное сооружение, как дамская прическа времен Римской империи, могло бы и тамошних искусных архитекторов чему-то поучить. В идиллические времена Республики это чаще всего были простые узелки на затылке, но имперские красавицы, часть которых обладала существенно большими ресурсами, усложнила прически так, что для их сооружения требовалось сразу несколько рабынь – у одной не получилось бы даже теоретически.

Мало что волосы стали окрашивать в цвета, часто весьма далекие от естественных (девочка с голубыми волосами Мальвина удивила бы римлянок даже меньше, чем Буратино – там такой цвет волос встречался сплошь и рядом), но и сама конструкция причесок крайне усложнилась. Кроме волос, для прически уже почти непременно требовались ленты, гребни, шпильки и прочие дамские радости. Для ряда причесок, например, для популярной в те времена прически «тутулус», на голову надевали специальный проволочный каркас, который уже и увивали кудряшками. Сохранить эту прическу во время сна было делом весьма проблематичным… Тогда и появилась ретикула – по-нашему, просто сеточка для волос, чтобы хоть как-то помочь этому горю…

НОУ-ХАУ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЦИРЮЛЬНИКОВ

Римская империя рухнула, но потихонечку стал набирать силы феодализм. Целые века после ее падения считались очень плохими, но потом стали признавать, что века уже так себе, средние. Вновь усложнились и женские прически. И для того, чтобы трудная и тонкая работа цирюльника могла удержаться на голове чуть больше нескольких минут, вновь воссоздали это интересное ноу-хау – сеточку для волос. Натянул, расправил – и прическа держится хоть какое-то время…

Первые из найденных средневековых сеточек для волос датируются XIII веком, да и первое их изображение в рукописной книге тоже датируют примерно 1270-1280 годом. На картинах XIV века изображение дамы с прической, которую удерживает сетка, уже самое обычное дело. Первые подобные изображения были созданы в Англии и Германии, а позже полезное изобретение уже распространилось по всей Европе. В XV веке сеточки для волос стали модными и необыкновенно усложнились – вплоть до нескольких отдельных сеточек на сложную прическу, которые удерживали сложные «рога» из собственных волос или шиньонов, а между собой соединялись обручами или специальной шапочкой.

К нам сетки для волос добрались, скорее всего, из Франции, что хорошо видно из принятого для них дореволюционного названия «гард-фасон». Так что товар это был вполне популярный и ходовой – сеточка имелась у очень многих людей, следящих за своей внешностью, причем как у женщин, так и у мужчин.

СЛОЖНОСТИ БИЗНЕСА ВАВРЖИНА КРЧИЛА

Время шло, и менялись не только моды на прически. После первой мировой распался ряд империй, в том числе и Австро-Венгрия. Как и следовало ожидать, в экономике государств, образовавшихся на ее руинах, в том числе Чехословакии, было не все просто. Не очень крупный предприниматель с трудно произносимым по нашим понятиям именем Вавржин Крчил (у чехов есть привычка сильно экономить на гласных), живший близ маленького городка Ждяр-над-Сазавой, в котором и сейчас-то живет чуть больше двадцати тысяч человек, задумался над тем, какой же товар будет хорошо востребован рынком Чехословакии и окрестных европейских стран. Наиболее подходящим для этой цели ему показались именно сеточки для волос – и несложно, и легко развернуть производство в маленьком городе без особых вложений, и вообще почему нет?

Похоже, что товар поначалу как-то расходился, и у Вавржина Кричла возникли определенные надежды и планы. Он произвел достаточное количество этих сеток и стал ожидать оптовых покупателей. А те как раз куда-то подевались. То ли мода поменялась, то ли рынок насытился – не берут сеточки. Хорошие, прочные, а не берут – у кого надо, у того есть, а у кого нет, тому и не надо. Склады скромного производства Вавржина Крчила стали заполняться до перегрузки, сырье на производство уже закуплено, зарплату рабочим платить надо… в общем, как по-чешски «караул»?

Где Вавржин Крчил взял идею, которая спасла его от разорения? Совершенно не уверен, что сам придумал – прототипы решения уже были. Мог ли он, например, прочитать письмо Антона Павловича Чехова к своей сестре Маше из Ниццы? Что-то сомнения берут – литературные вкусы некрупных бизнесменов обычно проще и конкретней. Но в этом письме Чехов уже спрашивает сестру: «Получила ли мешок из сетки? Это для овощей. Тут кухарки на базар ходят с такими саками». Оказывается, если кухарка не управляет государством, а занимается свойственными ей делами, из наблюдений за ней можно извлечь немало полезной информации…

ВНИМАНИЕ – ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ!

Вавржин Крчил совершенно правильно решил: «Не хотите покупать сеточки для волос? И не надо! Тогда я приделаю к каждой сеточке по две ручки и предложу вам новый товар – сумочку из сетки! Весьма вместительную, но без труда умещающуюся в кармане, даже просто в сжатом кулаке. Времена тяжелые, много чего не хватает, вот пройдешь случайно мимо нужного товара, сразу купишь, пока еще есть, а нести его в чем? Вот моя сумочка и поможет!». И оказался совершенно прав – сумочки охотно раскупили, и новый товар обрел популярность далеко за пределами Чехословакии.

СТРАНА ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ

Хорошо, что товар нашел покупателей в европейских странах с не очень устойчивой послевоенной экономикой. Но ведь совсем рядом была страна, в которой в то время европейская экономическая ситуация показалась бы настоящим раем, а насыщенность европейских рынков вызывала одну-единственную реакцию: «Зажрались, буржуи проклятущие!». В пережившем как раз в эти времена индустриализацию и коллективизацию СССР купить хоть что-то в основном удавалось не при плановом походе в хорошо снабжаемый магазин с приличным ассортиментом (за полным отсутствием таковых), а просто если повезет – вдруг случайно увидят, что где-то по дороге начали продавать или выдавать по каким-то талонам хоть что-то нужное в хозяйстве. Его хватали не думая, а в чем его домой нести, в карманах, что ли? Вот тут-то и полюбились советскому народу сумочки Вавржина Крчила! Тем паче что и наладить их производство, и даже изготовить самому было не так уж сложно.

Такую сумочку в СССР настолько полюбили, что дали ей новое имя. Кто это сделал, не совсем ясно. Борис Балтер в замечательной повести «До свидания, мальчики» вспоминает, что это слово впервые прозвучало со сцены в выступлении Владимира Хенкина, популярность которого в 30-е годы была примерно такой же, как популярность Аркадия Райкина в несколько более поздние времена. Другие приписывают эту заслугу уже самому Аркадию Райкину, который то ли 1935-м, то ли в 1939 году произнес со сцены монолог Владимира Полякова. При его чтении он вынимал из кармана шедевр Вавржина Крчила и говорил: «А это авоська. Авось-ка я что-нибудь в ней принесу…». Слово полюбилось и прижилось.

Кстати, в авоське действительно не так уж мало преимуществ. Стоит копейки, умещается где угодно, легко стирается, быстро сохнет. Многие хранили зимой лук или чеснок именно в авоське – набил и повесил ее на стенку в прихожей, капроновые чулки для этой цели стали использоваться много позже. Сам видел не раз, как в северных городах авоська заменяла холодильник – набил ее мясом и рыбой и вывесил за окно, температура там заведомо минусовая, главное, чтобы не очень низко, а то сорвут ведь и сопрут! А в наше время авоську стоит еще и похвалить за ее экологичность — полиэтиленовые пакеты уже запретили в некоторых странах, они же годятся на один раз, а потом обрывки разлагаются столетиями, а авоську все носишь и носишь, и экологии нет вреда, и никакая покупка не прорвет ее острыми углами, как такой пакет. Так что авоська и сейчас жива-здорова и людям нужна, причем уж точно не меньше, чем сеточки для волос.

МОРАЛЬ СЕЙ БАСНИ ТАКОВА

Если ваш товар не берут – значит, им и не надо. Реклама может помочь, но далеко не всегда. А нельзя ли его как-то модифицировать и использовать не по ранее подразумеваемому назначению, а как-нибудь еще? Вполне возможно, что так и распродадите, более того – новое слово в язык введете. Красивое и звучное, не хуже, чем «авоська»!

Вступая в Клуб Друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: