Наталия Погожева
Всемирная Академия Искусства и Науки, действующий казначей, координатор по Украине
InterviewLiberal Arts
6 мин. на чтение

Невыдуманные истории с ЛЕСЕМ ПОДЕРВЯНСКИМ: про сванское село и хинкали для губернатора Миннесоты (Часть II)

Невыдуманные истории с ЛЕСЕМ ПОДЕРВЯНСКИМ: гостеприимная Грузия или «Куме, что мы – хуже, чем Гойко Митич?» (Часть I)
Поделиться материалом

Лесь Подервянский — украинский прозаик, художник и драматург

Наталья Погожева специально для Huxleў — цикл бесед с Лесем Подервянским
Гостеприимная Грузия или «Куме, что мы — хуже, чем Гойко Митич?»
 

Ночлег на скале в Грузии

Это было начало 90-х. На полпути мы переночевали в какой-то забацаной хижине, чтобы утром встать пораньше и сделать последний рывок вверх.

И вот, мы проснулись в четыре утра, сделали этот рывок и как раз так подгадали, что наверху нас уже ждала контрольно-спасательная служба. Они стояли на самом перевале – все такие красивые, в шлемах, с веревками. Некоторые из них с брезгливостью смотрели на нас – мы были в шортах, выглядели как полные лохи. Хотя к тому времени у нас уже был какой-то опыт – мы даже лазили по категорийным маршрутам.

И они нам сказали: «Ну, что, ребята, идете дорогой славы отцов?»

Они как раз таких, как мы, там и ловили. Я говорю: «Парни, ну вы ж нас не поймали по дороге наверх, только наверху уже. Какая вам разница, с какой стороны мы слезем – с этой или с той?»

Нам удалось как-то их убедить, мы слезли вниз, и там был такой красивенный ледовый цирк, весь пересеченный трещинами, засыпанными снегом. Опасное место. Мы преодолели его, переночевали еще раз на скале без льда и утром спустились к реке. У тут вдруг оказалось, что переправы нету.

Там стоят две нависающие скалы, два «бараньих лба», а между ними внизу река течет. Она с такой силой вырывается из-под ледника, что, если опустишь туда руку, вырвет вместе с плечом. И вместо моста над этой рекой мы увидели два параллельных троса.

Мы сначала заметались, как испуганные м…….и по берегу: что делать?! Идти назад – это полный бред. А идти вперед – это почти верная смерть. И тут куму пришла в голову идея, что нужно, согнувшись, стать р…м на один трос, взяться за второй двумя руками и идти боком. Я кума страхую, а он первый идет.

Мы обвязались веревками, я сижу, кума страхую, он идет. Но он не дошел до конца, поскольку веревка была

Невыдуманные истории с ЛЕСЕМ ПОДЕРВЯНСКИМ: про сванское село и хинкали для губернатора Миннесоты (Часть II)
Автор Лесь Подервянский

короткая, и пришлось мне тоже уже идти. Я помню, что где-то посредине «моста», когда кум уже уконтропупился и начал меня держать, меня вдруг начал кусать овод. Я отмахиваюсь от этого овода, кум на меня кричит: «Пошел н…й этот овод, давай двигайся!» Я помню точно, что коленки дрожали, когда очутился на другом берегу. Довольно был стремный момент. И тут мы обратили внимание, что весь берег усыпан стреляными гильзами, свежими такими. Но мы пошли дальше – нам надо было как-то снять напряжение.

Я говорю: «Я отдал бы пять лет жизни за стакан водки и хачапури». Пищи у нас не было никакой, мы все сожрали.

Сванское село 

И тут показалось какое-то сванское село – красивое, как все сванские села, с этими башнями, и абсолютно вымершее – ни одного человека нету там. 

Такой золотой вечер, когда еще боковое солнце, особенно интенсивные цвета и тишина. Очень красиво было. Но мы хотели только жрать и выпить.

И тут едет нам навстречу желтенький автобус. Мы перегородили ему дорогу. Автобус остановился, нам сказали, как всегда: «Ребята, вы что тут делаете?». Мы ответили, что мы тут гуляем. Нам предложили зайти внутрь.

Оказалось, что автобус ехал с похорон, и в нем сидели женщины-сванки в черном и старики. Мы всех развезли, а потом в обществе двух стариков поехали к водителю домой, потому что он сказал, что мы – его гости.

Водителя звали Отар Иоселиани – по странному совпадению, как знаменитого режиссера. Я думаю, что эта фамилия там не редкая, распространенная. Мы сидим, старики оказались подозрительными.

Тогда как раз началась война с Абхазией. Они потребовали наши паспорта, чтобы проверить, что мы не шпионы. А это еще те ребята, сваны – они в 1942-м году ограбили дивизию «Эдельвейс», чтоб ты понимала. Дивизию ограбили, немцев высекли розгами, потом отпустили нафиг, чтоб не кормить. Они такие, воины.

Потом мы пили араку – это такая коварная штука. Я обратил внимание, что у сванов очень добротные дома – с толстыми стенами, в отличие от хевсуров. Последние вообще презирают быт. И вот мы пьем араку, когда заходит мама нашего хозяина и на плохом русском говорит: «Ребята, вы знаете, я уже дальше жить так не могу. Это мой сын Отарчик, я внуков хочу, а он какой-то х….й занимается. Скажите ему, чтобы он женился, а то он все время хочет стрелять».

И тут они достают немецкие автоматы «П-38», которые называются в народе «шмайсеры» — еще со времен войны. Они же ограбили дивизию «Эдельвейс». И мы пошли стрелять с башен трассирующими пулями. В общем, весело было нам.

Утром мы отправились дальше по ущелью Ингури, потому что эта река Цаннер впадает в Ингури. Дальше мы направились в Местию – столицу Сванетии. Там мы еще поколбасились чуть-чуть, поели хинкали и поехали в Сухуми.

Хинкали для губернатора Миннесоты

Кстати, про хинкали у меня есть одна история, правда, не грузинская, а американская. В 97-м году я оказался в университетском городке Платвиль штата Висконсин. Это был грант программы Sabit, я должен был там учиться делать витражи, которые я и сам умел делать. Я там жил в доме у профессора Чака Шиллинга и его жены Даны.

Невыдуманные истории с ЛЕСЕМ ПОДЕРВЯНСКИМ: про сванское село и хинкали для губернатора Миннесоты (Часть II)
Автор Лесь Подервянский

Конечно, мы немного позанимались витражами, потом мы бросили это совершенно ненужное дело, потому что неизвестно, кто кого учил больше. Поскольку американское правительство платило мне шестьсот долларов в неделю, мы приняли решение эти деньги пропивать. Каждую неделю мы шли в банк, получали сумму, накупали кучу продуктов, приглашали гостей, тоже профессуру; бухали, развлекались и я что-то готовил, потому что я люблю это делать. Вся профессура говорила, что они завидуют моему другу Чарльзу, потому что у него есть собственный шеф-повар.

Я там в……..я, как мог. Американцы готовить не умеют ни хрена, но у них есть очень хорошая национальная черта характера — они любят учиться, тем более у европейцев.

Для них европеец — это существо высшего порядка. Они считают, что европейцы что-то такое знают, чего они не знают. Я их учил есть сало. Они пребывали в заблуждении, что сало есть нельзя, что оно вредное. Они жарят бекон, сырым его не едят.

Потом мы поехали в Миннесоту в Миннеаполис. Чего мы туда поехали? Потому что отец Даны был ветераном Первой мировой войны, и ему исполнилось тогда сто пять лет. Это было событие уровня штата, приехал губернатор. Данын отец жил в специальном санатории для стариканов. Мы поехали в то место, где потом должны были подавать обед.

Мой друг Чак сказал, что мы должны их чем-то удивить. «Что ты можешь? Ты ж можешь что-то придумать». Я говорю: «Давай хинкали налепим. Только я один не смогу так много налепить, потому что будет гостей до …. Вы все будете мне помогать». Он говорит: «Хорошо». И мы вместе налепили хинкали.

Пришел губернатор Миннесоты, пришли знатные гости, сидел наш заслуженный дед, они сначала их вилкой ковыряли, но потом научились руками… 

Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: