Алексей Ботвинов

ODESSA CLASSICS: курьез от британского скрипача Даниэля Хоупа

Поделиться материалом

Даниэль Хоуп является пятикратным обладателем престижной премии Echo Klassik и выступает в качестве солиста со многими известными дирижерами и оркестрами мира. Хоуп — лауреат премии Classical Brit Award, четыре раза номинированный на премию Грэмми.

В рамках подготовки фестиваля Odessa Classics, его основатель, Алексей Ботвинов, коллекционирует интересные и курьёзные истории из жизни знаменитых музыкантов и композиторов, участников фестиваля. Специально для Huxleў — британский скрипач Даниэль Хоуп.

То, что в «законе Мерфи» скрывается большее, чем только частичка правды, я прочувствовал на себе на одном из моих концертов в Северной Франции.

Я и мои музыкальные партнеры выбрали для концерта в Нормандии интересную программу, нас ожидала рафинированная публика и у нас было отличное настроение. Однако, с самого начала все пошло не так…

В первом же произведении для струнного трио, виолончелист уже во втором такте неожиданно ошибся. Он сбился и никак не мог войти в общее течение музыки. В результате началась игра совершенно не слаженно. Я несколько раз пытался шептать ему название необходимого такта, все громче и громче, но все было безрезультатно. Через полминуты и альтист поддался всеобщей нервозности и началась игра «кто в лес, кто по дрова». То, что мы хоть как-то более-менее вместе смогли закончить это произведение Баха, было чистым чудом.

Однако дальше все пошло еще хуже. В середине квартета Моцарта на моей скрипке порвалась струна. Когда такое случается, для любого скрипача начинается сущий кошмар. Но то, что произошло дальше — стало настоящей катастрофой. Струна лопнула с такой силой, что отскочила мне прямо в лицо и разорвала краешек губы. В следующую секунду я выглядел как персонаж фильмов ужасов — лицо и рубашка в крови, которая продолжала течь из губы.

Артист-резидент ODESSA CLASSICS выдающийся британский скрипач Даниэль Хоуп выйдет на сцену фестиваля дважды.

Нам пришлось прервать выступление. Организатор концерта вышел на сцену, извинился перед публикой и объявил, что концерт вскоре продолжится.

Я забежал за сцену и найдя умывальник, долго пытался как-то остановить кровь, использовав все бывшие в наличие салфетки, прижимая уже очень болевшую рану, чтобы она перестала кровить.

Где-то через четверть часа я вернулся на сцену и мы начали играть снова.

Каково же было мое удивление, когда вместо сочувственных взглядов моих коллег по квартету, я заметил что они с трудом сдерживают улыбку! Потом у них одного за другим стал прорываться смех — все громче и громче. К музыкантам начала присоединяться и публика. И только когда, ко всеобщему ликованию, начался совместный приступ громкого смеха, остановивший музыку и концерт, один из артистов обратил мое внимание — на моем лице остался тонкий кусочек окровавленной бумаги, напоминающий макаронину в  томатном соусе…


Поделиться материалом
Получайте свежие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Понравилась статья?Подпишитесь на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!
Уже уходите?Не забудьте подписаться на обновления и моментально узнавайте о выходе новых материалов!