Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Philosophy
5 мин. на чтение

НОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: некрасавица-правда и обольстительница-ложь от Майкла Патрика Линча, США

НОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: некрасавица-правда и обольстительница-ложь от Майкла Патрика Линча, США
Поделиться материалом
Источник фото: philosophy.uconn.edu

 

Майкл Патрик Линч (1966) — профессор философии, преподает в Университете Коннектикута (США). Исследует теории истины, вопросы демократии, этики и эпистемологии. Его книга «Общество всезнайки: правда и высокомерие в политической культуре» получила премию Оруэлла в 2019 году.

Линч изучает политическую ложь, сопряженную с наглостью, а также раскрывает угрозу лицемерия для норм демократии и анализирует, какой вред причиняет отрицание очевидных фактов, особенно когда ложь исходит от политической элиты.

 

ЛОЖЬ АВТОРИТЕТОВ

 

Тип очевидной лжи, который меня интересует, — это открытые, прямолинейные, публичные заявления, бросающие вызов общепризнанным фактам. Очевидная ложь считается откровенной ложью только тогда, когда говорящий искренне считает ее ложью.

Назову три примера и буду к ним возвращаться. Вы стоите на остановке, идет сильный дождь. К вам подходит незнакомец, и вы говорите, как жаль, что промокли, но он вам отвечает, что нет никакого дождя.

Еще пример, связанный с футболом. Мяч вышел за линию, но игрок всячески показывает рефери, что это не так.

И третий пример с ребенком — на его лице шоколад, но он говорит матери, что не ел его. Он произносит очевидную ложь, но не потому, что хочет обмануть мать, а потому что боится понести наказание за правду, если признает вину.

Но вот перед нами наглая политическая ложь, провозглашенная политиками на телевидении, в социальных сетях или митингах. В отличие от нашего примера с незнакомцем на остановке, этот обман обычно направлен на группы лиц для достижения политической цели.

 

НОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: некрасавица-правда и обольстительница-ложь от Майкла Патрика Линча, США
Обложка книги «Общество всезнайки: правда и высокомерие в политической культуре» / amazon.com

 

ПРЕДПОЧТЕНИЕ ЛЖИ

 

Однако не всякое высказывание ложного положения считается политической наглой ложью. Многое нельзя квалифицировать. Будут серые зоны, где ложь сложно определить даже в контексте.

Особенно как в нашем примере с футболом — нарушителю правил это сойдет с рук. Потому что звучит утверждение: такого нарушения не было — нет доказательств. А это, в свою очередь, побуждает как игроков другой команды, так и болельщиков на трибунах, меньше думать о рассматриваемом правиле. Так исчезает важность.

 

ЛОЖЬ ПОД ВИДОМ САРКАЗМА

 

Лжецы хотят разуверить людей, что правда мира существует, и сокрыть свое душевное состояние. То есть они не хотят, чтобы вы знали, что они лгут.

Так, в примере с дождем незнакомец хочет заставить, чтобы вы поверили: дождя нет, — это забавная реакция. Вот почему мы часто относимся к очевидной лжи, произнесенной в неполитическом контексте, как к шуткам или сарказму.

Сказать «дождь не идет», стоя под дождем, — выглядит как шалость. Это сделано под лозунгом утверждения того, что высказывание верно. И такие люди выглядят отличными от других. Они шокируют именно потому, что отрицают очевидные факты.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ФУТБОЛЬНАЯ ФАЛЬШЬ

 

Игрок выходит за пределы поля и бежит по боковой линии с мячом. Судья свистит, но игрок, все еще стоящий за линией поля, заявляет, что нарушения нет, и настаивает на продолжении игры. Судя по его действиям, он не шутит. Но таким образом он выражает презрение — к судье, к другой команде. Им овладела идея, что правила играют в его пользу.

Если рефери признает нарушение, игрока накажут. Но если он или его команда обладают некоторой властью, то они смогут заставить игру продолжиться. Представьте его поклонников, которые знают правду, но все равно подбадривают его. «Пусть играет», — кричат они.

Кроме того, они настаивают, что нет ничего страшного и что не стоит доверять видеофакту. Фанатами начинают овладевать зловещие силы — они пытаются оправдать свою команду. И игрок продолжает настаивать на своей правоте.

 

ТРИ СПОСОБА ПРЕЗРЕНИЯ

 

Если игра продолжится, другая команда также может начать нарушать правила. Решения судей станут еще более спорными. Могут вспыхнут драки, и игра закончится плохо. Политическая наглая ложь подобна этому примеру — это не обычная неправда, не шутки и не выражение чистых эмоций. Это преднамеренное утверждение лжи, которое выражает презрение к истине.

Политическая власть использует три способа презрения:

  • презрение к нормативным принципам, которые помогают нам решать в социальном контексте, что является правдой, а что ложью;
  • презрение к тому, что эти правила должны применяться ко всем;
  • презрение к идее истины — отрицание факта, что есть сила более могущественная, чем власть.

 

ДЕМОНСТРАЦИЯ ПРЕНЕБРЕЖЕНИЯ

 

Презирать правила — значит считать их недостойными соблюдения. Выразить такое презрение — это продемонстрировать намеренное пренебрежение открыто и публично. Политическая наглость и ложь часто служат для выражения презрения к социально-эпистемическим правилам — принципам, дающим нормативное руководство к тому, что является оправданным.

Произнося наглую ложь, политик пренебрегает вторым правилом, предназначенным для всех. В этом он напоминает Фрасимаха — древнегреческого софиста, считающего, что другие должны поступать справедливо, но только не он. Так и наш политический лидер полагает, что другим нужно соблюдать социально-эпистемические правила, в то время когда он их нарушает, — так лучше для его политических интересов.

 

ЛЖЕЦ И ЕГО АНТИПРАВДА

 

Политическая наглая ложь может служить выражением презрения к самой истине. Она может быть понята как функциональное свойство убеждений. Роль собственности в нашем когнитивном понимании определяется «трюизмами» — избитыми общеизвестными истинами.

Выражать презрение к истине в противоположность средствам, которыми мы ее преследуем, или правилам, управляющим этим поиском, — значит выражать презрение к одному или нескольким из этих принципов — считать, что они недостойны наших обязательств или интересов.

Аналогия с футболом наглядно это иллюстрирует — нарушитель правил может заставить игру продолжиться. Точно так же, обладая достаточной властью, политический лжец может создать неправду и выдать ее за истину.

Поэтому презрение к истине — это демонстрация силы — то, к чему в конечном счете стремится наш нарушитель правил: показать, что у него есть власть переступать через правила. И заставлять других соглашаться или, по крайней мере, игнорировать этот факт. Цель лжецов: продемонстрировать или утвердить силу, превосходящую любое правило.

 

ВЫСОКОМЕРИЕ

 

Когда политическая наглая ложь выражает презрение к истине, то на поверхность выходит отношение, порождающее особое презрение, — интеллектуальное или эпистемическое высокомерие. Это позиция, согласно которой вам нечему учиться и ваше мировоззрение не может улучшиться за счет свидетельств других, ведь ваша правда — единственная истина.

Повторяющееся откровенное вранье со стороны авторитарного лидера, по сути, является лингвистическим воплощением не только его высокомерия, но и его племенной версии, которую он отражает и поощряет в своих последователях.

Эпистемическое высокомерие включает в себя смешение эго и истины. Ханна Арендт отметила:

 

Главным качеством лидера масс стала бесконечная непогрешимость; он не может признать ошибку

 

Признать ошибку — это согласиться, что есть что-то могущественнее, чем вы, что ваш триумф — а значит, и триумф племени — не является неизбежным. «Вследствие этого, — пишет Арендт, — через десятилетия, массовые лидеры захватят власть, чтобы подогнать реальность под свою ложь с помощью пропаганды, пренебрегая фактами как таковыми. По их мнению, факт полностью зависит от власти человека, который может его сфабриковать».

 

СИЛА ЛИЦЕМЕРИЯ

 

Вот к чему приводит политическое использование явной лжи — прославление, что истина в глазах сильных мира сего. За этим суть — выразить презрение к истине.

Политические лидеры демократических государств во всем мире набирают популярность с помощью откровенной лжи. Нам говорили, что толпа больше, чем она была на самом деле, что солнце сияло, когда его не было, что Трамп победил с большим перевесом.

То, что потрясло очень многих, — бесстрашие перед фактами и готовность открыто отрицать реальность. Наглая ложь политических лидеров подрывает нашу способность бороться со странной эффективностью фальши.

 

Revue Internationale de philosophie, 2021/3, № 297

Подготовила: Алёна Романова — философ, писатель-журналист.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: