Huxleў
Автор: Huxleў
© Huxleў – альманах о философии, бизнесе, искусстве и науке.
Liberal Arts
7 мин. на чтение

О главном философе политической элиты России

О главном философе политической элиты России
Поделиться материалом
Источник фото: wikipedia.org

 

Война в Украине породила новый термин — «рашизм», до которого сократили словосочетание «российский фашизм». Но откуда же взялась эта страшная идеология в стране, которая гордится тем, что победила в 1945 году Гитлера и нацистский Третий рейх?

Оказывается, философская традиция, на которую опирается рашизм, не нова. Ей не менее ста лет. Формироваться она начала задолго до Второй мировой войны. И одним из основоположников русского фашизма был Иван Ильин — любимый философ Владимира Путина.

 

КАК МОЩИ «СВЯТОГО ИЛЬИНА» ВЕРНУЛИСЬ НА РОДИНУ

 

Скажи мне, кто твой любимый философ, и я скажу, кто ты. Впервые о своем особом отношении к Ивану Ильину Владимир Путин заявил в беседе с митрополитом Тихоном (Шевкуновым), который считается духовником президента России.

Он настолько проникся к Ильину и его идейному наследию, что по личной инициативе в середине 2000-х организовал перенесение в Россию останков философа. Из Швейцарии, где Ильин скончался в 1954 году, гроб с его телом доставили в Москву и перезахоронили на кладбище Донского монастыря. Само место захоронения довольно знаковое.

Еще в 1982 году, незадолго до смерти, видимо, под влиянием предсмертного религиозного чувства, генсек Леонид Брежнев подписал указ о передаче монастыря Московской Патриархии. С тех пор в нем и размещается резиденция Патриарха.

Пожалуй, это единственный в мире в монастырь, у входа в который стоит военная техника — танк «Дмитрий Донской», пушка и БТРы. Подобный зримо воплощенный союз христианства и милитаризма трудно представим в какой-либо другой европейской стране.

Согласитесь, ракетный комплекс у ворот папской резиденции в Ватикане выглядел бы менее органично. Однако в России, где представитель «русской религиозной философии» Ильин может по совместительству являться идейным основоположником «русского фашизма», подобные парадоксы никого не удивляют…

Помимо всего прочего, Донской монастырь известен своим некрополем, в котором покоятся выдающиеся российские писатели, поэты, архитекторы, ученые. Такие как Александр Сумароков, Михаил Херасков, Петр Чаадаев, Владимир Одоевский, Василий Майков, Николай Жуковский и др.

Место захоронения еще в имперский период стало невероятно престижным. Уже в концу XIX века некрополь был переполнен, поэтому советские власти рядом организовали Новое Донское кладбище. А на старом захоронения разрешены лишь в порядке исключения.

Но Путин не только лично распорядился захоронить Ивана Ильина на территории некрополя, но и принципиально не позволил выделить деньги на установку надгробия ни православной церкви, ни государственной казне. Памятник философу был оплачен им из личных средств, что лишний раз подчеркивало особое, «личное» отношение Путина к Ильину.

 

ИЛЬИН И СОЛЖЕНИЦЫН — СОБРАТЬЯ ПО ПУТИНСКОЙ ЦИТАТЕ

 

С тех пор российский президент не единожды публично обращался к идейному наследию Ильина. Он с удовольствием цитировал философа, выступая перед молодежью, военными, Федеральным собранием… Пожалуй, по числу цитат в путинских речах с Иваном Ильиным может соперничать только Александр Солженицын, упомянутый Путиным на последнем Валдайском форуме.

Соседство этих, вроде бы не похожих друг на друга, деятелей в путинских текстах тоже отнюдь не случайно. Оба они — фигуры противоречивые, амбивалентные. С одной стороны, как сказали бы во времена СССР, махровые коммунисты и антисоветчики. С другой — традиционалисты, националисты, яростные сторонники российского великодержавия, российского варианта «крови и почвы».

В текстах «великих» путинские спичрайтеры выискивают именно то, что может лечь в идейную основу рашизма. В свое время гитлеровцы точно также перелицовывали Фридриха Ницше.

У великого философа ХХ века Мартина Хайдеггера, одно время увлеченного идеями «крови и почвы», можно найти как пронацисткие цитаты, так и тексты, пронизанные высоким гуманизмом. При желании историю любой философской, религиозной или художественной идеи можно примитивизировать, довести до абсурда и поставить на службу идеологии.

Например, если главным содержанием истории христианства объявить костры инквизиции, охоту на ведьм и резню еретиков, то мы получим довольно неприглядную картину, которая никак не соотносится с Нагорной проповедью Иисуса Христа.

Точно так же и в Солженицыне идеологов Кремля интересует отнюдь не вклад писателя в борьбу за достоинство человека перед лицом тоталитарной системы. Их привлекают вовсе не «Архипелаг ГУЛАГ» или «В круге первом», а исключительно «национализм с человеческим лицом» позднего Солженицына, который был последовательным антикоммунистом и антисоветчиком, но также был русским писателем и патриотом.

Естественно, вернувшись после распада СССР в Россию, он задавался вопросом о том, как снова вернуть разоренной стране историческое величие, только уже не по рецептам левых, коммунистических идей. Поэтому в своих знаменитых статьях «Как нам обустроить Россию», «Россия в обвале», «„Русский вопрос“ к концу XX века» Солженицын неизбежно сдвигал российскую политическую мысль с «левой» матрицы «вправо».

Возрождение России он предлагал начинать «не со сверлящих язв, не с изводящих страданий — но с ответа: а как будет с нациями? в каких географических границах мы будем лечиться или умирать? А уже потом — о лечении. А что есть Россия?»

Проблема исторических границ волновала его не в последнюю очередь. Отсюда заявления Александра Исаевича о якобы «раздутом Казахстане», о том, что украинцы и белорусы — одна русская нация: «это все — придуманная невдавне фальшь, что чуть не с IX века существовал особый украинский народ с особым нерусским языком», что «в Литве и Польше белорусы и малороссы сознавали себя русскими» и что «возврат этих земель в Россию был всеми тогда осознаваем как воссоединение».

Как видим, никто в компанию Путина и Ильина случайно не попадает.

Кстати, похоронен Александр Солженицын был в 2008 году на том же кладбище, за алтарем храма Иоанна Лествичника.

 

ГЛАВНЫЙ ФИЛОСОФ РОССИЙСКОЙ ЭЛИТЫ

 

С середины 2000-х, освященное свыше авторитетом самого Путина, началось триумфальное шествие идей Ильина по умам и текстам российской элиты. Хотя справедливости ради отметим, что интерес к Ильину начал возрождаться еще в 80-х на волне ресентимета, вызванного развалом Союза, который Путин, как известно, считает крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века.

В 2000-х было завершено издание 28-томного собрания сочинений философа. Его идеи и произведения прочно прописались в школьных и университетских программах. А могло ли быть по-другому, если сам Владимир Путин читает, перечитывает и публично рекламирует Ильина, особенно его работу «Что сулит миру расчленение России?»? Поэтому вполне ожидаемо Иван Ильин стал философом, обязательным для прочтения всеми кремлевскими чиновниками.

Ильина цитирует или упоминает не только президент России, но и Дмитрий Медведев, министр иностранных дел Сергей Лавров, российские губернаторы, патриарх Кирилл, лидеры КПРФ и «Единой России»… Его книги рекламировали главные интеллектуалы Кремля, которых считали своего рода серыми кардиналами, — Сурков и Володин. Пространные цитаты из Ильина украшают такие передачи, как «Бесогон» Никиты Михалкова. Немало для популяризации философии Ильина сделал и философ-«традиционалист» Александр Дугин.

Можно сказать, что значительная часть правящей, культурной и интеллектуальной элиты России «больна Ильиным». Для современной России он стал чем-то большим, чем просто еще одним одобренным свыше философом.

На протяжении последних почти 20 лет усилия по популяризации Ильина в России были направлены на то, чтобы из крайне неоднозначной исторической фигуры вылепить образ «подлинно русского философа», правильного государственника и настоящего русского патриота.

При этом сознательно умалчивалось, что реальный Ильин — сторонник фашисткой идеологии, который не отказался от своих симпатий даже после конца Второй мировой войны.

 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство

 

УБИТЬ ДРАКОНА: ТАК КТО ЖЕ ТАКОЙ ИВАН ИЛЬИН?

 

Иван Александрович Ильин — потомственный дворянин, родился в 1883 году. Русский по отцу, которого, как утверждает семейное предание, крестил сам император Александр Второй. Мать — немка, лютеранка, впоследствии принявшая православие. Если согласиться с утверждением психологов, что все мы родом из детства, то гремучий философский коктейль позднего Ильина — из монархизма, немецкого духа и русского православия — был в какой-то степени предопределен.

Немецкий, благодаря стараниям матери, Ильин с детства знал очень хорошо. Он прекрасно ориентировался в классической немецкой философии, отдавая предпочтение Гегелю. Этот мыслитель оказал большое влияние на Ильина, которого до сих пор считают одним из главных российских неогегельянцев.

Основные работы дореволюционной поры: «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», «Путь духовного обновления», «О сопротивлении злу силою». Он много пишет о чуде и созерцании, о сознании и свободе, о невозможности знания без веры, о «духовной очевидности» и ответственности, которую должен воспитывать в себе философ.

Однако уже тогда у раннего Ильина проскальзывают настораживающие нотки… Он говорит, что для сохранения нравственного здоровья человек может противостоять злу лишь любовью и добром. При этом настаивает, что в интересах человека и общества необходимо прибегнуть к принуждению и насилию.

Проблему морального зла он решает, предлагая различать насилие и принуждение, грех и неправедность. Иными словами, если призыв к нравственному самосовершенствованию не приносит плоды, то обращаться к использованию силы и принуждения можно и даже нужно.

Есть в судьбе Ильина нечто, что заставляет вспомнить пьесу Евгения Шварца «Убить дракона», где в процессе борьбы со злом рыцарь сам рискует превратиться в чудовище. Ильин утверждает моральную обязанность борьбы не только с внешним злом, но и со злой волей, укоренившейся внутри человека.

Полутонов в этой борьбе быть не может — пассивность, отказ от сопротивления злу означает приятие зла. Абсолютным злом для Ильина после 1917 года стали коммунизм и большевики.

Соответственно, любая сила, стремящаяся их уничтожить, интерпретировалась философом как великое благо. А отсюда уже до апологии фашизма и фашистских вождей было рукой подать.

 

КАК ПОВЕНЧАТЬ «БЕЛУЮ ИДЕЮ» С ФАШИЗМОМ

 

Фанаты Ильина, пытаясь оправдать своего кумира, делят его творчество на две части. Первая — это труды о «русской государственности и духовности», годные для упоминания в приличном обществе тексты, которые вполне пристало цитировать первому лицу государства. И вторая — те работы, где Ильин пишет о фашизме и дает позитивные оценки режимам Гитлера, Муссолини, Салазара и Франко.

На самом деле, Ильин в своих философских построениях довольно последователен, его тезисы о преимуществах фашизма и духовных аспектах русской государственности внутренне связаны. Поэтому, даже цитируя формально «безобидного» Ильина, российские лидеры мнений исподволь имплантируют в сознание слушателей вполне определенные контексты и смыслы.

Неслучайно, когда в 1938 году Ильин перебрался из Германии в Швейцарию, его антикоммунистическая риторика не смогла обмануть швейцарские власти — они упорно считали его агентом Йозефа Геббельса. Для этого у них были все основания. Будучи одним из главных идеологов Белого движения, Ильин всячески сближал «белую идею» с фашизмом — и в публичных выступлениях, и в таких работах, как «О русском фашизме» (1928), «Национал-социализм. Новый дух» (1933). 

В немецком национал-социализме и итальянском фашизме он находил дух, который роднит их также и с «духом русского белого движения». Видя в нацистах единомышленников, Ильин активно сотрудничал с Министерством народного просвещения и пропаганды, являясь профессором Русского научного института в Берлине, который финансировала гитлеровская Германия, а конкретно — ведомство того же Геббельса.

Он является автором докладной записки «Директивы Коминтерна по большевизации Германии», которая была адресована разведывательному отделу имперского Министерства внутренних дел — будущему гестапо.

Парадокс, но такое антихристианское, по сути, явление, как фашизм, у Ильина становится выражением духа русского православия и настоящим смыслом русской истории: «Итальянский фашизм, выдвигая идеи «солдато» и «сакрифичио» как основные гражданственные идеи, выговорил по-своему, по-римски то, чем искони стояла и строилась Русь: идею Мономаха и Сергия Радонежского, идею русского миссионерства и русской колонизации, идею Минина и Пожарского, идею закрепощения сословий, идею Петра Великого и Суворова, идею русской армии и белого движения…

Фашизм не дает нам новой идеи, но лишь новые попытки по-своему осуществить эту христианскую, русскую, национальную идею применительно к своим условиям».

 

БРЕМЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

 

Ильин много рассуждает о подлинной национальной «русской идее». И приходит к выводу, что она должна прививать русским особую духовность, исключительную способность «любить и верить». России нужны новые люди, которых необходимо воспитать с помощью «нового отбора». Все отбракованные будут признаны унтерменшами, которые будут «обуздываться и клеймиться», определяться в «последний ранг в обществе».

От правильных «новых» русских требуется отключить рационализм и критическое мышление, «беззаветно любить и верить». Классическую имперскую триаду «Самодержавие, православие, народность» Ильин переиначил в «Бог, родина и национальный вождь» — это единственно возможные, по его мнению, полноценные объекты любви для русского человека.

Легко представить, почему подобные мысли нашли благодарный отклик у нынешнего руководства России: «Кто не любит беззаветно своего национального вождя и не верит ему, и не верит в него, — тот не посылает ему своего сердечно-волевого луча верности, силы и вдохновения, тот не «аккумулирует» к нему или в него, и потому жизненно и творчески теряет его; именно потому персону вождя и Государя враги всегда пытаются обессилить и подорвать подозрениями, насмешкой, очернением и клеветою», — разве под этими словами с радостью и умилением не подпишется любой апологет путинского режима?

Русскую историю Ильин видит как беспрерывную череду «обороны и борьбы». Знакомое нам по путинской риторике восприятие страны как осажденной врагами крепости философ подкрепляет необходимостью воспитания «русского национального рыцарства» — религиозно-патриотических военизированных структур, основы нового фашистского режима в России.

Есть у Ильина и идея о специфическом русском «бремени», во многом скопированная с британской концепции «бремени белого человека»: само провидение выбрало русских, чтобы дать сотням народов, населяющих империю, «жизнь, дыхание и великую родину».

Видимо, предполагалось, что без русских ничего из этого вышеупомянутые народы не достойны.

 

ХХХ

 

Заслугу фашистов Иван Ильин видел в том, что они вывели свои страны из «демократического тупика», хотя и признавал, что фашистские лидеры не избежали некоторых ошибок.

В сборнике «Наши задачи», откуда в основном и берутся цитаты для речей Путина, он выражает надежду, что в будущем русские патриоты продумают ошибки фашизма и национал-социализма до конца и не повторят их. Однако, судя по последствиям решения Путина о вторжении в Украину и содержанию российской пропаганды, эта надежда Ильина оказалась тщетной.

Тем не менее фашизация российского общества и государства, которая в течение последних десятилетий шла стремительными темпами, без идей Ивана Ильина оказалась бы не столь эффективной. Это в очередной раз заставляет нас задуматься об ответственности философа перед человечеством.

После изобретения и испытания ядерной бомбы много было сказано о нравственном измерении, которое есть у каждого научного открытия. Однако на примере путинской России мы можем видеть, что некоторые философские идеи могут быть не менее смертоносны, чем  ядерное оружие.

 


 

Литература по теме:

Книга «Является ли Россия фашистской?»

Статья «В поисках философа, вдохновившего Путина». Автор Марлен Ларюэль — французский историк, доктор философии, директор и профессор Института европейских, российских и евразийских исследований (IERES) Университета Джорджа Вашингтона

 

Книга «Дорога к несвободе»

Статья «Мы должны сказать это вслух: Россия — фашистское государство»

Статья «Как русский фашист вмешивается в американские выборы». Автор Тимоти Снайдер — американский историк, профессор Йельского университета, специализируется на истории Восточной Европы

 

Книга «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России». Автор Михаил Зыгарь — российский писатель, журналист, режиссер, бывший главный редактор телеканала «Дождь»

 


При копировании материалов размещайте активную ссылку на www.huxley.media 

Вступая в клуб друзей Huxleў, Вы поддерживаете философию, науку и искусство
Поделиться материалом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Получайте свежие статьи
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: