Лана Синичкина
Партнер АО объединения Arzinger, руководитель практики здравоохранения.
Liberal Arts
7 мин. на чтение

Новая волна COVID-19 и мифы о вакцинации

Новая волна COVID-19 и мифы о вакцинации
Поделиться материалом

 

Несколько лет назад коронавирус стал мощным фактором, влияющим на нашу жизнь. Неудивительно, что вакцинация от COVID-19 — это сегодня наиболее обсуждаемая тема и в частных разговорах, и в официальных новостях. В современной информационной среде она быстро обрастает домыслами, догадками и мифами.

Что же происходит на самом деле? Об этом мы решили расспросить Федора Лапия — детского инфекциониста с 23-летним стажем, автора более 40 научных работ, доцента кафедры детских инфекционных заболевании и детской иммунологии НУОЗ Украины имени П. Л. Шупика, главу Национальной технической группы экспертов по вопросам иммунопрофилактики.

С героем беседу вела Лана Синичкина — адвокат, партнер АО Arzinger.

 

НОВАЯ ВОЛНА ЭПИДЕМИИ: ВСЕ НАМНОГО СЕРЬЕЗНЕЙ

 

Современное человечество обитает в изменчивой реальности, к которой нужно постоянно адаптироваться. Это касается и нашей реакции на пандемию, такой, например, как локдаун.  

За последние полтора года накоплен определенный опыт, который позволяет говорить о том, что «общенациональный локдаун» больше не актуален. Сейчас мы употребляем термин «адаптивный карантин».

Его суть в том, что радикальные ограничения касаются только тех регионов, в которых достигнут определенный уровень заболеваемости. Локдаун — один из действенных способов сдержать рост числа пациентов, требующих госпитализации. 

Когда мы пытаемся описать характер распространения COVID-19, то должны понимать, что «волна» — это очень условное понятие. Но, если изучить статистику заболеваемости, станет очевидно, что за подъемом действительно следует спад, и потом снова подъем… Нынешняя условная волна отличается от предыдущих.

Во-первых, ежедневных летальных исходов стало намного больше. Во-вторых, количество больных, в том числе и тяжело больных, растет быстрее. В-третьих, состояние пациентов в стационарах характеризуется как более тяжелое.

В-четвертых, есть и хорошая новость — теперь у нас есть вакцина. Без вакцинации на этом, в целом более сложном этапе, нам было бы очень тяжело вести борьбу с COVID-19.

Тем более что дельта-вариант вируса легче передается от человека к человеку, следовательно, им заболевает намного больше людей. При этом нужно понимать, что за несколько лет многие психологически устали «держать дистанцию», они нередко игнорируют угрозу заражения, а это также способствует увеличению числа больных.

Отличительная особенность этой волны еще и в том, что больных детей стало значительно больше. Но это, возможно, связано уже не столько с особенностями «дельты», сколько с увеличением числа социальных контактов — летний период закончился, дети пошли в школы и детсады.

 

ВАКЦИНАЦИЯ: ПОРА РАЗВЕЯТЬ МИФЫ

 

О вакцинации ходит множество мифов. Хочу развеять некоторые из них. Вакцинированный человек тоже может заразиться и заболеть COVID-19. Поэтому он должен продолжать соблюдение общепринятых правил: носить маску, держать дистанцию, мыть руки и проветривать помещение.

Преимущество вакцинации в том, что, если заболевает привитой человек, у него вирус выделяется в гораздо меньшем количестве. И период, в течение которого это происходит, намного короче. Казалось бы, медицинская наука установила это однозначно.

Но, к сожалению, научные статьи, в которых излагаются результаты исследований вакцинации, сегодня стали доступны огромной массе неспециалистов. И они делают из научных данных неверные выводы.

Например, есть сведения о том, что дыхательные пути как вакцинированных, так и невакцинированных больных людей выделяют РНК (рибонуклеиновую кислоту), и это фиксируется ПЦР-тестами.

Неспециалист не видит разницы и на этом основании говорит о неэффективности вакцины. На самом деле реальная картина другая и разница все же есть. РНК — это не полноценный вирус, а, грубо говоря, его часть, на которую реагирует тест.

Именно поэтому ПЦР-тест может быть позитивным даже в том в случае, когда человек на данный момент не представляет угрозы для окружающих, но представлял ее еще два дня назад.

Заразиться можно только всем вирусом целиком, а не его РНК. Поэтому, заболев, вакцинированный человек в любом случае менее опасен для окружающих. По той простой причине, что «целый» вирус у него выделяется в меньших количествах и процесс выделения заканчивается намного быстрее.

В любом случае, если у пациента ПЦР-тест положительный, медики предпочтут отнестись к нему как к зараженному вирусом. Попробую объяснить, почему в нынешних условиях лучше перестраховаться…

Да, лабораторные методы в силу ряда обстоятельств имеют некоторую погрешность. Они могут давать ложнопозитивные или ложнонегативные результаты. Медики должны это учитывать.

Но в ситуации, когда реанимации переполнены людьми, которые находятся в тяжелейшем состоянии, намного благоразумней этой погрешностью пренебречь. Лабораторные исследования важны, методы тестирования должны совершенствоваться. 

Но, борясь с эпидемией, внимание стоит концентрировать все-таки не на них, а на эффекте, который дает вакцинация. Пример Великобритании показывает, что при 80% вакцинированного населения число людей, которые требуют госпитализации, снижается в 4 и более раз. 

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ВАКЦИНА НЕЭФФЕКТИВНА? ЭТО НЕ ТАК!

 

Да, существуют такие социальные группы (например, люди пожилого возраста с серьезными сопутствующими заболеваниями), в отношении которых вакцина менее эффективна. Та же Pfizer BioNTech в среднем в 95% эффективно защищает организм от COVID-19 и помогает избежать госпитализации.

Но если взять отдельно привитых онкобольных или людей пожилого возраста, то эффективность двух доз падает до 75%. Известный пример: скончавшийся от COVID-19 после прививки двумя дозами министр обороны США Пауэрс.

Этот случай широко обсуждался… Однако, прежде чем утверждать, что вакцинация неэффективна, давайте учтем, что 85-летний министр был весьма пожилым и больным человеком: у него была 4-я стадия рака. 

Даже при общем снижении заболеваемости и смертности от COVID-19 в популяции от подобных случаев тяжелобольные люди, к сожалению, не застрахованы. Но при высоком проценте вакцинированных система здравоохранения справляется с пандемией намного лучше.

А значит, шансов избежать летального исхода становится больше, в том числе и у тех людей, которые входят в группу риска. Это можно увидеть не только на примере Британии, но и Израиля, где вакцинировано 70% населения.

В Дании, Норвегии, Финляндии, Португалии — уже более 90%. В этих странах смертельные и тяжелые случаи стали настолько редки, что они даже запустили программу сокращения коек, предназначенных для ковидных пациентов.

 

ИММУННЫЙ ОТВЕТ: ВСЕ ДЕЛО В ГЕНЕТИКЕ

 

Прецеденты, когда человек в молодом возрасте, вакцинированный двумя дозами, не имея серьезных патологий, умирает от COVID-19, наблюдаются. Но они единичны. Почему такое происходит, понять сложно, нужно детально разбираться в каждом конкретном случае.

Возможно, были нарушены условия хранения и транспортировки вакцины — для каждого ее типа разработаны свои условия. Например, CoronaVac, AstraZeneca нельзя замораживать.

Pfizer и Moderna заморожены только на этапе длительного хранения, но повторно их замораживать после однократной разморозки нельзя. В случае, если условия хранения были нарушены, вакцина может не сработать и не сформировать иммунный ответ, то есть человек из группы риска может остаться незащищенным.

Кроме того, нужно учитывать, что генетически мы с вами не сделаны под копирку. Мы очень разные. Есть люди, которые внешне здоровы, без явно тяжелых заболеваний, но особенность их организма такова, что по какой-то причине он не развивает иммунный ответ. С эволюционной точки зрения в том, что такие люди попадают в реанимацию, нет ничего странного. Эволюция вообще штука жестокая.

Но медицина как раз и добивается того, чтобы человек выжил, вопреки законам эволюции, законам природы. Ради этого медики активно вмешиваются в процесс естественного отбора. Но учесть все генетические особенности людей, которые сказываются на последствиях вакцинации или заболевания COVID-19, мы не можем.

Однако мы можем смело утверждать, что принятая на сегодняшний день стандартная схема вакцинации — двумя дозами — гарантирует большинству людей неплохой уровень защиты. При этом медицинская наука не стоит на месте. Исследования в этой области продолжаются.

Сейчас обсуждается возможность увеличения интервала между первой и второй дозой вакцины. Вероятно, если он будет больше, чем 21 или 28 дней, защита будет намного эффективнее. Также для лучшей защиты будет рекомендована ревакцинальная доза, через 6 месяцев после введения второй дозы вакцины.

Теперь давайте разберем случаи, когда человек заболевает после первой или второй дозы вакцины. Почему это происходит? Дело в том, что вакцина против COVID-19 не работает для экстренной профилактики, то есть когда заражение уже произошло, но еще не развились симптомы. Здесь тоже постепенно медики накапливают статистику, на основании которой будут разработаны определенные рекомендации.

 

КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ПАНДЕМИЯ?

 

Существуют разные теории насчет того, каким образом зародилась жизнь на нашей планете. Но про вирусы нам точно известно — это очень древние обитатели Земли. Они стояли в самом начале эволюции всего живого на планете. Миллионы лет они мутируют, приспосабливаясь к изменениям.

Наиболее склонны к мутациям самые стабильные из них. Например, РНК-вирусы, к которым принадлежит и SARS-COV-2. Мутации могут как усилить негативное воздействие вируса на наш организм, так и ослабить его.

Вирусологи не всегда это могут предсказать, хотя бы потому, что история существования и мутаций вирусов в миллионы раз превышает время наблюдения за ними ученых. Люди узнали о них немногим более 100 лет назад.

На основании наших знаний об эпидемиях прошлого мы можем сделать прогноз, что острая фаза пандемии в европейском регионе закончится в 2022 году. Если не будет сюрпризов. Но даже если пандемия пойдет на спад, COVID-19 никуда не исчезнет, нам, скорее всего, придется научиться с ним жить долгие годы.

В других регионах планеты ситуация может сложиться иначе. Потому что в разных странах разный уровень вакцинации. И не будем забывать — она не останавливает распространение вируса, а всего лишь уменьшает, предотвращает тяжелые случаи заболевания COVID-19.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

ВАКЦИНА УСИЛИВАЕТ МУТАЦИЮ ВИРУСА?

 

Однозначно нет. Это очередной миф. Вакцина, наоборот, позволяет нам предотвратить мутацию вируса. Вирус видоизменяется только внутри нашего организма, он не может мутировать вне его. Вакцина уменьшает время пребывания вируса в организме, следовательно, уменьшает вероятность мутаций.

Вирусы постоянно мутируют, независимо от того, применяем мы вакцину или нет. Это естественный отбор — они так выживают, приспосабливаясь к условиям среды. Например, они могут обитать в организме животного, а потом в какой-то момент адаптироваться к организму человека.

Циклы мутации SARS-Cov-2, возбудителя COVID-19, — это тоже вполне природное явление. Слухи о том, что это искусственно выведенный в лаборатории вирус, который ведет себя каким-то противоестественным образом, не подтверждаются научными данными. SARS-Cov-2, как и другие вирусы, создала природа.

Хотя, конечно, человек может лабораторными методами вызвать определенные мутации и поставить их себе на службу. В качестве примера можно привести созданный вирус полиомиелита — «штамм Сейбина». В свое время Альберт Сейбин взял вирус полиомиелита и начал его размножать в культуре клеток.

В результате мутаций получилось много разных штаммов. Из них Сейбин выбрал самый слабый, который угрозы для человека не представлял, но формировал иммунный ответ, защищающий от паралитического полиомиелита.

Да, «штамм Сейбина» выведен искусственно, но это все равно живой, природой созданный, хотя и сильно ослабленный, вирус. Если говорить о подобных «искусственно выведенных» вирусах, то у них, конечно, есть свои определенные особенности. У SARS-Cov-2 такие особенности не обнаруживаются, то есть никто не выводил его специально как биологическое оружие.

 

КАКИЕ ВАКЦИНЫ ЛУЧШЕ?

 

Все вакцины проходят определенные стадии клинических исследований у людей. Первая стадия — изучение наиболее частых побочных эффектов (около 100 участников исследования). Вторая — подбор схемы вакцинации, количества и объема доз, интервала между ними (участвует несколько сотен — 1,5 тыс. человек). Третья стадия — изучение эффективности вакцины (40–60 тыс. участников, часть которых получает вакцину, а часть — плацебо). Кроме того, есть еще и так называемые промежуточные точки, соответствующие протоколу исследования.

В отношении таких вакцин, как Pfizer, Moderna, AstraZeneca, CoronaVac, третья стадия исследований завершена, их результаты опубликованы. Эти вакцины одобрены ВОЗ для экстренного использования.

Некоторые одобрены Европейским агентством лекарственных средств (EMA) и национальными агентствами. А вот разработчики российского «Спутника V» на запросы экспертов необходимую информацию не предоставили, поэтому одобрения вакцина не получила ни от ВОЗ, ни от EMA. Судя по всему, третья стадия по «Спутнику V» оказалась провалена.  

Строго говоря, существует еще и четвертая стадия — так называемые постмаркетинговые исследования. Они стартуют, когда вакцину уже начали массово использовать, и не заканчиваются никогда.

Безопасность вакцины, ее эффективность в реальных условиях, мониторится постоянно. Мы помним, что клинические исследования начались, когда вирус впервые проявил себя в китайском Ухане.

Но позже появились альфа- и дельта-варианты. Вакцины продолжали тестироваться и на них. Пока имеем подтверждение, что и в этих случаях Pfizer, Moderna, AstraZeneca, CoronaVac также обеспечивают надежную защиту от тяжелого течения COVID-19.

 

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ ВАКЦИНЫ

 

Кстати, в постмаркетинговых исследованиях сопоставляли риск тромбоза от COVID-19 и риск тромбоза от вакцин. Убедительного подтверждения тому, что вакцины могут вызывать тромбозы, не обнаружилось. Даже если мы возьмем нашумевший случай с журналисткой BBC, которая умерла в результате тромбоза после вакцинации AstraZeneca. Он квалифицируется как probably — вероятный, но не подтвержденный.

То есть тромбоз, возникший после вакцинации, не означает «вследствие вакцинации». Нет и подтверждений, что вакцинация опасна для детей, о чем говорят исследования в США и Израиле, где уже вакцинированы свыше 30% подростков. Не отражается она негативно и на способности женщины забеременеть, это тоже миф. Есть данные постмаркетинговых исследований, касающиеся 30% беременных женщин, которые были вакцинированы в сентябре 2021 года в США.

Так вот, статистика по самопроизвольным абортам, преждевременным родам, врожденным порокам и т.д. у них точно такая же, какой она была в доковидный период. Вакцинация для беременных безопасна, хотя сама по себе беременность является фактором риска, на ее фоне заболевание COVID-19 может протекать достаточно тяжело.

Поэтому ВОЗ не зря настаивает на вакцинации беременных женщин и других людей из группы риска. На сегодняшний день у вакцинации обнаружен пока единственный «побочный эффект»: в США у вакцинированных в сравнении с невакцинированными чаще рецидивировал опоясывающий герпес. Здесь статистика даже выше, чем у больных COVID-19, но почему так происходит, мы пока что не знаем. 

 

КАК И ЧЕМ ЛЕЧИТЬ COVID-19?

 

Если у человека заболевание не протекает в тяжелой форме, то каких-то чрезвычайных мер не требуется. Больного не госпитализируют, если сатурация (насыщенность крови кислородом) составляет более 92%. Если этот показатель меньше, то пациента могут определить в амбулаторию и применять для поддержания сатурации на приемлемом уровне портативный кислородный концентратор.

К искусственной вентиляции легких прибегают лишь в наиболее тяжелых случаях. Есть и другие методы реанимации… Специально для фанатов популярной витаминной терапии (витамины А, С, D и цинк) отмечу, что ее эффективность сегодня все еще не доказана. Зато могу точно сказать, что противовирусные препараты, которые влияют на развитие COVID-19, действительно уже есть.

Только применять их нужно осторожно. Потому что тут есть нюанс: для своего размножения вирус эксплуатирует нашу клетку, и противовирусный препарат, чтобы быть эффективным, должен вмешиваться в процессы, происходящие в клетке. Такие антиковидные препараты сейчас производят в Британии, они сертифицированы.

Правда, и стоят немало — от 500 долларов за курс. Есть и другого типа препараты — содержат антитела для нейтрализации вируса. Стоимость таких препаратов более 1000 долларов за дозу. Вакцина же на сегодняшний день обходится приблизительно в 3–4 доллара. Так что и здесь преимущества вакцинации вполне очевидны.

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: