Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Philosophy
5 мин. на чтение

НОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: православная церковь перед лицом войны от Бертрана Вержели, Франция

НОВАЯ МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ: православная церковь перед лицом войны от Бертрана Вержели, Франция
Поделиться материалом
Источник фото: wikipedia.org

 

Бертран Вержели (1954) — французский философ-теолог, эссеист. В центре его интересов православное богословие, размышления о пограничных переживаниях: смерти, страдании, зле, а также о счастье и вере.

Философ пытается определить сбалансированную позицию православной церкви в контексте войны: путь терпимости либо кара мечом правосудия, чтобы не просто противостоять угрозе, а дать отпор жестокому врагу, укравшему мир на земле. Или в это темное время выбрать путь божественной благодати — перековать мечи на орала — найти способ установить мир, о чем пишется в книгах пророка Исаии.

 

МЕЧ ПРАВОСЛАВИЯ

 

Во время войны, которую Россия ведет на территории Украины, возникает вопрос: «Каково отношение православия к войне: оно хотело бы, чтобы существовала духовная брань — тогда будет мир на земле?» К сожалению, духовной войны не существует. Есть только массовые убийства. Есть ложь о войне.

Христос пришел, чтобы разоблачить эту ложь.

«Не думайте, что я пришел принести мир на землю. Я пришел принести меч», — говорит Он (Евангелие от Матфея 10:34). Чтобы понять это изречение, важно вернуться к причинам войны и мифам о ней.

 

ВОЙНА И ЕЕ ПРИЧИНА

 

Жизнь основана на противоречиях.

Как утверждал представитель интуитивизма Анри Бергсон, жизнь — это импульс, состоящий из различных всплесков. Отсюда ее богатство и порывистость. В этих разнообразных и бурных вспышках много энергии, но необходимо, чтобы импульсы не рассеивались, иначе эта энергия становится насилием.

Общество — это собрание людей, где каждый обладает силой. Необходимо суметь собрать воедино эти отдельные импульсы.

Бороться — значит навязывать единство разнообразию, но не подавлять его. Это достигается путем управления, когда сохраняется единство и разнообразие вместе. А для этого нужен свет, а не только человеческий разум. Только божественный свет обладает гением, способным видеть единство через разнообразие и разнообразие через единство.

 

ОДЕРЖИМОСТЬ СОПЕРНИЧЕСТВОМ — ЛЮБИТЬ И НЕНАВИДЕТЬ

 

Когда у кого-то есть то, чего желает другой, возникает то, что христианский философ Рене Жирар назвал феноменом миметического соперничества. Завидуя другому, что у него есть то, чего хотелось иметь, ревнивец будет и любить, и ненавидеть этого другого. Отсюда зарождение кризиса. Ненавидя и любя одновременно, ревнивый человек находится в неразрешимом противоречии.

Человеческое насилие — это ревность и соперничество между желаниями. Когда эта игра принимает форму борьбы за власть, то порождается война. Когда эго хочет власти, оно не может учитывать желания другого. Оно не только не соглашается с этим другим, но и не выносит несогласия этого другого.

Чтобы противостоять войнам, порожденным борьбой за власть, разум создал логику войны, основанную на 5 элементах: политика, сила, полиция и армия, оборона и сдерживание.

Война — это вопрос политических разногласий и ни в коем случае не вопрос межличностной ненависти.

Одно государство полностью не согласно с политикой, проводимой другим государством. Чтобы это изменить, объявляется война. Если другая страна меняет свою политику, то вражда останавливается.

В трактате Жан-Жака Руссо «Общественный договор» хорошо представлен политический характер: война — это отношения не между мужчинами, а между государствами. 

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ГОСУДАРСТВО-РАЗБОЙНИК

 

Страна, нападающая без предупреждения, это государство-разбойник. Политическое сражение основано на силе, а не на насилии.

Насилие состоит в нарушении, то есть в преступлении. Оно используется для уничтожения либо физически — посредством убийства, либо психически — посредством террора. Обычно они идут рука об руку. Террор применяет убийство, а убийство вызывает террор.

Сила — это не насилие. Она хочет не убить другого, а остановить его. Насилие не хочет останавливать другого, оно желает убить.

 

СВЕРЖЕНИЕ ТИРАНА

 

Политическая логика войны основана на понятии обороны. Это когда государство применяет силу только для защиты от внешнего врага и ни в коем случае не для нападения. Понятие защиты хорошо иллюстрируется доктриной тираноубийства, разработанной святым Фомой Аквинским.

«У нас есть право свергнуть тирана», — пишет он. Поскольку профилактика лучше, чем лечение, логика войны основана на сдерживании — с целью показать свое оружие, — и на интеллекте. Умный анализирует прежде, чем атаковать.

Война была бы простой, если бы состояла из самообороны. Понятие врага все меняет. В жизни есть друзья. Друг — это тот, кто любит нас постоянно и любит благородно. А есть недруги. Враг — тот, кто не любит нас всегда и любит нас безобразно.

В войне главное — что поставить перед врагом. Необходимо моральное значение.  Нравственный элемент принимает 5 форм: божественное, святость, справедливость, нравственность и техника. Сценарий каждый раз один и тот же.

 

СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

 

Поскольку у нас есть враг, мы хотим победить его любой ценой. Все средства становятся хорошими.

Есть два мифа о войне.

Первый миф о Священной войне. Его принцип прост — разделить мир на 2 части: добро и зло. Это когда кто-то создает идола, которому поклоняются, ужасающим образом отвергая тех, кто не преклоняет коленей перед тираном.

То же самое и со Священной войной.

В мире, разделенном на друзей и врагов, доброжелатели почитаются, а недруги демонизируются. Поэтому вести войну — это значит участвовать в борьбе добра со злом.

В 1922 году в «Политической теологии» немецкий философ Карл Шмитт замыслил всю политику в духе Священной войны. Он отождествлял своих противников со злом, которых надо свергнуть с помощью священного насилия.

Суть этого подхода состоит в том, что люди эгоистичны, хотят власти и постоянного насилия над Другим. А жажда власти превращает политику в войну. И, по его мнению, для победы есть только один выход: сделать войну священной.

 

МИР — ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ВОЙНЫ

 

Война — это яд. Однако ее завершение сражением — это противоядие. Поэтому яд и лекарство — образы абсолютной рациональности. Отсюда благочестие принятия противоборства через пословицу: «Если вы хотите мира, готовьтесь к войне».

Чтобы преодолеть гордыню, нужно быть в постоянном смирении. Это великая наука, которую трудно освоить. Если на войне убивают тела, то наша война труднее и опаснее, потому что там может погибнуть душа.

«Цель войны — мир, который противоположен войне», — пишет Аристотель. Следовательно, война и мир — одно и то же. Война есть внутреннее состояние, постоянно пребывающее в твердой бдительности. И эта бдительность — меч. В «Апокалипсисе» им является меч, исходящий из уст Христа: «Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч» (Откровение 1:16).

Резня, приходящая на смену войне, происходит от непрожитого меча. Перед лицом войны ортодоксия должна вести настоящую битву, направленную к миру. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Евангелие от Матфея 5:9) — учит Христос на горе. Блаженны те, кто являются внутренними воинами.

Вы должны знать, чего хотите. Когда вы хотите мира, вы должны дать себе средства. А когда вы не можете поступить иначе, тогда средство одно — война. А цель оправдывает средства.

 

CONTACTS. Revue française de l’orthodoxie, №278, 2022 г.

Подготовила: Алёна Романова — философ, писатель-журналист.

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: